March 5th, 2015

КТО ТАМ ШАГАЕТ ПРАВОЙ? ЛЕВОЙ, ЛЕВОЙ, ЛЕВОЙ...

ЛМ5

Недавно, прямо на похоронах Бориса Немцова, Анатолием Чубайсом было озвучено странное на первый взгляд и неоднозначно воспринятое заявление.
Вот главная и наиболее часто цитируемая его часть: «Нам всем надо остановиться. Я подчеркиваю — всем. Власти, оппозиции, либералам, коммунистам, националистам, консерваторам. Всем. Пора остановиться. И хотя бы на минуту задуматься, куда мы приведем Россию. И я очень надеюсь, что хотя бы сегодняшняя трагедия поможет нам это сделать».
Полный текст заявления: http://www.rusnano.com/about/press-centre/first-person/20150228-zayavlenie-chubaisa-v-svyazi-s-ubiystvom-nemtsova

Та часть антипутинской оппозиции, которая уже не скрывает свой антироссийской ориентации, отреагировала мгновенно – «Чубайс – предатель!».
Пример – высказывание «осевшего в Киеве» Евгения Киселева: «Анатолий Борисович, а вам не кажется, что этими словами вы, только успев положить цветы на место убийства вашего друга, тут же предали его?... Прежде, чем задуматься над тем, куда могут привести Россию сваленные вами в одну кучу коммунисты, либералы, консерваторы, националисты, власть имущие и оппозиционеры, давайте посмотрим правде в глаза и скажем прямо, куда вы лично уже привели страну. Извините за прямоту, Анатолий Борисович, но — при всем уважении к вашим былым заслугам и неоспоримым менеджерским талантам — вынужден констатировать: все эти последние пятнадцать лет вы проповедовали политику соглашательства с правящим режимом, непротивления путинскому злу…. При вашем попустительстве в России тем временем установился фашизм».
Альфред Кох: «В чем должна остановится оппозиция, а Толя?.. Остановившись мы окажемся в одной компании с тобой. А это - капитуляция… И Боря никогда нам не простит, если мы сейчас остановимся».
Георгий Сатаров: «Теперь задайте простой вопрос относительно либеральной оппозиции: "каково содержание ее шага назад?" И тут начнутся проблемы, разоблачающие начисто это фарисейское предложение: не требовать наказание виновников и заказчиков убийств? Отказаться от Конституции? Наплевать на подтасованные выборы? Что еще? И последний вопрос: для чего?»

Вот он, главный на сегодняшний день вопрос – для чего нужно это перемирие. Как обычно на любой войне – для перегруппировки сил и нового наступления.

Старые батальоны, возглавляемые буйными командирами эпохи крутых 90-х, не согласны остановиться, они готовы биться и дальше под своими старыми и потрепанными знаменами. Что же написано на этих знаменах?

А вот что, напоминает нам всем Михаил Касьянов: «Я полностью не согласен с призывом Анатолия Чубайса всем остановиться. Остановиться нужно власти, а нам, либералам, демократам, нужно наращивать усилия… Сейчас как раз наоборот, всему гражданскому обществу и людям, которые верят, что Россия может быть и должна быть цивилизованной страной, европейским государством, где права человека и политические свободы являются высшей ценностью, высшим государственным интересом, а не подчинены каким-то ложным интересам, которые придумывают люди, сидящие в Кремле, вот как раз сегодня наступает момент консолидироваться и требовать больше, больше и больше… »
http://tvrain.ru/articles/ja_polnostju_ne_soglasen_s_chubajsom_eto_vlast_dolzhna_ostanovitsja_mihail_kasjanov_o_reaktsii_na_ubijstvo_nemtsova-383191/

Вот они – старые песни о главном: Россия априорно объявляется азиатской и нецивилизованной страной, требующей евроинтеграции и встраивания в однополярный мир. А самыми насущными проблемой миллионов россиян является недостаточная развитость политических свобод и прав человека…

Как говорится, без комментариев.

