November 11th, 2014

РЕТРОСПЕКТИВА - ВОДНАЯ СИМВОЛИКА РОССИЙСКИХ ДЕНЕГ - 1996-2

Вслед за купюрой в одну тысячу рублей деноминация превратила в монетку и следующую, пятитысячную, банкноту, сюжетно посвященную одной из столиц варяжской Гардарики – Новгороду (Хольмгарду).


Вот, что я писал о ней в 1996 году, явным образом перевозбудившись от обилия родной норманнской архетипики:

Пятитысячная банкнота выражает собою тревожащее состояние неустойчивости в динамике российского коллективного бессознательного. Куда ж нам плыть? Речной водораздел и усложнение орнамента предполагают возможность полной свободы выбора, но есть и ограничивающая подсказка.
Традиционные крепостные стены Кремля смещены в Новгород для напоминания о тысячелетней истории России. Памятник этой дате как многотонная печать давит на нас грузом ответственности за судьбу Родины и укрепляет хилиастическую надежду на грядущее славное тысячелетие. Само очертание памятника, как и силуэт православного храма, напоминая форму женской груди, подпитывает в нас бессознательное желание возврата к материнским корням, к почве родной культурной традиции, в вере в русское чудо (ведь именно в Ильмень-озере поймал некогда Садко золотую рыбку счастья и удачи).

Добавление 2014 года:

Все верно, но тезис о «материнских корнях» стоило бы уточнить и развернуть поподробнее.

1024px-Banknote_5000_rubles_(1995)_front

Начнем опять с реверса, с оборотной стороны банкноты. Перед нами – памятник тысячелетию России, установленный в 1862 году, как легко высчитать, в ознаменование летописного «призвания варягов», о котором мы только что говорили в последнем выпуске проекта, посвященного российско-американской истории.

Данный памятник – несомненный архитектурный и скульптурный шедевр, в концентрированном виде представляющий все компоненты русской истории на момент его установления. Его архетипическое воздействие колоссально. Не случайно в довоенный, интернациональный, период советской истории он был наглухо зашит досками. Во время же войны, пробудившей имперскую энергетику России, сразу же после освобождения тотально разрушенного немцами Новгорода, было решено восстановить этот памятник во внеочередном порядке как самый ценный объект культуры. Второго ноября 1944 года памятник тысячелетию России был вновь и не менее торжественно открыт.

По этому памятнику можно изучать не только российскую историю, но и российскую историографию со всеми ее сложностями и противоречиями. В частности, забавно сочетание большой фигуры Ивана III, принимающего бунчук у коленопреклоненного татарина и попирающего ногой поверженного в битве литовца, и наличия в малом ряду «великих государственных людей России» великих князей Литовских Гедимина, Ольгерда и Витовта.

Но нас в нем интересует лишь одна фигура, и это не фигура конунга Рорика (Рюрика), одиноко стоящего среди других больших исторических героев и подпираемая с одной стороны татарином, корчащимся под ногой Дмитрия Донского, с другой – мужиком, ломающим идолище Перуна под суровым взглядом Владимира Святого. Рюрик, четко сориентированный в пространстве, зорко вглядывается в сторону Киева и патронируемого им торгового пути, выполняя на памятнике сугубо календарную функцию (именно на его щите высечена дата начала российской истории).

Памятник круглый (изначально его моделью была шапка Мономаха) и потому крутиться вокруг него при фотографировании него можно в любом направлении. Авторам рисунка на банкноте очень хотелось особо показать священность изображаемой ими символики, что, помимо ангела с крестом, благословляющего коленопреклоненную перед ним фигуру России, конечно же подчеркивает вид на Софийский собор с его древнейшими святынями – фресками, чудотворными иконами и святыми мощами.

Так почему же храм присутствует на банкноте лишь в виде своего рода привидения? Ведь в реальности памятник и храм стоят на территории новгородского Кремля недалеко друг от друга и вполне могли бы поместиться на один кадр. А вот не смогли… Почему? А потому, что зрителю нужно было «предъявить» этот равномерно символический монумент исключительно и четко с одной лишь его стороны. А сторона эта, как назло, повернута именно в сторону Святой Софии, а точнее – на север, в сторону Санкт-Петербурга. И потому при ее фотографировании искомый храм остается за спиной.

Пора назвать эту скульптурную группу, ради предъявления которой зрителю на анализируемом нами изображении даже православный храм пришлось превратить в привидение: «Образование Российской империи». Вот ее официальное описание: «Пётр I в порфире, увенчанный лавровым венком со скипетром в правой руке и Гений-крылатый ангел, указывающий путь на север, к месту будущего Санкт-Петербурга. У ног Петра поверженный на колени швед, защищающий свое разорванное знамя».

А вот и ее изображение:

Millennium_of_Russia_2.6


Данную фигуру особым образом выделяли и авторы монумента. Божественные ангелы в скульптурной окантовке памятника встречаются лишь дважды (причем ни разу в композиции, объединяющей 30 фигур российских святых и религиозных просветителей). Один из ангелов, как мы уже знаем, благословляет смиренную Россию, второй – с гневным ликом, обращенным на север, осеняет крылами фигуру Петра, явленную во всем его имперском величии.

