НЕДЕТСКИЕ ИГРЫ В СИРИЙСКОЙ ПЕСОЧНИЦЕ...



С самого утра Саудовская Аравия наехала на РФ за то, что мы "не там вчера отбомбились"... И в принципе они правы. Войдя в игру под знаменем "борьбы с ИГ", мы слишком уж "по жадному" поделили эту песочницу.

Давайте разберемся. Формально Россия права, объявив террористами всех, кто воюет против власти абсолютно легитимного и только что переизбранного (летом 2014 г.) на вполне демократической основе президента Асада. Явка на выборах была 73.4% от всего населения страны, имеющего право голоса. Асад набрал 88.7% голосов, единый кандидат от системной оппозиции Махер Хаджар - 3.8% (знакомые параметры, не правда ли?).
После этого переговоры в Женеве с системной оппозицией о передаче власти стали явно бессмысленными и она начала активную военную кампанию (при поддержке коалиции во главе с США).
А вот теперь посмотрите на карту.

Общий враг сыграл со светской оппозицией (салатный цвет) в Сирии злую шутку. Они вступили во временную коалицию с местным отделением Аль-Каиды ("Фронтом Аль-Нусра", обозначенным белым цветом) и на сегодняшний день подразделения оппозиции, вооруженные странами НАТО, фактически влились в этот фронт. И карта показывает нам, что союз бело-зеленых пытается взять правительственные войска в клещи, наступая с севера (из района Алеппо на Хомс) и с юга (от Галан на израильской границе на Дамаск). И еще у них есть ряд плацдармов в "красной зоне", по одному из которых (в районе Хомса) вчера и нанесла удар российская авиагруппировка.

Аль-Каида, как мы помним, строит Халифат на деньги Саудовской Аравии и в интересах последней. ИГ, соответственно, на катарские деньги. Они антагонисты, друг друга ненавидят и держатся друг от друга подальше. Решая при этом задачи, поставленные перед ними их персональными заказчиками: Аль-Каида свергает светский режим в Сирии, а ИГ держит коридор для газопровода Катар-Европа, а также, как мы видим, ударными клиньями пробивается к морю вдоль линий нефтепроводов от захваченных ими иракских и сирийских нефтяных полей (это их дополнительный приз – демпинговая торговля ворованной нефтью).

По разным причинам, но и для Асада и для России обе эти террористические организации являются безусловно и равно враждебными. Саудиты же и натовцы играют в сложную игру с Аль-Каидой, но безусловно обеспокоены экспансией "черного халифата". Особую позицию занимает Турция, которая враждует с курдами (т.е. с желтыми анклавами). Если Асада свалят, то Сирия станет Ливией, где два халифата начнут перманентную войну друг с другом, Ливан и Турцию захлестнут волны беженцев, по проторенной уже дороге перенаправляемых в Европу. А за ними последует ад: террор, этническая преступность, прогнозируемый коллапс социальных моделей, с таким трудом выстроенных после WW2.

Новый игрок появился в этой песочнице как никогда вовремя. И судя по всему с определенным планом действий. Россия объявила, что будет наносить авиаудары только для поддержки наступательных операций правительственных войск. Последовательность этих операций очевидна. Сначала - покончить с опасными анклавами противников законной власти около стратегически важных центров страны (вчера был ликвидирован плацдарм Аль-Каиды около Хомса, на очереди - плацдарм в пригородах Дамаска). Далее - удары на север (сегодня весь день России бомбит позиции Аль-Каиды в окрестностях города Джиср-эш-Шугур, на северо-западе Сирии) и на юг. А уже потом - фронтальное наступление на территории (более 40% страны), занятые отрядами ИГ.

Это не просто план, это план практически гарантированного блицкрига. Асады и ранее, опираясь на поддержку подавляющего большинства населения, легко подавляли антиправительственный региональный и конфессиональный экстремизм, активно используя при этом авиацию (да и химическое оружие, врать не будем). И начали они проигрывать только тогда, когда НАТО, по ливийской схеме, «закрыло небо» исключительно для правительственной армии Сирии. И именно поэтому у оппозиционных отрядов нет средств ПВО; с неба им никто и ничто принципиально не могло угрожать.

А теперь может, а война на наших глазах превращается в избиение младенцев. Как говаривал легендарный таможенник Верещагин – все, ребята, побаловались, и будет…

Проблема тут только одна (США не будут открыто вписываться за Аль-Каиду, а саудитам достаточно своих проблем в Йемене; да без того они не особо с нами дружили, переживем их обиды). А именно – умение террористов прикрываться мирным населением и их презрительное равнодушие к любым жертвам среди последнего.

Что тут можно поделать? Отвечу цинично – ничего. Это зона ответственности президента Асада. И его отец, и он сам решительно шли на такие жертвы во имя спасения страны (и своего режима, но так уж совпадало) от спорадически возникающих террористических угроз.

Россия дала понять, что после победы Асад уйдет. Но не под суд в Гааге, как бы и кто бы этого ни желал, а в добровольную отставку и эмиграцию с гарантией безопасности. А Сирия останется многоконфессиональным светским государством с новым президентом, кандидатуры на роль которого скорее всего выявятся в ближайшее время на поле боя.
Россия нигде не говорила, что Ассад уйдет. Россия заявляла, что после разгрома террористической оппозиции будет диалог с нетеррористической оппозицией. Терроризм это преступление против человечности и они вне закона не зависимо от страны и режима.
Будущее Сирии
То, что страны коалиции согласились на компромисс: Асад не будет свергнут немедленно, а уйдет по итогам демократической процедуры, есть огромный успех российской дипломатии. В любом случае это будет не сейчас, а после успешного "принуждения Сирии к миру" и уничтожения или выдавливания из страны всех террористических группировок.
И в любом случае в исходном виде Сирия больше неуправляма. Правящая партия представляла меньшинство населения - алавитов и примыкавших к ним христиан и друзов. Суннитское большинство и курдские анклавы периодически восставали и жестоко подавлялись. В условиях столь резкого конфессионального и племенного раскола населения нужна конституционная реформа и распределительная модель управления по типу Ливана (или же нашего Дагестана), где отдельные ветви власти закреплены на представителями определенных народов или конфессий. Где законодательный орган обеспечит равное представительство всем группировкам. И где президент является лишь представительской фигурой. Это все явно не про Асада. Но это будет, если, конечно, от Сирии в итоге вообще что-то останется.