Именно под этими лозунгами собирали в начале 90-х миллионы протестующих те мастодонты от оппозиции, боевой смотр которых мы все видели в минувшее воскресенье.
И добились такой стойкой оскомины, что даже отец русского либерализма и открытый спонсор правых Анатолий Чубайс (большинство отделений СПС в регионах существовали при местных структурах РАО ЕЭС) перекрыл им каналы финансирования еще в 2007 году, когда на парламентских выборах объединенные правые либералы во главе с Немцовым получили меньше одного процента голосов. Это привело к распаду их коалиции, вынудив по отдельности искать пропитания у зарубежных спонсоров, постепенно трансформируясь в «иностранных агентов».

Эта оппозиция мертва. Удел ее лидеров – писать некрологи и зарастать черной многослойной ненавистью к нынешней России (по выражению Альфреда Коха).

А есть ли живая оппозиция? Есть, но она расположена на противоположном фланге.
Она требует «отнять все и поделить поровну», «экспроприировать экспроприаторов», «отправить в тюрьму коррупционеров и воров», «защитить простого человека от засилья олигархии». Она требует остановить рост цен, активнее развивать социальную сферу, прекратить финансовую поддержку банковского сектора и обложить дополнительными налогами естественные монополии. Она выходит на свои митинги и марши под лозунгами «Долой воров и коррупционеров!», «Не плати за чужую роскошь!», «Не работай на олигархов!», «Нет фашизму, нет капитализму!», «Власть миллионам, а не миллионерам!», «А ты умрешь за их деньги?».

Ее лидер молод и активен, дважды не посажен, но чист и светел в глазах весьма массовой аудитории своих единоверцев. Его кратковременные явления народу из-под домашнего ареста демонстрируют явный рост политической харизмы.

Это и есть сегодня реальная живая оппозиция, заточенная против Путина и способная колебать устои режима, подвигая его на динамику изменения (типа сегодняшнего ареста сахалинского губернатора). Но это левая оппозиция. Левая, но единственная. Другой просто не существует…

Итак – кто там шагает правой? Левой, левой, левой…

Таким образом, можно утверждать, что получателями немалых средств и организационных возможностей, предназначенных на ослабление режима президента Путина с перспективой его смены в 2018 году становятся ныне не либералы (Касьянов, Каспаров, Рыжков, Хакамада и Ко), а лево-радикалы (Навальный, Яшин, Развозжаев, Удальцов, Пономарев, тот же Лимонов в конце концов).

Пример греческой «Сиризы» и стремительно прорывающего к власти в Испании движения «Подемос» демонстрирует своего рода общую тенденцию на слом традиционных моделей политического оппонирования. На смену маятнику ответственных и по сути консервативных проектов, поочередно сменяющих друг друга и отличающихся друг от друга лишь степенью социальной ориентированности, приходит радикальный слом механизма ответственного управления союзом левых и правых радикалов с порою примыкающими к ним зелеными.

В России судя по всему закончился внеплановый политический цикл, запущенный динамикой киевского Майдана и последовавших за ним событий. По итогам этой динамики властвующий режим устоял и даже укрепился. Страна, заплатив, по меткому выражению Барака Обамы, высокую цену за свое оппонирование фантазму американского мирового лидерства, устояла и получила явные стимулы для модернизации.

Рейтинг президента Путина за год, прошедший с начала этого цикла, по данным Левада-центра вырос с 60-ти до 86-ти процентов (порою достигая рекордных 88-ми, ранее имевших место только в достопамятном 2008 году). Массовая позитивная оценка происходящего в стране даже в нынешней ситуации не опускается ниже 50 процентов, что просто феноменально.
http://www.levada.ru/26-02-2015/fevralskie-reitingi-odobreniya-i-doveriya

Мечты о «дворцовом перевороте», стимулируемом точечными санкциями, также не оправдались, а массовое протестное движение, запущенное в 2011-12 годах вокруг проблемы легитимности прошлых выборов, предсказуемо сошло на нет. Попытки влить в эти старые меха новое антивоенное вино явным образом провалились.