Петр Великий является олицетворением той «аквафилии» как генетического расстройства российского коллективного бессознательного, о котором мы недавно говорили. Его тяга к воде общеизвестна: от детских забав на Яузе и Плещеевом озере и первых походов на Азов, контролировавший устье Дона, до великой и ужасной Северной войны за обладание шведской Ингрией и Ливонией и выход в Балтийское (Варяжское) море. Восстановил Петр в ходе Каспийского похода и древний норманнский водный путь в Персию через Волгу и «море Хвалисское». Да и умер он как-то по водному: осматривал Ладожский канал и на обратном пути в столицу бросился в ледяную воду, спасая севший на мель ботик с солдатами, т.е. попавшими в беду сухопутными существами.

О симптоматическом символизме фигуры и деяний Петра Великого мы уже говорили и еще немало поговорим. В данном случае я просто обращаю внимание на настойчивое выпячивание этого персонифицированного символизма на одной из самых массовых денежных купюр конца 90-х годов прошлого века.

1024px-Banknote_5000_rubles_(1995)_back

А теперь перевернем нашу банкноту и внимательно посмотрим на ее аверс. На первый взгляд перед нами – просто живописный вид на речные просторы. Но это не простой вид и уж тем более не обычные просторы. «Тут русский дух, тут русью пахнет!...». Русью именно с маленькой буквы, т.е. варягами Рорика и Хельги.

Стены, с которых видна река, это стены все того же новгородского Кремля (Детинца), расположенного на левобережье Волхова. Речной же водораздел, отчетливо видный на рисунке, носит даже не символический, а знаковый характер (буквально как в сказке: «Налево пойдешь….»). Так вот, левый проток – это и есть Волхов в его истоке, в двух километрах от Ильмень озера. Устье Волхова же – это Старая Ладога. А вместе они – Новгород и Старая Ладога (Хольмгард и Альдейгьюборг) – являлись двумя главнейшими городами варяжской Гардарики, олицетворяя собой северную часть пути «из варяг в греки». Выходя из Волхова в Ладожское озеро, дракары викингов плыли по Неве в Балтийское (Варяжское ) море, проходя то самое место, где Петр Великий и основал столицу своей морской империи.


Вот теперь все концы сошлись воедино, аверс символически совпал с реверсом и смысл купюры окончательно прояснился.

А куда ведет правая протока, спросите вы… А никуда. Исторически это был озерный тупик, сегодня – тупик гребного канала. Тут главное – не ошибиться и попасть в традиционное русло водного мифа (см. http://arisot.livejournal.com/9658.html). И тогда вся новая история России пойдет правильным курсом, используя памятник, посвященный ее тысячелетию, в качестве компаса – с Рюриком на юге и Петром Великим на севере.

И символизм работал. Подавляющая масса российского населения в 90-е годы искренне считала этот болезненный бред истиной в последней инстанции. Мы думали, что, подобно потерявшемуся и уведенному цыганами (татаро-монголами, большевиками…., кем-угодно) ребенку, можем вернуться в норманнскую семью, где правит бал сегодня наша американская племянница, дочка нашей британской сестры. И нас вновь полюбят, нам помогут и нас примут как равного, а в идеале – как старшего родственника.

Как же. Воображаемые «родственники» сразу же поняли, с кем и с чем имеют дело и умело подыгрывали временному российскому умопомешательству, потихоньку забирая у большого колющие и режущие предметы, а также – ненужные ему в его состоянии ценности.

Сегодня России стало полегче, по крайней мере она частично вышла из плена «норманнский иллюзий» и окончательно идентифицировала своих мнимых родственников в качестве геополитических противников. А ведь на пике симптоматики заявления лидеров России напоминали шизофренический бред (чего стоило, скажем, заявление тогда еще и.о. президента В.В.Путина в интервью ВВС от 07.03.2000 года о том, что Россия может вступить в НАТО, если станет там полноправным партнером).

Что же касается вышедшей уже из обращения банкноты, то среди мишуры и теней отживших мифов, на ней была изображена одна настоящая и вполне работоспособная «штука». Я имею в виду описанный мною компас тысячелетней российской истории. Как вы уже поняли, это – испорченный компас, неверно сориентированный и установленный в неверном месте, где работают неактуальные ныне силовые поля (еще один такой же сломанный компас в неверном месте стоит в Санкт-Петербурге в Екатерининском сквере). Он испорчен, но он работает. И если северный его конец, толкающий Россию к европоцентричному выбору, несколько увял, потерял энергетику и уже не толкает в путь, то южный, со взглядом Рюрика, обращенным в сторону Киева, вполне себе жив и здоров!

А за плечом Рюрика на памятнике прячется лик языческого бога Велеса, тотемным зверем которого является медведь…