February 28th, 2015

ХОТЯТ ЛИ РУССКИЕ ВОЙНЫ

Война

Какой тяжелый и во многом поучительный день.

И как по-разному повели себя в этой ситуации видимые мне люди, далекие и близкие…

Кто-то реально скорбит, кощунственно заявляя, правда, при этом, что эта трагедия перевесила все ужасы Донбасса. Кто-то рычит от бессильной злобы, брызгая вокруг себя оскорблениями и демонстративно вступая в ряды РПР-ПАРНАС. Кто-то боится, кто-то ехидно глумится, а кто-то просто молчит…

А я для себя принял главное решение, основанное на давно уже созревавшем и вот окончательно сложившемся умозаключении.
Я увидел цель, к которой нужно стремиться. И мне, и вам, и всем нам.

В одном из пересланных мне сегодня материалов был вопрос-предупреждение, в котором утверждалось, что заказчики сегодняшнего убийства могут и завтра на траурном марше «организовать еще пару десятков трупов "анижедетей" для дальнейшего затягивания пружины недовольства властью».
Вот, как я это прокомментировал: «Могут... И не только завтра, и не только на этом мероприятии - на любом концерте, спортивном матче или же в спящем многоквартирном доме. Россия опять под ударом... И снять эту угрозу можно только найдя ее эпицентр и радикально разрешив саднящую там проблему. В прошлый раз это была Чечня. А сегодня? Все же эти Политковские и Немцовы вторичны, и отлетает им все оттуда же, из этого эпицентра, с разрушительной энергией которого они пытаются играть в свои мелкие игры...».

Так что же это за угроза? Откуда, из какого эпицентра, на этот раз надувает ветер очередных перемен черную угрозу нашей жизни и привычной уже безопасности? Что я имею тут в виду?

Вы все знаете ответ. Это – Украина… Не Крым, не Новороссия, а именно Украина, страна-враг, все более открыто ведущая против России священную для нее и отечественную для нее же войну.

Хватит прятаться за мифы об американских кознях и бандеровских корнях, т.е. искать врагов в отдаленных зонах пространства и времени. Враг существует здесь и сейчас. И он не просто рядом с нами, он – среди нас.

И сегодня был убит человек, который многие годы отдал служению Украине, любил и ее саму, и ее женщин. Да, кричал и скакал на Майдане… Но не хотел этой войны и который уже раз готов был под украинским флагом пройти по улицам Москвы для демонстрации этой своей позиции. Которую я, кстати, полностью разделяю.
Да, он видел ситуацию иначе, чем мы. Что ж, такое бывает. Есть ведь даже такие деятели, которые нападение Гитлера на СССР трактуют как превентивный удар, призванный заботливо уберечь Европу от сталинских полчищ. Но все равно – он был против этой войны.
И вот он мертв. Почему? А потому, просто, что для украинских поджигателей этой войны мертвый он – ценнее живого. А его личные игры в возвращающегося на трон наследника престола, Бориса Второго, желающего доиграть свои игры с дефолтами и либеральными реформами, врагов России мало интересовали. Подобно тому, как мало интересовала руководство германского Генштаба личная судьба Владимира Ленина после подписания Брестского мира. Живой Немцов был отработанным материалом, мертвый – снова стал оружием массового поражения. Как и Савченко, смерть которой сейчас отложена, но ненадолго. Как и все грядущие жертвы этой войны, которая не спеша, но уверенно выползает из виртуального пространства интернета и телетрансляции в реал.

Мы уже жили в такой ситуации, вздрагивая от каждой бесхозной коробки и пробуя на вкус страшное слово «гексоген». Мы стравись газом в Норд-Осте и хоронили детей в Беслане. Но мы победили войну. Не победили в войне, а победили войну.
Главное, мы теперь знаем, что это возможно. Даже при условии, что, как и в Чечне, с нами воюет не только Украина, но и ее спонсоры и покровители.

И теперь я знаю, что нам нужно делать. Каждому и всем вместе. А если мы понимаем главное, то детали задачи сформулируются по ходу ее выполнения.

Только не говорите мне, что это бессильный пацифизм или же родная толстовщина.

Отнюдь. Победить войну, не значит отрицать ее и бежать от нее. Победить войну – значит найти такие формы взаимодействия с врагом, которые превратят его если не в друга, то хотя бы в верного соратника.

Как это можно сделать на Украине? При условии, что сильной России нужна единая и сильная Украина.

Посмотрим снова на Чечню, подумаем и вернемся к этому разговору чуть позже, когда нынешняя истерия поутихнет и тело Лжебориса Второго будет предано земле.