July 29th, 2014

Подкидной дурак ( часть9)

Прежде чем мы выявим и проанализируем ходы наших противников и рассмотрим результаты антироссийской игры с грузинским «болваном» 2008 года, я хотел бы пояснить – почему уделяю этой партии столь много внимания.
XПрежде всего – это не просто партия, а программная партия, определявшая перспективы глобальных международных отношений и тенденции мировой политики на ближайшую перспективу. Точно так же можно сказать, что президентские выборы 2008 года в США – это не просто выборы, а смена очередного восьмилетнего внутриполитического и внешнеполитического цикла на новый, пока еще окончательно не определившийся. Речь шла даже не о смене правящей партии, хотя это и произошло. Речь шла о персоналиях, становящихся к рулю управления страной, претендующей на мировую гегемонию. А выбор этих людей, будущих членов Администрации, в огромной степени зависел от общественного резонанса, порождаемого ходом и результатами анализируемой нами большой игры. Судьбы мира на ближайший период решались если не на полях сражений в Южной Осетии и Грузии, то уж точно – на дипломатических переговорах, результирующих эти сражения. А также – на страницах и экранах СМИ, «правильно» эти результаты подающих и истолковывающих.
Ну и конечно же игра 2008 года должна была, уже в долгосрочное перспективе, перевести в плоскость практических мероприятий те декларации о возможном начале периода открытого противостояния России и США, которые прозвучали буквально накануне описываемых нами событий: в знаменитой «вильнюсской речи» вице-президента США Ричарда Чейни, о котором мы сегодня еще не раз вспомним (4 мая 2006 года) и в еще более знаменитой и до сих пор периодически поминаемой «мюнхенской речи» Владимира Путина (на тот момент – 10 февраля 2007 года – российского президента).
В этих программных выступлениях стороны обменялись очень серьезными взаимными претензиями.
Речь вице-президента США, что характерно, прозвучала на саммите глав государств Балтийского и Черноморского регионов. Соединенные Штаты, по словам Чейни, не устраивало «использование Россией своих минеральных ресурсов в качестве внешнеполитического оружия давления, нарушение в России прав человека и деструктивные действия России на международной арене». Имелось в виду наше постоянное противостояние Америке, вплоть до использования своего права вето в совете Безопасности ООН, по вопросам, касающимся попыток давления на Иран, Сирию, КНДР, Белоруссию и пр. Кульминацией речи стало заявление, что России предстоит сделать выбор: «вернуться к демократии» или «стать врагом». Слова Чейни прозвучали настолько резко, что его выступление получило неофициальное наименование «новой фултоновской речи», а госсекретарь США Кондолиза Райс была вынуждена дать специальное интервью каналу общенациональному NBC, в ходе которого попыталась успокоить общественность и опровергнуть опасения о начале новой «холодной войны» с Россией.
Путин, что тоже показательно, выступал на всемирном форуме по проблемам безопасности. Он, в свою очередь, объявил не просто неприемлемой, но и вообще невозможной для современного мира ту однополярную модель глобального политического регулирования, которую пытались установить Соединенные Штаты в период после окончания «холодной войны». Он резко выступил против попыток распространения на сферу международных отношений политической воли любого одного государства, в особенности в сфере применения военной силы, механизм задействования которой должен строго соответствовать Уставу ООН. Ну и, конечно-же, в очередной раз резко прозвучала позиция России по поводу расширения блока НАТО на восток при условии действия договоров о ликвидации ракет малой и средней дальности, а также – об ограничении обычных вооружений в Европе. В этой связи Россия высказала прямую озабоченность снижением уровня своей безопасности, в особенности – в связи с размещением в Европе элементов американской системы ПРО. Центральную смысловую фразу этой речи Путина стоит процитировать дословно: «Россия — страна с более чем тысячелетней историей, и практически всегда она пользовалась привилегией проводить независимую внешнюю политику. Мы не собираемся изменять этой традиции и сегодня…». Намек был более чем прозрачен – эпоха «идентификации с агрессором», т.е. более чем десятилетний период полного растворения внешней, а часто и внутренней, политики России в воле «наших заокеанских партнеров», закончился безвозвратно.
Для темы нашего анализа важен и следующий пассаж из этой речи – уже во время ответов на вопросы Путина рядом настойчивых напоминаний буквально подвели к следующей фразе: «Теперь по поводу того, будет ли Россия применять военную силу без санкций ООН. Мы будем действовать всегда строго в рамках международного права. Мое базовое образование все-таки юридическое, и я позволю себе напомнить – и себе, и моим коллегам, – что в соответствии с Уставом ООН в случае проведения миротворческих операций нужны санкции Организации Объединенных Наций, Совета Безопасности ООН… Но в Уставе ООН есть и статья о праве на самооборону. И здесь никаких санкций уже не нужно». Т.е. без санкции ООН можно воевать только при явном вооруженном нападении на свою территорию (т.е. при самообороне от внешней агрессии). Эту формулировку в следующем 2008 году руководству России еще не раз припомнят…

