May 16th, 2020

КАК ПЕРЕБОЛЕТЬ КОВИДОМ: ЗАМЕТКИ ВЫЖИВШЕГО. 7. ЕЩЕ ОБ "ОСТРОЙ ФАЗЕ" КОВИДА



Продолжаю сегодня эти Записки через не могу… Стадия постковидной пневмонии оказалась самой длительной и самой изматывающей, я о ней еще напишу, когда будет понятна ее динамика. Температура – 36 и ниже, давление периодически опускается к критическому рубежу 90/60, но потом подскакивает (порою довольно резко) вверх, слабость до дрожи в руках и ногах. Но это уже «изнеможение победителя»; ты побывал в Запредельном, ты пережил состояние, полагаемое болезнью, но абсолютно непонятное даже для опытных врачей. И ты вернулся с опытом, о котором нужно срочно рассказать всем тем, кто с разной скоростью приближаются к этой бездне и страшатся упасть в нее. Рассказать – как там все происходит, что позволяет тебе гарантированно зацепиться и выкарабкаться, а что (если честно – очень многое, в основном – практически все, производное от системы «государственной медицинской помощи») препятствует выздоровлению и тянет вниз.

И потому я чувствую определенную ответственность и заставляю себя писать эти Записки. Ведь главный их пафосный посыл именно таков: даже с отягощающей предрасположенностью (а у меня это – слабость легких), даже с рядом описанный мною ошибок и отягощений, даже в относительно немолодом возрасте – через месяц праздную 60-летний юбилей, даже при сознательном отказе от системной медицинской «поддержки», и т.д., опыт инфицирования SARS-CoV-2, даже пережитый по-максимуму, т.е. в последовательности трех стадий несомненно тяжелого заболевания, каждая из который по-своему опасна, может быть пережит относительно безопасно. Да, тут мы идет «по лезвию ножа», как изначально сказал об эпидемии «Ковида-19» Леонид Михайлович Рошаль: с одной стороны – для многих неизвестное состояние самоубийственного влечения к Смерти, внезапно и для соматических врачей непредсказуемо запускающего неадекватную иммунную реакцию на вирусное заражение, убивающую нас, а не спасающую; с другой – ничего не понимающие врачи, решающие – пора или еще нет подключать человека, со своей иммунной системой разбирающегося, к аппарату ИВЛ со всех устраивающим рефреном – «Мы сделали все, что могли!».
В своих письмах вы сетуете мне на недопустимость вот так писать о врачах-героях, которые … Я не умаляю героизма людей, которые ежедневно входят в зону мультиплицированного заражения коронавирусом. Отмечу только, что входят они в нее в трехслойной защите (зачем она нужна при доказанной невозможности инфицирования через кожу – я даже не спрашиваю; как не спрашиваю – зачем эта защита нужна уже переболевшим врачам, которых соответствующее тестирование на антитела выявляет уже в значимых количествах – более трети персонала ковидных клиник и отделений), а для больных они эту зону организовали, не думая об их защите от дополнительного и многократного инфицирования. Так что в клинике человек, подхвативший вирус, гарантированно пойдет по самому тяжелому сценарию (но зато и сформирует гарантированно прочный иммунитет).
Итак, я не умаляю такого героизма, но подчеркиваю (и полагаю, что имею на это право), что собственный опыт прохождения этого заболевания в режиме ответственного «самолечения» позволяет мне судить о нем и понимать его логику в ситуации, когда врачи не понимают ничего и лишь следуют «Временным рекомендациям», написанным такими же ничего не понимающими коллегами, тычащими пальцами в небо, чтобы хоть как-то реагировать на совершенно новое заболевание. Что-то применяющими и с нескрываемым удивлением наблюдающими за парадоксальным образом неожиданными результатами такой "терапии".
Дам, пожалуй, пару ссылок на соответствующие признания самих врачей; таких признаний уже немало, рефрен их один – мы сегодня только наблюдаем и собираем данные, лечить это «непонятку» мы пока что просто не можем, с таким медицина еще не сталкивалась, аналогов просто нет. А соответственно – нет и лекарств, нет апробированного протокола терапии, нет пока вообще ничего. Нет даже понимания причин динамики заболевания…
https://sovenok101.livejournal.com/256851.html
https://www.fontanka.ru/2020/05/15/69260455/

Вот такая сегодня преамбула, которую я, если честно, написал для себя, для своей мотивации для работы над этим текстом в состоянии, когда хочется лечь на живот (эта привычка быстро вырабатывается, тем более, что дышать так и вправду легче), расслабиться и в полудреме разрешить телесным и психическим агентам Бессознательного делать свое дело: на этом этапе – восстанавливать явным образом деформированную вирусом «оперативную систему» психики и тестировать телесное «железо», выдавая через измеряемые мною параметры запросы на его поддержку.

В основном же содержании данной части моих Записок я отвечу на самую важную, полагаю, из полученных мною просьб: опишите подробнее природу второго («острого») периода «ковида», полный набор признаков его начала и окончания, его длительность, динамику его протекания, и т.д. Тем более, что все опасности и угрозы, как уже стало ясно, подстерегают нас именно в границах этого периода, а также (я лично в этом убедился и уже писал тут об этом) – на выходе из него.