И 3 марта мы все наблюдали похороны либерального оппозиционного проекта, нацеленного на реставрацию гайдаровских идей и социально-экономических программ периода 90-х годов. Проекта, открыто ориентированного на интеграцию России в однополярную модель мира и на отрицание, как мы видели, ее права считаться цивилизованной страной.

Но впереди нас всех ждут выборы в Думу и президентские выборы в США. 2016 год станет началом нового политического цикла, кульминацией которого станет президентская избирательная кампания 2018 года. Особую пикантность этому циклу придают очередные новации в российском избирательном законодательстве и возвращение смешанной системы выборов депутатов (т.е. голосования по одномандатным округам).

Кто же поведет за собой массы на штурм существующего политического режима? Может быть престарелые диссиденты - ветераны борьбы за демократию и права человека из «Хельсинкской группы»? Или же либералы из бурных 90-х годов, переживающие ломку отрыва от «кормила власти»? Может быть политические маргиналы, типа Каспарова или Илларионова? Или озлобленные «властители дум», типа Макаревича или Шендеровича?
Отнюдь.

Анатолий Чубайс выразил единое мнение теневого триумвирата системной оппозиции (Чубайс-Греф-Кудрин): нужно остановиться и переформатировать оппозицию, просто выбросив за ненадобностью прогнившие и бесперспективные ее компоненты.
И придав дополнительную энергетику наиболее перспективным направлениям – лево-радикальному и право-радикальному. Оба они воспроизводят наиболее массовые формы социального протеста. Первое идет под лозунгом «экспроприации экспроприаторов» («Они украли наши деньги!»), вторые – под лозунгом «Россия – для русских!» (+ «Защитим русских от фашиствующих националистов!»).

Обе эти силы легко затачиваются против Путина. Для первых он покровитель олигархов и коррупционеров, для вторых – слабый властитель, пасующий перед мусульманской экспансией. Но об этом подробнее в следующих материалах.

На смеси этих анархических, марксистско-ленинских, троцкистских, национал-большевистских и национал-освободительных лозунгов и рождается сегодня грядущая «новая оппозиция», консолидирующаяся вокруг Навального и готовая отнять электорат у КПРФ и повторить спустя 20 лет попытку левых прийти к власти.

Похоже, исполняется предсказание всех вменяемых отечественных политологов, что политический спектр в России возможен лишь на колебаниях между левыми государственниками и левыми радикалами (т.е. между ленинцами и троцкистами).

Правые здесь имеют шанс на политическое существование только в качестве экспериментального казуса (типа сурковского проекта «Правое дело»), либо же – в качестве персональных маркеров на переговорах с западными кредиторами. И то и другое сегодня потеряло смысл и отброшено за ненадобностью.

Как будет выглядеть эта «новая оппозиция»?
Каков потенциал ее электората и кто сегодня массово наполняет ее ряды?
Под какими лозунгами она выходит к массам и на каких идеях строит свою идеологию?
Какие текущие и перспективные цели ставит перед собой вышеназванный триумвират и зачем ему нужен слом существующего политического режима?
Как реагируют и будут далее реагировать на этот поворот нынешние «профессиональные борцы с путинским режимом»?
Какие ресурсы у них остаются и что они предпримут в ближайшее время и в среднесрочной перспективе, став фактически некой «третьей силой», противодействующей двум базовым политическим тенденциям?
Что могут противопоставить этому замыслу построения «новой оппозиции» идеологи и политтехнологи правящего режима?
Возможно ли перехватить протестную энергетику лево-эгалитарного и право-имперского типов и направить ее в позитивное русло?
Как повлияли на расклад политических сил в России украинские события и санкционное давление Запада?

Вопросов много.
По мере сил я буду предлагать свои ответы. Интересно было бы послушать и ваши. И все это спокойно и квалифицированно обсудить.