December 31st, 2019

НЕЧТО, ОТДАЛЕННО НАПОМИНАЮЩЕЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ, или О ГРЯДУЩЕЙ ПЫТКЕ КРЫСАМИ



Увидев в Сети не раз в последние дни этот кусочек картины Босха, напоминающий о грядущем годе Крысы, я не мог не вспомнить о классическом случае «Человека с крысами», о его ужасе от мыслей о возможном «наказании крысами» и о его наслаждении от фантазий о том, что эта восточная пытка выпадет на долю другого человека.

Немного поцитирую тут Фрейда, все же есть повод:
«С представлением о крысе неразрывно связано то, что она грызет и кусает острыми зубами; но крысы не могут оставаться злыми, прожорливыми и грязными без наказания — их жестоко преследуют и безжалостно истребляют люди, как он сам не раз с ужасом наблюдал.
Ему часто становилось жалко этих несчастных крыс. Но он и сам был таким же мерзким, грязным маленьким негодником, который мог в ярости покусать и которого за это страшно наказывали. Он действительно мог найти свое «полное сходство» с крысой. Судьба, так сказать, предъявила ему в виде рассказа капитана стимульное слово для выявления комплекса, и он не упустил возможности отреагировать на это навязчивой идеей».


Славная и вдохновляющая J цитата, особенно для все тех, кто, как и я, был рожден в год Крысы.

Все это было бы страшно (или же по крайней мере неприятно), если бы культура не подарила нам качественного противоядия от такого вот «крысиного яда». И я говорю даже не о «Щелкунчике»…
Вспомните Злодея из культового фильма «Великолепный», пытающего героя Бельмондо именно «фрейдовской пыткой», т.е. сажая его на стул с крысой под дырявым сиденьем. «А зубы у крысы – кричит Злодей – отравлены цианистым калием!»… «Но ведь тогда крыса сама сдохнет!», усмехается герой и возвращается к реальности из мира компенсаторного боевого фэнтази.

Так что не бойтесь, друзья! В том числе – не бойтесь своей «крысиности» и позвольте себе порою побыть злыми, прожорливыми и грязными. Без малейшего наказания, ведь просто год такой…

С наступающим вас годом Крысы!

P.S. Что же касается тех турусов на колесах, которые по крысиному поводу наворотил Зигмунд Фрейд – смерти отца, карточного долга, опасения заражения сифилисом, и пр. – скажу так: это все были его собственные страхи, которыми он, как обычно, загружал своего пациента, нарушая все правила психоанализа и превращая тем самым данный случай в дидактический (по принципу – «Не делай как я!»). Так что и тут нет повода для боязни. Разве что – для боязни не понять его замысла и принять предостережение за назидание.