Находящаяся у власти с 2000 года администрация президента Буша-младшего испытывала к тому времени серьезные проблемы. Шоковое впечатление, которое оказали на американскую общественность теракты 11 сентября, поначалу вознесло рейтинг президента до небывалых высот и позволило ему ввязать страну в два затяжной и кровавых военных конфликта – в Ираке и в Афганистане. Но постепенно ужасы и жертвы военных кампаний подорвали доверие граждан к политике президента, а непомерные военные расходы – поддержку его политики Конгрессом (причем на волне антибушевских настроений и Сенат и Палата представителей Конгресса США в ноябре 2006 году перешла под контроль демократической партии). К концу 2006 года президент вынужден был отправить в отставку Дональда Рамсфелда, пожертвовав непопулярным министром обороны. Это было непросто, поскольку Джордж Буш-младший страдал весьма выраженным комплексом неполноценности по отношению к фигуре своего великого отца, 41-го президента США (1989 – 1993). Рамсфелд был старым другом Буша-старшего, работавшим с ним бок о бок еще в 70-е годы в администрации президента Форда, где Рамсфелд был опять же министром обороны, а Буш – директором ЦРУ.

Кстати говоря, Президент Путин, неоднократно встречавшийся с Бушем-младшим, хорошо его понимал и даже порою сочувствовал тому тяжелому бремени, которое взвалил на свои плечи этот очень слабый и в принципе неплохой человек, подобно Гамлету сломавший свою судьбу ради служения тени своего отца. В той же мюнхенской речи 2006 года есть пассаж и на эту тему: «…При всех разногласиях я считаю Президента Соединенных Штатов своим другом. Он порядочный человек, я знаю, что на него там всех собак сегодня могут повесить в Соединенных Штатах за все, что делается и на международной арене, и внутри. Но я знаю, что это порядочный человек, и с ним можно разговаривать и договариваться. Ну так вот, мы когда с ним говорим, он говорит: «Я исхожу из того, что Россия и США никогда уже не будут противниками и врагами». Я с ним согласен. Но повторяю еще раз: вот эта симметрия и асимметрия – здесь нет ничего личного. Это просто расчет...».

