ФУТУРОЛОГИЯ КАК ТОЧНАЯ НАУКА - 3

Ядерный клоун

Итак, еще один балласт, преграждающий нам всем путь в будущее – олигархический финансовый империализм – был нами выявлен и получил от нас с вами черную метку. В отличие от института «национальной государственности», который ныне цветет и пахнет, требует поддержки и даже собирается пополняться новыми экспонатами, финансовый империализм уже доказал свою тупиковость, хотя без боя сдаваться пока не собирается.
Следующая «священная корова», явным образом не пролезающая в светлое будущее, потребует от всего человечества поистине глобальных усилий по ее ликвидации. Сегодня же многие читают, что наше человечество живо лишь благодаря этому подлежащему уничтожению фактору.
Как вы уже явно догадались, речь пойдет вот о чем:

3. Ядерное сдерживание как основа международной безопасности.

Ядерное оружие создавалось на заключительном этапе Второй мировой войны и на ее исходе было впервые (и пока что – единственный раз) применено для намеренного массового уничтожения мирного населения противника.
По окончанию войны страны-победительницы, ставшие постоянными членами Совбеза ООН (США, Великобритания, Франция, СССР и Китай), быстро обзавелись ядерным оружием и составили т.н. «Ядерный клуб», формально запретив в 1968 году всем другим странам доступ к данному типу оружия массового уничтожения.

Создав средства стратегической доставки ядерных боеприпасов в любую точку Земного шара, члены Ядерного клуба создали тем самым существующую до сих пор систему ядерного сдерживания как основы международной безопасности.
Суть ее очень проста: нападение обычной страны на ядерную державу невозможно в силу запредельной угрозы одностороннего применения ядерного оружия. Любого рода требования клуба ядерных держав к обычным странам должны выполняться безоговорочно. А взаимоотношения между самим ядерными державами, быстро разбившихся на враждебные группы, приобрели характер «холодной войны», т.е. взаимного сдерживания, основанного на потенциале взаимоуничтожения.

С тех пор произошли три глобальных события, поставивших под сомнение эффективность «ядерного сдерживания»:

1. В нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия 1968 года и вопреки запрещающим резолюциям ООН ядерным вооружением открыто обзавелись Индия (1974), Пакистан (1998), КНДР (2006), а также, но уже предположительно – Израиль. Общеизвестна иранская ядерная программа.
Ряд стран в рамках работ по развитию ядерной энергетики ведут исследования по обогащению урана, потенциально приближающие их к созданию компонентов ядерного оружия - Австралия, Аргентина, Бельгия, Бразилия, Германия, Испания, Италия, Нидерланды, Япония (и Ливия в прошлом). В настоящее время в работах по созданию технологий по производству ядерного оружия подозреваются такие страны как Мьянма, Египет, Сирия, Мексика, Тайвань, Алжир, Саудовская Аравия и даже Швеция со Швейцарией.
Кроме того, на территории нескольких государств, которые являются членами НАТО (Германия, Италия, Турция, Бельгия, Нидерланды, Канада) и другими союзниками (Япония, Южная Корея), находится ядерное оружие США. Некоторые эксперты считают, что в определенных обстоятельствах эти страны могут им воспользоваться.
Из всего этого набора фактов следует простой вывод – монополия пяти членов Ядерного клуба на обладание ядерным оружием и на его применения является ныне чистой фикцией. Оружие страшной разрушительной силы расползается по планете и, даже при отсутствии у большинства его новых обладателей современных средств доставки, представляет собой угрозу, для купирования которых у «старых ядерных держав» нет никаких реальных возможностей.

2. В середине 80-х годов прошлого столетия была создана концептуальная модель «ядерной зимы», легшая в основание знаменитого перестроечного «нового политического мышления», провозглашенного в тот период М.Горбачевым. Было доказано, что реальное применение современных средств ядерного и термоядерного оружия абсолютно невозможно, поскольку приведет к необратимой катастрофе общепланетарного масштаба. Для запуская эффекта «ядерной зимы» оказалось достаточно боевого применения 50 небольших зарядов, подобных бомбе, сброшенной в 1945 году на Хиросиму (это составляет всего 0,3% от совокупной мощности накопленного в мире ядерного оружия). В виду бессмысленности увеличения мощности данного типа вооружений СССР в 1985 году объявил об одностороннем моратории на любые испытания ядерного оружия.
Таким образом, все предшествующие расчеты и политические установки, основанные на «доктрине сдерживания» потребовали своего переосмысления. Даже в условиях крайнего обострения враждебности между ядерными державами была иллюзия выбора между миром и ядерной войной (так во время Карибского кризиса 1962 года совершенно реально в Комитете начальников штабов США обсуждался вопрос о приемлемости потерь в размере трети населения страны в результате обмена ядерными ударами с Советским Союзом).
Принципиальная же невозможность применения ядерного оружия полностью поменяла содержание понятия «ядерное сдерживание». Ядерная держава теперь имела только одно, но существенное преимущество – в случае нападения на нее мог быть разрушен контроль над системами управления ядерными боеприпасами и атомными электростанциями, что грозило бы глобальной катастрофой. Образно говоря, ядерная держава становилась похожей не на воина, вооруженного супероружием, а на смертника-шахида, опоясанного взрывчаткой и готового подорваться в случае нападения врага. Причем в случае такого ядерного подрыва выигрывает сам смертник, поскольку умирает быстро; все же остальное человечество при этом обрекается на медленную, мучительную и неизбежную гибель. Это, кстати говоря, единственный способ победить в ядерной войне.
Практически отпала даже необходимость в современных и дорогостоящих средствах доставки (ракетах, подводных лодках, стратегических бомбардировщиках). Ядерные заряды (реакторы) нужно просто иметь и тогда ты становишься неуязвимым для военного нападения. А любого желающего напасть на тебя агрессора будет сдерживать все перепуганное человечество. Кстати говоря, именно это имеет в виду Украина, заявившая о желании вернуться в клуб ядерных держав.

