January 9th, 2019

ПОПОЛНЕНИЕ ПАНТЕОНА ГЕРОЕВ РОССИЙСКОГО КОЛЛЕКТИВНОГО КИНО-СНА…



Свой изначальный, еще в 2016 году написанный, материал о природе и смысле постновогоднего таинства теле-эфирного программирования («И снова третье января… Мысли на злобу дня» - https://arisot.livejournal.com/21086.html) я заканчивал следующим пассажем: «Наступило 3 января и что дальше? А дальше следует неделя, наполненная иными, самыми свежими и специально для этой недели созданными зрелищами, использующими неодолимую тягу современного человека к компенсаторному виртуальному опыту. И что вы думаете – эти новогодние «новоделы» будут построены на иных сюжетах и будут преследовать иные цели? Отнюдь. Посмотрите сами и убедитесь в моей правоте. Они будут этот эффект усиливать и углублять».

Ну а поскольку этот эффект, отрабатываемый уже на четвертом поколении наших соотечественников и отрабатываемый в явно затихающем инерционном режиме (а кто сказал что ресурса «советскости» там хватит более, чем на одно поколение), сверхважен – ведь именно он запускает производство «социального БСЗ, то пришлось мне это усиление и это углубление отслеживать и анализировать отдельно, пока что отведенная на это неделя не закончилась.

А это значит – нужно было оторваться от телеэкрана и идти в кино… В то самое кино, которое Фрейд ненавидел как альтернативное психоанализу коллективное искусственное сновидение, то самое кино, которое мы обязаны изучать, его ненавидя. И изучать при этом не симптоматические изыски «авторских» кинолент, а лидеров проката, переживая которые масса трасформирует свою психодинамику, наполняя свое БСЗ новым содержанием (новыми образами, аффектами, стереотипами реакций, и пр.).
Сегодняшние лидеры проката (это три сказки – «Полицейский с Рублевки. Новогодний беспредел», «Т34» и «Три богатыря и наследница престола») как нельзя лучше подходят для такого анализа. Они прозрачны в своем психокоррекционном заряде: не мудрствуя лукаво, они вводят массу в целевую динамику наполняя нужным содержанием уже готовые образы и сюжеты. Готовые, заранее знакомые, не вызывающие отторжения и потому удобные для глубинно-психологического вмешательства.

В Штатах подобная оперативная работа над живой мифологией, некогда придуманная и методически проработанная еще племянником Фрейда Эдвардом Бернайсом под именем «пропаганды», проводится уже давно в виде переноса на экран коллективного сновидения материалов старых и всем знакомых комиксов.

У нас такого универсального материала не было и потому берется то, что лучше всего подходит для целей легкого и пластичного внедрения пропагандистской конструкции в психику массы: культовый теле-сериал о рублевском отделении полиции, культовая компьютерная игра («WOT», или – «танчики») и популярный мульт-сериал о великом князе, его богатырях и болтливом коне по связям с общественностью. Берется уже готовый канал для подключения и в него просто делается нужная инъекция. Нужная для того, чтобы сделать эффект актуализации советской социальной мифологии, реализуемый в постновогодний период, еще более актуальным (а потому – и более действенным). Чтобы усилить и углубить этот эффект, не дать ему угаснуть, не позволить оторваться от реалий массовых запросов…

Подробный анализ этих трех инъекций я отправляю в корзину для материалов, предназначенных для уже почти что готового двух(а может и трех – как получится)томника по психоанализу культового отечественного кинематографа. К тому же особо и отдельно анализировать новый мультик о Владимире- Ясном Солнышке я и не собирался: это установочный материал не для нас, а для нынешних детей, которых нужно заранее и задолго готовить к ситуации, в которой дряхлеющих властитель передает власть своей наследнице с опорой на силовиков…
А вот с полицейскими и танкистами мне пришлось повозиться, но зато разгадка эффекта, на который были рассчитаны (+ того эффекта, на который они и не были рассчитаны, но все же вызвали его если не случайно, то явно ненамеренно) два новогодних фильма, им посвященных, дает очень много для понимания сегодняшней коллективной динамики отечественного психотипа и для интерпретации ее, этой динамики, симптоматических проявлений (массовых, групповых и персональных).