Характерно, что на смену отставленному министру на пост министра обороны был назначен Роберт Гейтс, кадровый разведчик, по образованию – историк, прошедший за 27 лет службы в ЦРУ путь от рядового аналитика русского отдела (свободно владея русским языком, Гейтс даже защитил докторскую диссертацию в области советской истории - «Советская синология как источник взглядов Кремля и полемики по поводу современных событий в Китае») до директора Центральной разведки США (1991 – 1993). Опять же – главой ЦРУ Гейтс работал в администрации Буша-старшего и впервые в истории в качестве главы этого ведомства посетил Кремль в октябре 1992 года, встретившись с президентом Ельциным и своим коллегой Евгением Примаковым. Во время этого визита, перед самым отлетом в США Роберт Гейтс прошел парадным шагом по Красной площади перед телевизионными камерами, заявив: «Здесь, на этой площади, возле Кремля и Мавзолея, я совершаю одиночный парад победы» (в холодной войне).
Примерно в это же время (а точнее – в 2005 году) президент США заменил и государственного секретаря, т.е. главу внешнеполитического ведомства страны. В отставку был отправлен еще один великий соратник Буша-старшего – четырехзвездный генерал Колин Пауэлл, возглавлявший в те времена комитет начальников штабов, непосредственно командовавший победоносной операцией «Буря в пустыне». И кто же заменил его у руля внешней политики Соединенных Штатов? Кондолиза Райс – бывший советник действующего президента по национальной безопасности и, что еще важнее, профессор политологии, специалист в области политической истории СССР и бывший советник Буша-старшего по вопросам СССР и Восточной Европы.
Возглавил же эту команду русистов и советологов, собравшуюся в Белом Доме для разработки стратегии развития глобальных международных отношений, тот самый Роберт Чейни, который уже известен нам по его вильнюсской речи. Дик Чейни был единственным за всю историю Америки вице-президентом, кто не просто участвовал в управлении страной и в руководстве президентской администрацией; он определял основы внутренней и внешней политики страны. Во времена Буша-старшего он, естественно, также был в команде в качестве министра обороны, при нём были проведены военные операции «Буря в пустыне» (Ирак) и «Правое дело» (Панама). Джордж Буш-младший шутил, что в их правящем тандеме Чейни играет роль «злого следователя». Во время террористической атаки 11 сентября 2001 года именно Дик Чейни руководил всеми необходимыми действиями властей, тогда как президент был во Флориде.
Таким образом мы теперь можем понять дух той команды, которая выступала против России в 2008 году от имени государства, претендующего на мировое господство и стремящегося устранить все препятствия к его достижению и упрочению.
Члены этой команды, состоящей из профессиональных военных, разведчиков и специалистов по советской истории, были уверены в абсолютной истинности следующих двух тезисов:
• У США была великая эпоха – 12-летняя эпоха правления президентов Рейгана и Буша-старшего, когда Америка поставила на колени СССР как «империю зла», ликвидировав, как они считали, глобальную угрозу для всего человечества. Опыт этой эпохи должен быть модернизирован, но не отброшен. Возрождающаяся, т.е. по их терминологии – «реваншистская» – Россия должна быть снова укрощена.
• Назревающие и все более пугающие признаки системного и финансово-экономического кризиса требуют форсированного применения, опять же, традиционных и весьма эффективных ранее методов – гонки вооружений и стимулирующих ее локальных и региональных военных конфликтов.
Это была команда людей послевоенного поколения, поколения победителей в «холодной войне», у которых собирались украсть их победу, достигнутую с таким трудом под их непосредственным руководством.
Все они считали Обаму слабым кандидатом и, в случае его избрания, весьма проблемным президентом, в силу своего возраста, происхождения и биографии (юрист и карьерный политик, никогда не сталкивающийся с проблемами разведки или же обороны своей страны). Тот же Чейни, уже будучи в отставке, заявил о действующем президенте Обаме: «У нас проблема с нашей слабостью, и центр этой проблемы находится в Белом доме». С этой точки зрения тот же Путин им был понятнее и комфортнее, он полностью соответствовал персонифицированному образу столь необходимого Америке грозного врага.
Великую эпоху можно повторить, добившись на выборах победы над Обамой, как Буш-старший, после восьми лет правление Рональда Рейгана, вырвал-таки победу в 1988 году у демократа Майкла Дукакиса, сына греческих эмигрантов, выпускника Гарварда, никогда не нюхавшего пороха, но посмевшего на предвыборном плакате сфотографироваться на броне танка. Его просто распяти за это лживое фото, а потом оказалось, что все успехи эффективного губернатора Дукакиса в Бостоне – липа и надувательство. А старый разведчик Буш довел страну до победы в «холодной войне» (официальная дата этой победы, высеченная на соответствующей медали – 21 декабря 1991 года, т.е. дата смерти СССР).
Вот чего хотела эта команда, двигая к власти популярнейшего в стране героя войны – Джона Маккейна. Его и их грузинская партия была последним шансом республиканцев на возрождение политического чуда 80-х годов, шансом получить врага и сплотить нацию вокруг флагов их отцов. История Америки и, возможно, история человечества стояла на распутье.
Вот теперь можно и посмотреть – что же у них реально получилось…
Продолжение следует…