ЕВРОПАТОЛОГИЯ – ПРИРОДА БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО ЗАПРОСА

2015.19.01 - Закат Европы
Прошлый мой текст вызвал сдержанно-настороженную реакцию среди коллег-психоаналитиков, но зато бурно был принял сообществом дилетантов (более 100 развернутых комментов за сутки). Я вынужден был им ответить данной публикацией. Размещаю ее и здесь - не пропадать же добру. Итак:

Ну что, любовь живет три года в дискуссия в ФБ – не более суток. Мы славно порезвились, выпустили пар и явно освободились от того неявного беспокойства, которое при любой позиции вызывает у мыслящих людей ситуация, где никто не прав до конца, но частично правы все.
К тому же нам, вопреки наименованию группы, так и не удалось встать на психоаналитическую точку зрения, дающую возможность пренебрегать обыденностью и спорить лишь о способах и моделях реконструирования ее глубинных оснований. Не плакать, не смеяться, а понимать, как говаривал незабвенный Спиноза.
Кстати, внутри психоаналитического дискурса осень комфортно и вам всем понравится, только начните. По крайней мере, там нет привычных уже троллей, поскольку при одном их появлении на них нут же радостно все кидаются с расспросами – а какие травматические фиксации вызывают у них именно данную форму сопротивления психоанализу…
А по предложенной теме в данном формате мы как-то особенно и не дискутировали. И это понятно. Сам виноват – не нужно растекаться по древу. Понятная мысль должна быть коротка как тост и емка как ругательство.
Поэтому давайте уберем все лишнее. Прежде всего – тему терроризма и саму историю о жертвенных провокаторах из «Charlie Hebdo». Это уже прошлое, проехали. Люди, по внешней симптоматике обозначенные мною как «европаты», на короткое время массово консолидировались под лозунгом «Je suis Charlie», скупили для закрепления семь миллионов экземпляров похабного журнала и разошлись по домам. И это нормально. Было бы смешно предполагать, что всю оставшуюся жизнь эти миллионы людей проведут в состоянии деятельной идентификации с мертвецами, размахивая окровавленными карандашами.
А вот само событие первой настолько массовой консолидации «европатов» потрясает и настоятельно требует аналитического разбора. Люди, по неизвестной нас пока причине отрекающиеся (и ментально, и поведенчески) от традиционный ценностей и ритуалов, неизбежно страдают и формируют защиты по нарциссическому типу. А вот в состоянии массообразования они раскрылись на время. И что это нам дает? И в чем именно заключается массовый запрос этой группы, показавшей на миг его наличие и вновь растворившейся в сумме индивидов?
Недельная идентификация с Шарли дала массе «европатов» возможность манифестации своих симптомов. Причем именно массообразование как измененное состояние психики позволило им проявиться вне рационального контекста, т.е. в виде подлежащий аналитической интерпретации
Давайте пройдемся по классической схеме массанализа и выявим базовые параметры интересующего нас проявления динамики массообразования:
1) Рационализация страха, объединяющего эту массу – страх смерти «за творческое самовыражение»; это тело массы – «мы вместе и нам не страшно»;
2) Эмоциональное переживание страха – отвращение к варварству и насилию;
3) Проекция массовой агрессии – исламизм;
4) Проекция массовой любви – отсутствует;
5) Идентификационная горизонталь массы – «Я – Шарли», т.е. идентификация с левацкими богохульниками и провокаторами; готовность встать на место погибших и продолжить их дело;
6) Идентификационная вертикаль, т.е. проективный вождь – отсутствует;
7) Базовая негативная эмоция – удивленное возмущение;
8) Базовая позитивная эмоция – отсутствует;
9) Базовая рационализация – свобода самовыражения как высшая ценность;
10) Демонстративные проявления неосознаваемого запроса (их данная масса узнала именно в рисунках погибших, именно отсюда – такая реакция на покушение на эти ценности):
- открытое и тотальное пренебрежение базовыми стандартами этики;
- богохульство;
- левацкий экстремизм;
- смещение половых ролей и анальная фиксация.
И вот, наконец, главное, т.е. неосознаваемое аффективное переживание, мелькнувшее на краткий миг массообразования и вновь скрывшееся в системе нарциссических защит «европатов»:
11) «Все мы потенциальные жертвы. И мы заслужили наказание. Наша вина неоспорима (о природе этого БЧВ не сейчас, это мне пока кратко не выразить), мы можем слегка помучиться, но мы не готовы умирать. Нам срочно нужен Вождь, который заберет у нас эту опасную свободу и объяснит нам, как выжить и где тот Враг, жертвами которого мы все потенциально являемся».
А напоследок, итоговая интерпретация:
12) Я бы назвал все это «комплексом трех поросят». Причем их количество явно превосходит сказочный аналог в миллионы раз. Перемещаясь под влиянием своих фантомных страхов из одного типа нарциссических защит в другой, еще более прочно отделяющий от реальности, эти люди в конце концов обезумеют от тотального ужаса и трансформируют его в агрессию. Об этом явным образом свидетельствует дефицит позитивной эмоциональной идентификации (т.е. любви) в динамике их массообразования. Единственный способ предотвратить массовую бытовую конфронтацию (от антисемитизма до агрессивной ксенофобии) в Европе, это выстроить отсутствующую проективную вертикаль. Это сейчас пытаются сделать находящиеся у власти христианско-демократические и социалистические правящие партии, но тщетно – постановочными трюками с «многомиллионной массой, возглавляемой лидерами Европы» этого не достичь. «Европаты» - это не их контингент. Перспектива за правыми – французским Народным фронтом, БНП, германскими национал-демократами, партией «Правые за свободу!» в Италии, и пр.
Звучит невесело, ведь лозунг культурных подранков «Мы вместе и нам не страшно» - это и есть выражение базовой эмоциональной основы фашизма. Но не все так страшно. «Европаты» не доминируют в составе электората. Им нужны пока что лишь успокоительные шоу, которые и обеспечат им профильные партийные лидеры. Как тот же Жириновский некогда связал, замкнув на динамике своих паранойяльных приступов, энергетику миллионов российских люмпенов и маргиналов.
Что же касается неевропейских «европатов», то их излечит либо суровая действительность, легко взламывающая любые нарциссические защиты реальными витальными угрозами (как, например, на Украине), либо – родной нам классический психоанализ, специально созданный Фрейдом для работы именно с нарциссическими пациентами, с которыми не эффективны прямые формы суггестии.
Но об этом я уже говорил в прошлом материале.
Может быть в проявлении "европатии", как Вы ее называете, есть и другая "евронормальная" или даже "евроневротическая" сторона - противостояние сверхсознательных установок бессознательной вседозволенности (убийству)? (настолько вытесняемая и способная собрать в массы, на сколько и желанная...).

Edited at 2015-01-23 07:46 pm (UTC)