August 4th, 2014

ПОДКИДНОЙ ДУРАК № 13

Я не суеверен, но цифра тринадцать слегка все же напрягает. И сегодня я буду не слишком словообилен. Постараюсь раскрыть только одну тайну, без понимания которой более или менее благополучный выход России из игровой партии 2008 года, проигранной нами по всем позициям, выглядит не просто загадкой, а скорее даже чудом.

Подступить в этой тайне мы сможем, ответив на вопрос: а что же делал в период итогового розыгрыша партии с «грузинским болваном» глава правительства России Владимир Путин? Как ни странно – он был в отпуске, сначала, после открытия пекинской олимпиады он вместе с Шойгу бродил по дальневосточной тайге и участвовал в отлове уссурийских тигров, затем – просто отдыхал в сочинской правительственной резиденции. И решил пригласить на встречу в эту резиденцию 35 главных редакторов российских СМИ, включая и явно оппозиционные, типа «Эха Москвы» или же «Новой газеты». Данная встреча состоялась 29 августа 2008 года и по ее итогам не было никаких официальных сообщений. Журналистское же сообщество выдало несколько комментариев, но сугубо на ту тему, которая их волновала больше всего – по поводу упреков Путина в адрес СМИ в связи с «необъективностью» освещения отдельными изданиями событий Южно-Осетинского конфликта. «Закроют – не закроют», «лишат государственной финансовой поддержки или же нет», «увольнять Юлию Латынину или только отравить в отпуск», «отстранить Новодворскую от эфира навсегда или же – на полгода», - гадали они. И только позднее некоторые участники этого совещания (Константин Ремчуков в «НГ» и Павел Гусев в «МК») сообщили о том послании, которое через них Путин хотел передать стране и миру. Что характерно, сделали они это, независимо друг от друга, только 8-го сентября, т.е. в день «принуждения России к капитуляции» делегацией ЕС и НАТО.
Эти сообщения чрезвычайно важны для понимания оценки российским руководством хода и итогов «большой игры» сезона 2008 года. Накануне встречи с руководителями российских СМИ Путин дал два больших интервью (американскому каналу «CNN» и каналу «ARD» германского телевидения), в которых обратился напрямую к населению США и стран Евросоюза. Но в ходе кулуарной встречи с российскими журналистами он был более четок и менее осторожен в формулировках.
И вот что интересно. После ряда весьма резких заявлений, квинтэссенцией которых стала произнесенная Путиным фраза: «Если Западу не нужна Россия, то и России не нужен Запад… Они не могут нас запугать…», он пояснил, что все возможные проблемы для России на ближайший период производны в конечном счете не от грузинского конфликта, а от «циничной борьбы» республиканской партии за электорат и от экономических трудностей самих Соединенных Штатов. И тот же Ремчуков особо отметил, что «Путин не защищал карательный подход (в ответных мерах России) и особенно возражал против вывода российских инвестиций из (американских ипотечных агентств) Fannie Mae и Freddie Mac, заявляя, что рынкам следует быть более, а не менее, предсказуемыми».

