May 10th, 2020

КАК ПЕРЕБОЛЕТЬ КОВИДОМ: ЗАМЕТКИ ВЫЖИВШЕГО. 3. БАЗОВЫЙ СИМПТОМ И РАБОТА С НИМ



Как обычно – внимательно перечитал прошлый выпуск. Как говорится: ни убавить, ни прибавить… Все там верно. Так что просто резюмирую: первые же признаки ОРВИ сразу полагайте за проявление коронавирусной инфекции. Именно проявления, т.е., если они есть, то инфицировались вы еще дней на 4-5 ранее и просто были в инкубационном периоде. При подтверждении этого диагноза на ПЦР-тесте обязательно подумайте об этих 4-5 днях и о тех людях, с которыми вы активно контактировали (заражаясь от них и их заражая).
Сдайте тест на коронавирус.
Начинайте принимать Тамифлю (а вдруг это все-таки грипп!), но при подтверждении Ковида-19 (тестом или симптоматически) сразу переходите на антивирусный коктейль и пейте его 7-10 дней. Изолируйтесь, прежде всего от стариков и хронически больных людей.
И ни в коем случае не принимайте на этом этапе никаких антибиотиков!!! Последний совет – это не просто осмысление мною собственного негативного опыта, но и совет наиболее квалифицированных врачей, которые помогли мне переболеть с минимально возможными сложностями. Самый из них откровенные отрицали необходимость и антивирусных препаратов, справедливо указывая на их бесполезность в деле «лечения» ковида и явную вредность для организма и его иммунной сопротивляемости. Но я принимал антивирусники, и вам советую: с ними как-то поспокойнее, а психический настрой в этом случае, т.е. когда ваше соприкосновение с SARS-CoV-2 приобрело характер заболевания (а в 80 процентах случаев оно проходит вообще бессимптомно, в режиме прививки), являет главным и опорным фактором быстрейшего и безопасного выздоровления.

Теперь у нас сразу же возникает два вопроса:
1)     А если тест – отрицательный? Можно успокоиться, спокойно болеть ОРВИ, принимая Тамифлю и забыв о ковиде?
2)     А если тест положительный? Что нужно при этом делать, как общаться со скорой (которую Вы обязаны вызвать или которая по информации в РПН о положительном тесте будет прислана к вам) и как решать вопрос с госпитализацией?
На первый вопрос я отвечу сегодня, а на второй – в следующем выпуске (не факт, что я закончу его завтра; тема госпитализации самая главная и самая серьезная во всей этой истории выживания).

Итак, о чем говорит отрицательный тест на коронавирус? На самом деле – ни о чем… Дело в том, что и сам тест нужно брать правильно (буквально выковыривая частички слизистой из носоглотки, а не просто повозив тампоном в заязыковом пространстве), и его результаты в определенной мере вероятностны (у меня второй позитивный тест до сих пор где-то бродит на уже третичной перепроверке: РНК-признаки наличия вируса найдены, а референсные значения не определены). Так что положительный текст и то не полностью надежен, хотя и четко говорит о присутствии следов вируса, а отрицательный вообще ничего не означает. Сейчас, правда, по двум отрицательным квалифицируют стадию завершения болезни и перехода к реабилитации. Но и тут окончательную точку может поставить только тест на антитела и количественное соотношение иммуноглобулинов IgM и IgG.
Поэтому в реальности сегодня Ковид-19 квалифицируют по двум базовым симптоматическим проявлениям: на пике болезни и ее переходе в острую фазу – по картине на КТ типических проявлений инфильтрации в легких типа «матового стекла», а при начале заболевания – по потере обоняния и изменению вкусовых ощущений.
Вот об этом я сегодня и хочу с вами поговорить. Потеря обоняния – это явный и однозначно трактуемый квалификационный симптом наличия у вас активной ковид-инфекции. Это вам прямой сигнал – неопределенности больше нет, вы вошли с вирусом в фазу активного соприкосновения, он обустроился в вашем организме, создав базу своего присутствия в носоглотке, и начал работу по заложенной в нем программе. Т.е. начал активно проникать в те клетки, к которым он примыкает, передавать им свой РНК-код и стимулировать их копировать этот код, выстраивая на его основе собственные ДНК-цепочки. Метафорически он начал загрузку в наш геном той небольшой генной последовательности, информационной матрицей для создания которой нашими же клетками он и является.
Кстати, именно по этой причине заядлые курильщики реже (а точнее – сложнее) заражаются «ковидом»: у них носоглотка выжжена, ее поверхностные клетки деформированы и менее комфортны для вирусного «присоединения» (даже при наличии т.н. «белковых отмычек»).

