July 22nd, 2014

Подкидной дурак (часть2)

Итак – почему же мы все время проигрываем?
Сегодня порассуждаем о первой и самой общей из нескольких важнейших причин.
Она заключается в том, что мы играем в чужом игорном доме и по чужим правилам, принимаемым не нами, но обязательным для нашего исполнения.
Все международные организации, призванные улаживать конфликты между игроками, устанавливать правила глобальных и региональных игр и следить за их исполнением, полностью контролируются и по большей частью финансируются нашими противниками, находясь на их территории. Это и Генеральная Ассамблея ООН в Нью-Йорке и Совет Европы в Страсбурге (вкупе с производными от них судебными и контролирующими инстанциями). Достаточно сказать, что США и их союзники по НАТО оплачивают более 60% бюджета ООН, а Россия – менее 2,5% (данные 2013 года). В ООН мы хотя бы имеем статус соучредителя и постоянного члена Совета Безопасности. А из Парламентской Ассамблеи Совета Европы нас вообще периодически выгоняют, либо – лишают права голоса. Комментарии, тут как говорится, излишни!.. А ведь есть еще и зоны принятия глобальных игровых стратегий, типа Генеральной Ассамблеи НАТО, куда нас вообще и на порог не пускают.
Почему такое могло произойти? Ведь все основные международные организации и учреждения создавались либо после второй мировой войны странами-победительницами (среди которых мы занимали первенствующее место), либо – в 70-е годы, после Хельсинкского саммита, когда СССР был в зените своего глобального могущества? А в итоге США получили косвенный контроль над организационными и финансовыми ресурсами ООН (Генеральная ассамблея и Совет Безопасности, МВФ и МБРР), Франция над культурой и образованием, а также – над борьбой с международной преступностью (ЮНЕСКО и ИНТЕРПОЛ), Англия, как и положено, над морями (ИМО – Международная морская организация); кучу организационных возможностей получили Швейцария (ВОЗ, МОК, ВТО, ВОИС, ВПС), Канада (ИКАО – Международная организация гражданской авиации), Испания (Всемирная организация по туризму), Австрия (ОБСЕ, МАГАТЭ, Верховный комиссариат по делам беженцев и ЮНИДО – Организация объединенных наций по промышленному развитию) и даже Италия (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН и Международный фонд сельскохозяйственного развития).
А что же СССР? Москва не получила ничего, кроме права вето в Совете безопасности и трех голосов на Генеральной ассамблее ООН (РСФСР, УССР и БССР). Причин много – нежелание нести значимые валютные затраты в условиях послевоенного восстановления страны, презрительное отрицание принципа главенства международного права, и т.д. вплоть до желания чиновников, делегированных для участия в работе международных организаций, длительно и комфортно проживать в зарубежных столицах, а не ездить на работу в московском троллейбусе.
Причин много, а последствие одно. И оно не радует. На сегодняшний день мы полностью отстранены от лоббистского контроля над принятием важнейших международных решений, выполнять которые обязаны беспрекословно (и не просто выполнять – финансировать и организационно обеспечивать вплоть до предоставления в распоряжение ООН своих вооруженных сил).
В подобном же положении сегодня находится только Германия, которой, как в издевку, доверили лишь международную штаб-квартиру Параолимпийского Комитета (да и то только в 1989 году). Как мне кажется, и этот «кусок» международного авторитета был брошен немцам в назидание, поскольку Людвин Гуттманн, основоположник параолимпийского движения и первый президент данного Комитета, был врачом-евреем, бежавшим в свое время в Великобританию из фашистской Германии, где был жертвой преследования со стороны гестапо.
Пример с Германией позволяет многое понять и в нашей игровой ситуации. Россия – богатый чужак в среде глобальных игроков. Более того, после распада СССР нас неявно перевели из высшей лиги в первую, постоянно намекая, что наше место – не за столом глобальных игр, а за одним из региональных столиков, где ставки поменьше, но и риска такого нет. Но мы с упорством закоренелого людомана (т.е. страдая зависимостью от азартных игр), презрев явные риски и угрозы, постоянно стремимся именно к глобальной игре, вкус которой так и не смогли забыть с советских времен. При Горбачеве мы сумели доказать, что готовы играть, а не сразу драться. При Ельцине заплатили огромную цену за право войти в круг глобальных игроков не в качестве «болвана». Раз за разом мы швыряли на игровой стол все новые и новые ценности (элементы своего суверенитета, огромные суммы бюджетных и корпоративных средств, компоненты своего ракетно-ядерного потенциала, своих союзников и друзей на международной арене, свои традиционные культурные традиции и идеологические ценности). И все время проигрывали.
Во времена Горбачева и Ельцина это был даже не подкидной дурак, а нечто вроде игры в «очко», во всех смыслах этой малоприличной метафоры. Нас просто имели, поскольку в этом игорном доме, куда мы все время рвались с упорством маньяков, карты были подмешаны заранее таким образом, что выиграть (а точнее отыграться, т.е. вернуть себе место значимого и авторитетного глобального игрока) мы не могли бы ни при каких условиях.
С тех пор многое изменилось (об этом речь пойдет в следующих выпусках). Многое, но не главное: мы играем в чужую игру, где реальные правила соблюдаются только для своих, а главный смысл этих правил – постоянно заманивать нас в свою игру и удерживать в положении «лузера», т.е. тотального неудачника, постоянно проигрывающего, но снова и снова приносящего жертвы во имя мечты о реванше.
Весьма ярким проявлением этого нашего тайного статуса (тайного, судя по всему, уже только для нас) была недавняя реплика, которую сгоряча бросила на заседании СБ ООН представитель США в этой организации Саманта Пауэр в адрес нашего представителя Виталия Чуркина. После российского вето на резолюцию СБ, осуждающую присоединения Крыма к России, госпожа Пауэр подбежала к нашему представителю и, буквально брызгая слюной, прокричала: «Россия не имеет права забывать, что она не победитель, а побежденный…».
В этом контексте очень печально выглядит наша постоянная апелляция к беспристрастному международному контролю в условиях текущей игровой партии с участием украинского «болвана». В частности, части фюзеляжа и черные ящики разбившегося Боинга 777 мы требуем передать представителям ИКАО, т.е. Международной организации гражданской авиации, расположенной, напомню, в Канаде. При том, что Канада с ее многомиллионной украинской диаспорой, лоббирующей в последнее время после Крымской истории последовательную антироссийскую позицию властей страны, в любом случае будет защищать Украину и осуждать Россию. И даже если это украинские военные сбили этот гражданский самолет (а им, как мы помним, не впервой это делать) в итоговой резолюции ИКАО будет черным по белому прописано, что виновата в этом Россия, своей аннексией Крыма и поддержкой сепаратистов допустившая саму возможность подобного рода преступления.
Возвращаясь к нашей игровой метафоре можно сказать, что нас статус в этой игре таков: Россия воспринимается как азартный «бобер», солидный и платежеспособный лох, обобрать которого в открытую, просто дав по башке (как Ливию, скажем), по ряду причин невозможно. Он сам лезет в чужую игру, готов играть по чужим правилам, готов платить по карточными долгам, а порою еще и давать в долг другим игрокам (а часто и «болванам»). Остается только организовать ему постоянный проигрыш и не дать догадаться о смысле происходящего за карточным столом.
Все это отлично организовано и прекрасно работает. Как – увидим в продолжении.
И напоследок удивительный факт: на карточном сленге содержатель игорного притона обозначается словом «майданщик». Такие вот дела.