Послание Путина было достаточно прозрачным. И оно явно дошло до адресата (напоминаю, что эти данные взяты мною из общедоступных сегодня, благодаря Эдварду Сноудену, документов американской дипломатической переписки). Глобализация мировой экономики и финансовой системы породила еще один фактор глобального регулирования международных отношений (помимо фактора силового давления и ядерного шантажа). Гарантом международной безопасности (о котором даже помыслить не могли лидеры противоборствующих систем в период «холодной войны») стали механизмы мировой торговли, а также – глобального инвестиционного кредитования. Держателями долговых обязательств крупнейших западных держав, и прежде всего – Соединенных Штатов Америки, стали страны, которые ранее сами зачастую выпрашивали кредиты и умоляли об отсрочке их выплат. На сентябрь 2008 года российская доля американского государственного долга составляла 65,3 млрд долларов, или 2,5% от всего объема государственных заимствований США. А ведь были еще и частные фирмы, вроде упомянутых Путиным «Fannie Mae» и «Freddie Mac», куда на тот момент был вложен 21% всех золотовалютных средств России (около 100,8 млрд долларов). И это на самом деле были мелочи по сравнением с суммами, одолженными американцам Китаем, странами ОПЕК, Бразилией, банковскими центрами Карибского бассейна, Тайванем, Сингапуром и прочими явно не «атлантическими» странами. Мало кто знает, что объем инвестиций в госдолг США таких традиционно воспринимаемых «бедными» и «отсталыми» стран, как Индия и Мексика, даже по отдельности превышает подобного рода показатель, скажем, Германии или Франции.
Намерение (или даже простой намек на саму возможность) вывести эти деньги из экономики США – это угроза пострашнее военного нападения. От бомб и ракет можно защититься, от краха экономической системы, основанной по принципу финансовой пирамиды, не защитит ничто. Как только крупный вкладчик приходит забирать свои деньги, пирамида неизбежно рушится. Напомним, что государственный долг США уже после 2008 года вырос еще в два раза (до 18,5 триллионов долларов), но в последние годы большая часть выпусков американских государственных облигаций скупаются самим же регулятором – Федеральной резервной системой США. Т.е. идет самофинансирование напечатанными бумажками, ценность которым придает только то, что их держателями выступают крупнейшие профицитные экономики мира, нуждающиеся в более или менее надежных инвестициях своих накоплений.

Но даже тогда, 8-го сентября, когда эти августовские слова Путина просочились в российскую печать, на них не обратил внимания никто, кроме, как мы знаем, американских дипломатов-аналитиков. А зря… Ведь он говорил о главном в той ситуации козыре, который был на руках у России, но до сих пор держался про запас. Ходить с него было так же невозможно, как и разыгрывать «джокер», т.е. факт наличия у России ракетно-ядерного потенциала. Ходить было нельзя, но само его предъявление дезавуировало любые попытки «пригнуть Россию». Мы как один из главных кредиторов Америки знали неприятную для наших противников правду – экономика и финансовая система США находится в столь пагубном состоянии, что реальная попытка даже такого относительно небольшого «вкладчика» как Россия вывести свои средства из американских ценных бумаг, закончилась бы ее, этой экономики, полным крахом. Мы знали эту правду, но никак не могли предположить, что на самом деле для обвала Америки нам не нужны никакие действия, что она, подобно колоссу на глиняных ногах, вот-вот обвалится сама по себе, под тяжестью собственных финансовых проблем. И что самое парадоксальное – всем остальным странам придется, отбросив накопившиеся обиды и обвинения, вытаскивать США из этого болота.

Всего лишь неделя оставалась до того дня, когда тлеющий огонь ипотечного кризиса в США, беспокоивший рынки с апреля 2008 года, перерастет в системный крах рыночного саморегулирования в сфере банковской и инвестиционной деятельности, а затем – вырвется на просторы всей банковско-финансовой системы США, повергнув ее в состояние тотального коллапса. А затем этот кошмар выплеснется и на весь остальной мир, подведя ряд до того вполне вроде бы благополучных стран (ту же Исландию, к примеру) на грань общегосударственного дефолта.
Ведь именно 15-го сентября 2008 года произошло первое проявление этого кризиса – банкротство «Lehman Brothers», четвертого во величине инвестиционного банка Америки. Вслед за ним мгновенно рухнули упомянутые Путиным частные ипотечные компании «Fannie Mae», «Freddie Mac», унеся с собой в числе прочего и миллиардные российские инвестиции, а также – крупнейший американский страховщик «AIG». Вслед за ними «упала» Нью-Йоркская биржа, за ней – весь мировой фондовый рынок. Неожиданно резко в сторону обвального падения отреагировали рынки недвижимости и энергоносителей, и т.д.
Короче – начался великий и ужасный «финансово-экономический кризис 2008 года». Американцы не успели выкрутиться за счет нового витка конфронтации с Россией. Им не хватило буквально нескольких недель…

Продолжение следует …