Так что наша тут задача – не бояться, и уж точно не паниковать, а сделать подобного рода инсталляцию вирусного РНК-кода наименее болезненной и максимально безопасной. Повторяю, наш человеческий геном уже на 8 процентов состоит из подобного рода ДНК-цепочек, выстроенных по вирусным РНК-кодам и играющих важнейшую роль в нашей жизни. Даже наличие у нас памяти и сознания производно от таких вирусных заимствований (см. https://reminder.media/post/virusnoe-soznanie?fbclid=IwAR39AcWZ9uYkYZxocsOASpKy5NnDxFauCUkoYIDu63aCCq_cRMSwf59Y4XQ).
Так что надо настроиться на то, что ничего страшного не происходит. А точнее – не должно происходить, но тем не менее по неясным медицине (но прозрачным для психоанализа) причинам в ходе подобного рода «инсталляции вирусных программных обновлений» наша встроенная антивирусная программа, работающая в автоматическом режиме, т.е. наш иммунитет, выдает критический сбой и убивает нас самих посредством т.н. «цитокинового шторма».

Но об этом сбое, о его причинах и о психотехнологиях его предотвращения (а причина его исключительно психогенна), я еще расскажу. А пока – поговорим о первичном квалификационном симптоме – о стойкой потере обоняния.
Сразу скажу – вне привычных гастрономических радостей, которые явным образом при этом обесцениваются (сопрягаясь с изменениями вкуса, у меня чаще всего – с иллюзией пересоленности пищи), никаких особых неудобств эта потеря обоняния лично мне не принесла.
Я ее даже не сразу заметил, открыв в себе эту недостачу случайно, принимая курьера и наступив на кучу дерьма, которую наш песик добросовестно выложил у входной двери (какая-то фабрика говна, и чего мы его тогда выгуливаем!; впрочем Фрейд, заядлый собачник, об этом также много и со смаком писал, не буду повторяться).
Потерей обоняния, а точнее – особым типом изменения работы назальных рецепторов, вирус обозначает свое «вхождение» в нас. Это своего рода «черная метка», честный и откровенный вызов: «Иду на вы!». А точнее – «Я уже здесь, прими это как данность!». Поводов для страхов и неопределенности больше нет: вы с этим вирусом создали временный телесный симбиоз. Он стопроцентно погибнет по итогам этого симбиза; наша же с вами задача выйти из этой истории с минимумом потерь.
Поначалу эта потеря обоняния ощущается очень странно. Сначала в одной, а потом уже и в обеих ноздрях возникает ощущение, как будто в голове нет перегородки, отделяющей носоглотку от мозга. И ты дышишь прямо в мозг; ощущение очень острое, предполагаю, что нечто похожее возникает при занюхивании дозы кокаина, но у меня такого опыта не было.
Поначалу это неприятно в силу необычности, но не более того. Я даже пробовал вставлять в нос тампоны, чтобы снизить уровень яркости таких ощущений. Но потом привык, как привык и к отсутствию запахов как таковому. Как и к тяжести в груди, которая станет вашим спутником надолго и потребует, тут мне уже все понятно, долговременной реабилитации. Теперь какое-то время, пока неизвестно какое, обоняние для меня выглядит очень странно: как регулируемое потоком воздуха ощущение немного мятного типа, т.е. холодящего и слегка анестизирующего воздействия. Ощущение, возникающее на поверхности слизистой носа, и подобное (все пытаюсь вам его описать как можно точнее) тому, как ощущается глубокий вдох носом на сильном морозе. Вот, теперь вроде похоже.
Это и есть «запах ковида», я его теперь ни с чем не спутаю.

Но это, как и многое иное, принесенное вирусом, пришлось принять как данность. Я был готов к этому опыту и потому я не испугался, обнаружив у себя этот стартовый симптом «ковида». Хотя меня (и нас всех) усиленно пугали, специально вбрасывая в Сеть кучу предположений, касающихся «проникновения вируса в мозг», «разрушения мозгового обонятельного центра», «последствий в виде эпилепсии и инсульта», и т.д. Не испугался, поскольку все уже поняли, что «ковид» есть разновидность аутоиммунного заболевания, а ГЭБ, т.е. гемато-энцефалический барьер, никто не отменял. Так что мозг тут явно не в игре. Хотя многие мои подписчики сегодня искренне полагают, что вирус этот отменил все законы науки и все открытия медицинской практики. Но я их не осуждаю, они выбрали другой путь спасения – опору на веру в чудотворность ритуалов подчинения властям – всемилостивейшим, всезнающим и всемогущим. Возможно, эта вера их и поддержит по жизни (вон в прошлом Средневековье короли излечивали инфекции простым наложением рук), но это явно не мой случай.
Для меня интересно другое – а почему в России потеря обоняния как симптоматический маркер инфицированности данным коронавирусом, не полагается универсальным? Как это полагается везде… И людей с поражениями легких отправляют в «ковидные» палаты на основании данных КТ о любом типе пневмонии, даже с отрицательным тестом на SARS-COV-2. Отправляют туда, где они и заражаются успешно этим вирусом, стопроцентно подтверждая предварительный диагноз. А про обоняние никого не расспрашивают. Причем не расспрашивают вообще… А ведь это реальность, отвечаю.
Вот этого и вправду стоит пугаться, этого, но не своего общения с вирусом.
Отдельно подчеркну, что английские ученые полагают потерю обоняния универсальным, обязательным симптомом «ковида» даже для бессимптомников - https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fplus-one.ru%2Fnews%2F2020%2F03%2F23%2Fuchenye-poterya-obonyaniya-i-vkusa-pervyy-simptom-covid-19
Так же полагают и американцы - https://www.gazeta.ru/science/2020/04/14_a_13047925.shtml
А вот наши пока темнят… Так, известный теперь нам всем главврач московской «Коммунарки» много раз заявлял, что у его пациентов с «ковидом» такого симптома вообще ни разу не наблюдалось. Так кого же он там лечит? Больных пневмонией, которые к внебольничной пневмонии приобретают довеском внутрибольничное вирусное заражение?
Но это уже другая история…

