February 9th, 2018

ИСКУССТВО СКОЛЬЖЕНИЯ: ПСИХОАНАЛИЗ КАК ЗИМНИЙ ВИД СПОРТА



Олимпийские игры, как любые массовые телесные практики, нагруженные мифологией (а порою и идеологией), не могут не привлечь внимания психоаналитика.
И день «открытия» очередного олимпийского таинства – зимней олимпиады 2018 года – есть хороший повод высказаться за эту тему.
В своих работах и выступлениях, касающихся психоанализа нашей телесности, я всегда определял спорт как «танатоидальную мастурбацию» и привязывал к психодинамике отыгрывания первичных позывов – Эроса и Танатоса.

Но сегодня мне не хотелось бы так глубоко копать и я подброшу своим читателям несколько мыслей, лежащих, в буквальном смысле этого слова, на поверхности.
Виды спорта, как мы помним, четко подразделяются на летние и зимние.
Летний спорт понятен и прост – это апофеоз сопротивления, преодоления силы земного притяжения. Быстрее, выше, сильнее…
Весьма характерно тут подразделение активности атлетов на «легкую» и «тяжелую» формы.
Легкая атлетика демонстрирует нам порывы «отталкивания», отыгрывания персонального или же коллективного искусства расширения границ телесной активности в ситуации тотальной власти неодолимой силы тяжести.
Тяжелая же атлетика бросает прямой вызов этой тяжести, противопоставляя «быстроногому Ахиллу» богатыря Святогора, борющегося с «тягой земной» и одерживающего над нею победу.

Зимние же виды спорта, ритуальный праздник которых мы сегодня будем наблюдать, коренным образом отличаются от летних.
Тут нет сопротивления и преодоления, нет отталкивания и рывка. Тут все усилия направлены на организацию и поддержание инерционного скольжения. На победу через демонстрацию искусства подчинение неумолимой логике природы, охваченной холодом.
И если демонстрационной моделью летнего атлетизма можно сделать прыжок, то суть зимнего, который порою трудно назвать атлетизмом в обыденном его понимании, точнее всего иллюстрируется, конечно же, керлингом.
Т.е., повторяю, искусством целенаправленного инерционного скольжения.

К чему это я клоню? А вот к чему: не таков ли в идеале и наш психоанализ?
Поверхность экрана/границы соприкосновения с БСЗ всегда «холодна» и доступна только для инерционного скольжения.
Поверхность же экрана/границы сознания выбита (во фрейдовской метафоре – выжжена) внешними воздействиями и превращена в некую твердь. Твердь, где мы бегаем и прыгаем, толкаем и метаем, играем в различные игры.
В зоне же соприкосновения с БСЗ всего этого делать нельзя – поскользнешься, упадешь, получишь травму, а может быть даже скатишься на дно самого глубокого ущелья.
Тут можно только скользить, подчиняясь воле господствующих сил. Скользить, зная, что только техника скольжения и правильная смазка приведут к победе. А не прыжки, броски или же толчки.
А точнее – не к победе, а к сохранению себя от травмы и обретению нового опыта.

Такие вот «мысли по поводу»…
А если все это хорошенько смазать массой порождаемых такой метафорой ассоциаций, то можно славно прокатиться, как в гигантском слаломе, по заснеженному склону профессионально организованной регрессии, огибая те все препятствия, которыми сознательная воля наивно пытается преградить путь такому скольжению…