НЕПОДПИСНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ

Путин

«Мы работали в тех условиях, которые есть…»
В.В.Путин, Минск, 12 февраля 2015 г.

Ну все… Саммит в Минске закончился. Высокие стороны разъехались и занялись каждый своими делами. Меркель с Олландом поспешили на неформальный саммит ЕС обсуждать санкции против России. Путин поехал отдыхать и готовиться к сегодняшней встрече с «экономистами» (т.е. с Шуваловым, Силуановым, Улюкаевым, Набиуллиной, Грефом, Игнатьевым и примкнувшим к ним Кудриным), лидеры сепаратистов бросились выпрямлять «линию соприкосновения» под Дебальцево. Порошенко поехал в штаб нацгвардии в зоне АТО с заявлением о своей жесткой позиции по поводу освобождения Савченко, а его министр иностранный дел Климкин – в Раду, которая на последнем перед месячными каникулами заседании радостно выслушала его заверения о том, что никакой амнистии «боевикам-убийцам» не будет и, естественно, не будет никакой новой конституции.

Знаменитые теперь 13 пунктов (ой, нехорошее число!) подписанного членами минской контактной группы «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений» сегодня не комментирует только совсем уж ленивый или же запредельно информированный политолог, не имеющий возможности сказать правду, но и не желающий подмочить свою репутацию.

А правда такова: все эти пункты после их многократного согласования потеряли логику исполнения и настолько явно противоречат друг другу, что допускают совершенно противоположные толкования. Так, к примеру, контроль над собственной границей обещан Украине только после выборов и конституционной реформы, выборы же привязаны, естественно, к амнистии, и все это вместе взятое – к обсуждению таинственных модальностей на заседаниях все той же Трехсторонней Контактной группы. Те же таинственные модальности, уже неизвестно по чьей воле определяемые, должны будут обусловить начало выплаты пенсий и пособий. Освобождению подлежат только «незаконно удерживаемые лица», а разоружению – только «незаконные группы» (какой закон тут имеется в виду – непонятно; по действующему украинскому законодательству даже призыв в армию, да и само использование армии в зоне АТО являются нелигитимными).

И так далее. Все и все понимают. Минск-2 ждет судьба первого, сентябрьского соглашения. Перемирие, перегруппировка сил, и начало нового витка боевых действий. Стороны этот мир не устраивает по определению. Украине нужно выдавить ополченцев за границу и восстановить суверенитет над всей своей территорией, а ДНР и ЛНР – выйти на границы Донецкой и Луганской областей и там уже выстраивать «приднестровский», «абхазский» или «южно осетинский» варианты.
Кстати только главы этих непризнанных республик и были откровенны на своей итоговой пресс-конференции. Резюме слов Плотницкого и Захарченко звучит просто: мы рады, что помогли Украине измениться и провести ряд реформ. И в ближайшее время надеемся увидеть другую Украину. Мы в это не верили и не хотели ничего подписывать, но не можем сейчас не доверять гарантиям таких уважаемых политиков, не можем не дать Украине этот шанс. Но при любом нарушении договоренностей – все, больше никаких меморандумов. Нам все равно, как помочь Украине поменяться, политическими или же военными средствами.

Итоговый документ, ими подписанный (т.е. все тот же «комплекс мер…») сам по себе носит условно-нормативный характер.
Поскольку посол Зурабов не имеет права по рангу подписывать международные договора, «второй президент» Кучма – это просто пенсионер, а Хайди Тальявини послана на эти переговоры только потому, что является стойкой и непреклонной обличительницей России (публикации о зверствах России в Чечне, член группы содействия Чечне, зам.главы миссии ООН в Грузии в 1998 году, глава комиссии ЕС по расследованию российской агрессии в Южной Осетии; на Украину ее уже посылали как главу миссии ОБСЕ по наблюдению за президентскими выборами), то речь идет об обязательствах исполнение Минских соглашений исключительно главами ДНР и ЛНР. Причем Украина, устами Климкина в Раде, уже причислила себя к гарантам и контролерам этого соглашения, а не к его исполнителям.

Короче, все предельно ясно.
Кроме одного – зачем вообще собирались? Зачем занятые люди отменили все визиты, мотались то в Киев, то в Москву, то в Вашингтон, и в итоге провели совместную бессонную ночь в Минске?
Для принятия некоей Декларации. Она маленькая, но приводить ее тут нет смысла. Вот ее официальный текст - http://news.kremlin.ru/ref_notes/4803

Исключительно ради этой Декларации и была устроена буквально «охота на Путина».
Перипетии этой охоты сложны и многоходовы, ее последним аккордом был ночной звонок Обамы накануне саммита с жестким наказом Путину – если он поведет себя в Минске неправильно, то «цена, которую заплатит Россия» увеличится многократно. Неизвестен нам и список тех «юридических лиц», которые с понедельника должны были бы подпасть под международные санкции в случае неправильного итога минского саммита. А там могли быть и ведущие российские банки, например. На переговорах в Москве этот список до Путина явно довели. В своем сегодняшнем выступлении в Раде светящийся от гордости Климкин сказал даже немного лишнего: «У нас и у наших друзей из Германии и Франции были сложности. Но нам удалось вынудить Россию сесть за стол переговоров; и не просто Россию, а ее президента».

А теперь почитайте принятую «лидерами», как там сказано, Декларацию и посмотрите на ее структуру.