Здесь же я хочу особо остановиться на ряде важных моментов, сформулировав их в виде отдельных тезисов:
1. У вас исчезло обоняние, но положительного теста на вирус нет, а возможно, что даже есть отрицательный. И у вас есть признаки ОРВИ, описанные мною выше, в прошлых выпусках. Вы пробуете вызвать врача, но как правило либо не можете никуда дозвониться, либо по записи никто не приходит (поликлиническое обслуживание населения у нас рухнуло в одночасье, пора это признать и действовать с учетом того, что этой поддержки у нас сегодня нет).
Все – начинайте противовирусную терапию (сразу после потери обоняния, не медля ни минуты), начинайте регулярный замер температуры, насыщения крови кислородом, пульса и кровяного давления (как я и обещал, этим параметрам мы посвятим отдельный выпуск этих Записок; там же мы поговорим и об анализах крови). Медлить больше нельзя… И чем раньше вы войдете в режим «самолечения» (в хорошем смысле этого слова, т.е. отнесетесь к себе как к больному с неясным пока прогнозом по течению заболевания и открытым пока его финалом), тем будет лучше…
2. Наблюдайте за динамикой активности вируса в вашей носоглотке. «Запах ковида» очень динамичен, порою остро неприятен (я даже сбивал его оксолиновой мазью, а разок даже задавил на какое-то время «Звездочкой»; но полагаю, что зря я это сделал, что и за это тоже я отгреб лишнего на второй стадии заболевания), но весьма информативен. Важен этап самого появления этого симптома. Если он проявился сразу или вскоре после появления симптомов ОРВИ, то это хороший знак (у нас так было у Ирины). Значит вирус удовлетворен ситуацией и не собирается менять диспозицию. Если же этот симптом запаздывает и проявляется дней через 5 после начала заболевания, как это было у меня, то есть большая вероятность перехода общения с ним на острую фазу двусторонней пневмонии. В моей ситуации это было так: 22 апреля – начало «простуды», 27 – исчезло обоняние, 28 – острый приступ лихорадки с высокой температурой и запредельно высоким кровяным давлением и диагноз по КТ двусторонней ковидной пневмонии. Могу предположить, что активное проявление назальной симптоматики маркирует локализацию пика заболевания. Но это только наш опыт, нуждающийся в проверке на более широкой выборке.
3. Не посчитайте это мистикой, но наблюдение за динамикой назальных проявлений активности SARS-CoV-2 в вашем теле позволяет начать с ним продуктивный диалог. Который продолжится на острой фазе (если вас туда все же затащит) в динамике ночных галлюцинаций и бреда (но об этом мы еще поговорим отдельно). У вирусов, конечно, нет сознания, как нет и психики, но они запускают в нашем теле и в нашей психики реактивные процессы разной степени глубины (осознанности) и интенсивности. «Запах ковида» меняет свою интенсивность порою очень резко и вам стоит понять, что такие реакции провоцирует. В моем случае он резко противился физической нагрузке, выходу на свежий воздух, блокировал остатки аппетита, провоцируя отвращение к еде. И я каждый раз делал именно то, что ему было не по нутру. Советовать не буду, тут мой опыт основывается только на моей врожденной сопротивляемости любому насилию. Но результат налицо – он мертв, а я нет…
4. Есть еще один интересный нюанс, о котором я расскажу завтра, когда буду описывать свой опыт госпитализации в инфекционное ковид-отделение. Предварительно скажу, что на острой фазе заболевания «запах ковида» позволяет чувствовать зоны инфицированности и степень поражения вирусом людей, с которыми ты соприкасаешься. И это тоже не мистика…

И последнее на сегодня. Меня это беспокоит и потому я спрошу прямо: если меня читают люди, также реально или же предположительно этим вирусом переболевшие, то расскажите – как вело себя ваше обоняние? И какие у вас были темпы его восстановления? А то у нас с Ириной уже нет «гнезда ковида» на слизистой носоглотки. Но обоняние за 95 процентов так и не вернулось…

Copyright © Медведев В.А. 2020 Все права защищены