3. В ходе политического кризиса 2014 года, центром которого стала Украина, достоянием гласности стала новая стратегия ведения боевых действий, получившая наименование «гибридная война». Основанная на действиях относительно малочисленных диверсионных групп, на кибератаках и информационно-пропагандистских интервенциях, она явным образом является новым и специфичным для ближайшего будущего типом ведения боевых действий. Ядерное оружие в подобного рода войне из сдерживающего фактора превращается, наряду с объектами потенциально опасной промышленной инфраструктуры, в фактор угрозы для самого его обладателя.

В совокупности эти три группы событий не позволяют нам с вами включить в модель выстраиваемого нами будущего как фактор «ядерного сдерживания», так и факт наличия ядерного оружия как такового. Идем мы все по той же логике: сохранение данного фактора делает само существование нашего общего будущего маловероятным.
Если вы с этим согласны, то вам придется согласиться и с нижеследующим.

Международные усилия по блокировке разрабатываемых ядерных программ возможны и весьма эффективны, примером тому выступает Иран, выходящий сейчас из-под режима соответствующих санкций.
Добровольный выход из ядерного клуба также имеет свои прецеденты. После распада СССР на карте мира появились четыре новых ядерных державы – Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан, но последние три страны уничтожили или передали России свои запасы ядерного оружия по Лиссабонскому протоколу 1992 года. При передаче власти черному большинству в ЮАР также удалось добиться добровольного отказа новых властей от ядерного статуса страны и передачи под международный контроль имеющихся в наличии ядерных боеприпасов.
Есть примеры и силового решения данной проблемы. Ядерный центр Ирака, где предполагаемо велись работы над созданием оружейного плутония, был полностью разрушен в 1981 году авиационно-ракетным ударом Израиля. А в сентябре 2007 года ВВС Израиля разбомбили в Сирии объект «Аль-Хубар», который, по данным МАГАТЭ, был строящимся ядерным реактором

Так что чисто организационных проблем со сменой тенденции на расширение ядерного клуба на ее противоположность не существует. Стоит лишь расширить практику по линиям имеющихся прецедентов. Не существует и технологических проблем подобного рода: ядерная энергетика позволяет легко трансформировать боевые ядерные заряды в мирные киловатты электроэнергии.

Существует чисто психологическое сопротивление этой смене тенденции, основанное на отсутствии ответа на вопрос: как будет выглядеть мир без ядерного оружия?
И тут снова выручают историки. Мы уже договорились ранее, что для того, чтобы человечество могло попасть в будущее, ему придется вернуться в прошлое, к тому типу цивилизации, где не было национальных государств и олигархического финансового империализма. Порог регрессии (которая, естественно, не затрагивает культурных и технологических достижений) не слишком велик. Речь идет об объявлении XX века неким ошибочным дублем (и кто бы спорил?!) и подключении практики регулирования международных отношений к опыту цивилизации, прервавшей свое существование в начале этого страшного века. Прервавшей на время, поскольку лучшего все равно ничего не удалось создать. Не считать же таковым шаткое балансирование на грани тотального уничтожения всего живого на планете, гордо называемого «политикой ядерного сдерживания»?

Как же выглядело подобного рода регулирование в мире, где не было ядерного оружия? И, соответственно, как можно спроецировать этот исторический опыт на будущее?
Я подробно его опишу в начале следующего выпуска данного футурологического материала.

А здесь, в конце сегодняшнего повествования я приведу редко цитируемый материал: кусок из протокола конфиденциальной встречи Рузвельта и Сталина в Тегеране 29 ноября 1943 года. Бомбы еще не было, и президент США предложил Сталину свой план безъядерного глобального регулирования, основанный на принципе ответственного имперского контроля. И глава СССР был с этим планом абсолютно согласен.
Появление у Штатов, а затем и у всех «великих держав» ядерного оружия породило ряд иллюзий, которые ныне практически изжиты. Не поря ли вернуться к согласованным на самом высоком уровне предложениям доядерной эры.

Вот эта цитата:

«Рузвельт говорит, что необходимо создать такую организацию, которая действительно обеспечила бы длительный мир после войны. Именно с этой целью он, Рузвельт, и предложил во время Московской конференции подписать Декларацию четырех держав, включив в нее Китай, который также будет иметь большое значение для будущего мира. Рузвельт добавляет, что он не спешит с тем, чтобы обсудить вопрос о подобного рода организации, но он был бы рад сделать это еще до отъезда.