Начинается она со слов «Президент Российской Федерации Владимир Путин…». А почему, собственно, Путин идет первым? По алфавитному порядку стран впереди должна стоять Франция, по алфавитному порядку фамилий – опять же Олланд. Просто нормативный текст этой декларации написан был исключительно для Путина и остальные фамилии тут нужны только как свидетели и гаранты его обязательств.
Итак, что же обязуется сделать Президент Российской Федерации Владимир Путин?
Он:
- подтверждает полное уважение суверенитета и территориальной целостности Украины;
- выражает твердое убеждение в безальтернативности исключительно мирного урегулирования;
- всецело готов предпринять любые возможные меры как сам по себе, так и совместно с другими странами в этих целях.
- одобряет Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, принятый и подписанный в Минске 12 февраля 2015 года всеми, кто также подписал Минский протокол от 5 сентября 2014 года и Минский меморандум от 19 сентября 2014 года (т.е. ДНР, ЛНР, Россией и уполномоченной представительницей ОБСЕ; Украина эти документы не подписывала, нельзя же считать позапозапрошлого президента страны за уполномоченное должностное лицо. Это все равно, чтобы Билл Клинтон подписывал меморандумы от имени США).

Все. За 16 часов «сложных переговоров».
Так зачем же собирались? Повторяю – как раз вот за этим.

Сев за стол переговоров Путин взял на себя и на Россию ответственность за разрешение этого конфликта. А не сесть или сорвать переговоры он не мог. Ловушка захлопнулась.
Даже такой относительно лояльный к России человек, как бывший посол США в России (и бывший помощник Обамы по национальной безопасности) Майкл Макфол язвительно заметил в Твиттере вчера утром: «Если боевики на востоке Украины не выполняют волю Путина, то почему же он представляет их интересы в Минске?». Ха-ха-ха – попался…


Победители добры. Они уважают право побежденного на небольшую компенсацию.
Что же получил Путин? Декларативное обещание «лидеров» поддержать «трёхсторонние переговоры между Европейским Союзом, Украиной и Россией в целях выработки практического решения вопросов, вызывающих обеспокоенность России, в связи с выполнением Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли между Украиной и Европейским Союзом». Если, конечно, будут такие переговоры. А они будут? Возможно, и да, если Россия будет себя хорошо вести.

И еще одна прелесть. Ее стоит процитировать полностью:
«Лидеры по-прежнему привержены идее создания общего гуманитарного и экономического пространства от Атлантики до Тихого океана на основе полного уважения международного права и принципов ОБСЕ».
Судя по речи Лаврова в Мюнхене, именно Россия настаивала на реанимации этой идеи, провозглашенной в Хельсинки в далеком 1975 году. Но раньше такое пространство называли Европой. Теперь уже нет. Название пока не придумали, но с идеей о «Европе от Атлантики до Тихого океана» уже, похоже, навсегда покончено.
Одна Меркель иногда по инерции вспоминает в своих речах идею «Большой Европы», опорными колоннами которых были бы Германия и Россия.
Речь теперь идет о некоем «пространстве», просто подчиненном международному праву и принципам ОБСЕ. Но не о Европе, которая, похоже, четко теперь заканчивается на разграничительной линии под Дебальцево. А если Россия оплошает и начнет нарушать нормы международного права? Ответ вчера был озвучен на саммите ЕС – тогда отношения ЕС и России будут полностью заморожены.


Какой грустный пост, воскликните вы. А ведь обещал вчера улучшить настроение и развеять тоску и пессимизм.

Аналитик обещал, аналитик сделал!

Финал этой истории потрясает. Порошенко выскочил после саммита как угорелый, сбив по дороге оператора, а его многочисленная охрана прикрывала его отход, ладонями зажимая рты российским журналисткам. Умеющие читать по губам утверждают, что при прощальных объятия с Лукашенко президент Украины буркнул: «Он ведет с нами какую-то грязную игру!».

Меркель и Олланд вышли усталые и какие-то потерянные, быстро прошли через холл и улетели без комментариев. Они добились своего – формального повода для вооружения Украины американцами больше нет, т.е. угроза большой войны отступила. Но они не добились главного. Чего же? А давайте посмотрим.

Путин вышел и дал пресс-конференцию, подробно рассказав об итогах саммита, как сам он их понимает, упирая на договоренности контактной группы о прекращении огня и условиях отвода тяжелого вооружения.
И чуть было тоже не ушел, лишь опытному Андрею Колесникову удалось его перехватить и спросить, а что же было подписано «лидерами»-участниками саммита?
А ничего, ответил Путин. Была принята «неподписная» Декларация. Так, кстати, она и вошла в историю. Наберите в поисковике слово «неподписная» и убедитесь в этом.
Не бывает «неподписных» документов, бывают только неподписанные.
А никем не подписанная Декларация – это просто декларация, не более того.
А перемирие на Донбассе, которое будет и которое продлится как минимум до мая, это – реальность. И эта реальность спасет жизни тысяч людей. Это немалая цена за бессонную ночь.

Что же будет дальше, спросите вы…
А дальше обязательно что-то будет! Мы, как уже стало всем понятно, живем в стремительно меняющемся мире. Меняющемся в зависимости от накала массовых страстей и мнений, надежд и страхов, возмущения и сочувствия, запускаемых зачастую совершенно неожиданными событиями.
К примеру, скоро состоится судебное заседание в Нидерландах, по итогам которого, как ожидается, будут обнародованы данные по сбитому Боингу, незаконно засекреченные властями этой страны с изящной формулировкой – «из уважения к позиции иностранных государств». Или еще что-нибудь произойдет. Но в любом случае в «центре Европы», как любят говорить на Украине, не может долго существовать людоедский и лживый режим, убивающий женщин, стариков и детей только за то, что они живут не в том городе или поселке, и запрещающий работу СМИ, которые об этом говорят.
Этот режим будет сметен с лица земли. А как – время покажет…