Оставляя основную интригу для будущей книги (чтобы читать было интереснее), я хочу сегодня, по «горячим следам», проговорить ряд частных замечаний, а точнее – замечаний частного характера, не касающихся напрямую фундаментальных особенностей нынешнего состояния «русскости» как коллективного психотипа, но отражающих отдельные его черты и особенности.
И еще раз повторяю – эти два фильма не образуют в режиме коллективного сновидения «машину по производству социального БСЗ» (см. об этом подробнее мою прошлую публикацию в ЖЖ - https://arisot.livejournal.com/29304.html), а лишь добавляют в работу этой «машины», по-прежнему запускаемой в действие советским киноматериалом, небольшие «добавки и присадки», не позволяющие спящей и видящей сны массе проснуться.

Итак – вот что я хотел бы тут заметить (причем заметить в сугубо провокативном режиму, рассчитывая на ваше сопротивление):

  1. «Полицейский с Рублевки. Новогодний беспредел» («ПРНБ») и «Т34» – это не два отдельных фильма или отдельных сна, это – единое поле установочного галлюцинаторного опыта массы, объединенного единым смыслом, единой символикой и даже единым стержневым образом Я сновидца. Это как два сна одного и того же сновидческого периода, наложенные друг на друга и воздействующие на сновидца совместно, в режиме целевого сгущения. Вряд ли это так и было задумано; просто так получилось.



  1. Оба фильма по сути говорят нам об одном – о выборе в безвыходной ситуации, о ресурсе для этого выбора и о той цене, которую приходиться платить за этот ресурс. Причем говорят в символике пограничной ситуации (наложенной на новогодний апокалиптический настрой), ситуации конца обыденной жизни и начала балансировки на грани бытия и небытия.



  1. Герои фильмов – военные и полицейские, т.е. защитники государства и его граждан от опасности, внешней и внутренней.  Что могут сделать эти защитники в ситуации, когда враг почти что победил: криминал открыто правит бал, наслаждаясь своей победой, а торжествующий внешний враг в 25 километрах от Москвы спорит о том, кто первым успеет на парад на Красной площади. На тебя, смешного полицейского и вроде бы уже безобидного одинокого танкиста, никто и внимания не обращает. Безвыходность ситуации довлеет даже в словах – героям-танкистам предстоит превратиться в продажных «полицаев». Но может быть – наоборот?



  1. А дальше начинается Чудо, которое, как все мы знаем, и есть наш главный антикризисный ресурс. Ресурс, которого не было у героев советских фильмов, всегда имевших – куда вернуться из кино-сказки, из кино-сна с его исполнением желаний. Вернуться в Москву к маме, вернуться в свой детский сад и снова работать его директором, вернуться в университет или же – из царских палат древней Москвы – в свою малометражную жилплощадь. Вернуться и перестать быть героем. А вот сейчас пространства для возвращения нет (об этом недавно открыто сказал еще «Сталинград»), все – отступать некуда, доотступались уже - хватит, нужно стоять насмерть и взывать о Чуде. Взывать, понимая, что героизм ныне не игра, а реальность.




  1. И тогда Чудо не заставит себя ждать… И это не чудо обретения свободы (она, как и положено, в этих кино-снах иллюзорна: из одного полигона ты можешь прорваться в другой, внешний, но такой же; ради раскрытия одного преступления ты совершаешь другое, более масштабное, и т.д.); не чудо дружбы и любви (хотя этот ресурс тоже важен), не чудо профессионального мастерства (это вообще не про нас). Это Чудо отождествления себя с другими, поглощения их в себя (интроекции), расширения своей психики до пределов архетипики, оживляющей глубинные пласты народной души. И тогда пропитанные ядом наворованные миллиарды, предназначенный для отравления массы, горят ярким пламенем, а коллективная идентичность, конкретизируясь, предстает в образе непобедимого танка, экипажем которого все мы являемся. Снаряды этого танка выкопаны из могилы солдат, погибших на этой бесконечной войне, бак полон горючего… Ну а дальше – все зависит от нас и от нашего командира, который явно что-то задумал… И нужно просто верить и исполнять приказы.

Я никак не оцениваю эту целевую установку, да и не наше дело – оценивать или поучать.
Просто обращаю на нее ваше внимание.
А где же тут психоанализ? – спросите вы… Где рассказ о яркой и многозначительной анальности «ПРНБ», или же о фаллической танковой символике?
Но разве психоанализ – об этом? Хотя, и об этом тоже, но тут речь идет не о приманках (точнее даже – манках) для динамики БСЗ, говорящего с нами только на языке тела. А о тренде этой динамики.
Я как раз и хотел рассказать о главном. Или – просто намекнуть… Это оно и есть.
Остальное – в книге.

Copyright © Медведев В.А. 2019 Все права защищены