Сталин замечает, что ничего такому обсуждению не препятствует и что этот вопрос можно обсудить.

Рузвельт говорит, что, как он представляет себе, после окончания войны должна быть создана мировая организация, которая будет основана на принципах Объединенных Наций, причем она будет заниматься не военными вопросами. Она не должна быть похожа на Лигу наций. Она будет состоять из 35, а может быть, из 50 Объединенных Наций и будет давать рекомендации. Никакой другой власти, кроме дачи рекомендаций, эта организация не должна будет иметь. Такая организация должна заседать не в одном определенном месте, а в разных местах. Это было бы весьма эффективно. Рузвельт приводит как пример, что встреча 21 американской республики никогда не происходит два раза в одном и том же месте.

Сталин спрашивает, идет ли речь о европейской или о мировой организации?

Рузвельт отвечает, что это должна быть мировая организация.

Сталин спрашивает, из кого будет состоять исполнительный орган этой организации?

Рузвельт отвечает, что он подробно не помнит деталей, но он полагает, что Исполнительный комитет будет состоять из СССР, Великобритании, США, Китая, двух европейских стран, одной южноамериканской страны, одной страны Среднего Востока, одной страны Азии (кроме Китая), одного из британских доминионов. Рузвельт говорит, что Черчилль не согласен с этим предложением, так как англичане в этом случае будут иметь только два голоса – от Великобритании и от одного из доминионов. Рузвельт говорит далее, что этот Исполнительный комитет мог бы собраться в ближайшее время, но лучше не в Женеве и не в другом подобном специфическом месте. Этот Исполнительный комитет занимался бы сельскохозяйственными, продовольственными, экономическими проблемами, а также вопросами здравоохранения. Кроме этого комитета существовал бы, если можно так сказать, Полицейский комитет, то есть комитет стран, который следил бы за сохранением мира и за тем, чтобы не допустить новой агрессии со стороны Германии и Японии. Это был бы третий орган.

Сталин спрашивает, будет ли Исполнительный комитет и Полицейский комитет частью общей организации или же это будут отдельные органы?

Рузвельт отвечает, что это будут три отдельных органа. Общая организация будет состоять из 35 Объединенных Наций. Исполнительный комитет, как он уже говорил, будет состоять из 10 или 11 стран. Полицейский же комитет будет состоять всего из 4 стран [США, Великобритании, СССР и Китая].

Рузвельт продолжает, что его мысль заключается в том, что если создастся опасность агрессии или же нарушения мира каким-либо иным образом, то необходимо иметь такой орган, который мог бы действовать быстро, так как тогда не будет достаточно времени для того, чтобы обсуждать этот вопрос даже в таком органе, как Исполнительный комитет.

Сталин замечает, что это будет, следовательно, орган, который принуждает.

Рузвельт говорит, что он хотел бы привести в качестве примера, что, когда в 1935 году Италия без предупреждения напала на Абиссинию, он, Рузвельт, просил Францию и Англию закрыть Суэцкий канал для того, чтобы не дать возможности Италии продолжать эту войну. Однако ни Англия, ни Франция ничего не предприняли, а передали этот вопрос на разрешение Лиги наций. Таким образом, Италии была предоставлена возможность продолжать агрессию. Орган, который сейчас предлагает Рузвельт, включающий в себя лишь 4 страны, будет иметь возможность действовать быстро, и в такого рода случаях он смог бы быстро принять решение о закрытии Суэцкого канала.

Сталин говорит, что он понимает это.

Рузвельт говорит, что он очень рад тому, что ему удалось познакомить маршала Сталина со своими соображениями. Они, конечно, носят еще общий характер и нуждаются в детальной разработке. Он, Рузвельт, хотел избежать ошибок прошлого, поэтому он полагает, что было бы полезно создать, во-первых, Полицейский комитет, состоящий из 4 стран; во-вторых, Исполнительный комитет, который будет заниматься всеми проблемами, кроме военных; в-третьих, общий орган, в котором каждая страна сможет говорить сколько она хочет и где малые страны смогут выразить свое мнение.

Сталин спрашивает: в случае создания мировой организации, которую предложил Рузвельт, американцам пришлось бы посылать войска в Европу?

Рузвельт говорит, что не обязательно. В случае, если бы возникла необходимость применения силы против возможной агрессии, Соединенные Штаты могли бы предоставить свои самолеты и суда, а ввести войска в Европу должны были бы Англия и Россия. Для применения силы против агрессии имеется два метода. Если создастся угроза революции или агрессии или другого рода опасность нарушения мира, то страна, о которой идет речь, может быть подвергнута карантину с тем, чтобы разгоревшееся там пламя не распространилось на другие территории. Второй метод заключается в том, что четыре нации, составляющие комитет, могут предъявить данной стране ультиматум прекратить действия, угрожающие миру, указав, что в противном случае эта страна подвергнется бомбардировке или даже оккупации».