Спрашивали – отвечаю.
Для начала давайте окончательно разберемся с этими периодами.
Сначала вы заражаетесь и входите в период латентного протекания заболевания: симптомов еще нет, но вирус уже в вас вовсю обустраивается. Мы с супругой уже уверены в том, что получили этот вирус дома в лифте, в который попадали, вклиниваясь между группами рабочих-гастарбайтеров, делающих ремонт в верхнем пентхаузе (а точнее – делающих пентхауз из нескольких квартир). Они в тот период постоянно что-то активно возили вверх и вниз. Этот источник наиболее вероятен, поскольку именно в нашем подъезде появились еще инфицированные в этот же период. К тому же вчера прошла в новостях характерная новость: на недалекую от нас огромную стройку – на территории бывшего мясокомбината «Самсон» на нашем Московском шоссе строят огромный жилой комплекс – вызвали скорую для рабочего-узбека, упавшего с третьего этажа. По симптомам ему в больнице сделали КТ и выявили двустороннюю ковид-пневмонию (от слабости он, очевидно, с рабочего места и упал). Продолжения этой истории пока нет, но я не удивлюсь, если они все на этих стройках болеют или уже переболели. Но работа есть работа; по крайней мере в приемном покое инфекционной больницы я видел более десятка женщин из Средней Азии, но ни одного комплектного им мужика.

Симптомы же как таковые проявляются на 4 или 5 день: заложенный нос, кашель, небольшие затруднения с дыханием, небольшая («гриппозная») температура (37.0 – 37.2), иногда, чаще с утра, головная боль. Короче – типичная картина «просто ОРВИ». Наш небольшой опыт, подкрепленный несколькими письмами от читателей этих Записок, также переболевших «ковидом-19», показывает, что исчезновение обоняния на этой стадии, во-первых, четко указывает на присутствие в вашем теле именно данного коронавируса, а во-вторых, маркирует пик заболевания (так это было у моей супруги, у которой «ковид» развился именно по простудной схеме и результировался в форме затяжного бронхита; у многих людей, их не менее 80 процентов от общего числа зараженных, в том числе у детей, эта стадия проходит еще легче – почихал, немного покашлял и все на этом закончилось).
Т.е. если у вас пропало обоняние на стадии «как бы простой ОРВИ», если вы при этом не растерялись и тут же начали аналоговую антивирусную терапию (на самом деле только на этой стадии «ковида» она в какой-то мере и вправду эффективна) и если вы сумели воздержаться от приема антибиотиков (это очень важно!!!!!!!), то шансы на то, что на этой стадии все и закончится чрезвычайно велики.

Что же обозначает вероятность второй («острой») стадии и по каким признакам можно судить о ее начале?
Вы скорее всего приближаетесь к «острой» фазе «ковида» если:
- у вас запаздывает, по сравнению с близкими, болеющими вместе с вами, потеря обоняние; но вдруг, в моем случае – через неделю после появления симптомов ОРВИ, оно вдруг пропадает вместе, кстати, с большей частью вкусовых ощущений. Вся пища (повторяю, это в моем случае) начинает восприниматься как гольная соль, кусок булки во рту кажется бумажным тампоном, и т.д.
- аппетит при этом пропадает напрочь, как и сон (но о сне расскажу отдельно и подробно).
- по ночам вы начинаете потеть, появляется слабость.
- накануне начала «острой» фазы ночью (у меня это была ночь с 27 на 28 апреля) появляется «первый звоночек»: скачек температуры с лихорадкой (до 37.7), который вроде бы легко сбивается Фервексом или любым препаратом с парацетамолом.

Сразу скажу – в это время в ваших легких уже поселился коронавирус, он уже захватил свои плацдармы, т.е. те самые «зоны инфильтрации типа матового стекла», так хорошо видимые на КТ. Больше ему от нас ничего не надо; острота «острой фазы» на самом деле определяется уже не активностью вирусного вторжения (оно уже произошло и достигло своего максимума), а природой иммунного ответа на него.
Но пока ваша иммунная система его терпит, выдавая лишь отдельные недоуменные реакции и решая: что происходит и что делать. Вирус этот абсолютно нов не только для медицины, но и для нашего тела. Для запуска первичного иммунного ответа требуется определенный период; именно поэтому SASRS-CoV-2 так триумфально поначалу наступает, захватывая плацдарм за плацдармом, продвигаясь от слизистой носоглотки в столь любимые им легкие (по своей природе любой SARS есть респираторная инфекция, все же остальные болезненные последствия его вторжения производны не от его природы, а от специфичности реакции на его вторжения нашей иммунной системы, реакции, порою приобретающей характер комплексного и порою смертельного аутоиммунного заболевания).
Дальше будет легче, переболев и обретя специфические по отношению к данному коронавирусу антитела, мы будем «давить» его сразу, на стадии его появления на слизистой носоглотки. Но пока наша иммунная система в некотором замешательстве.

Как только это замешательство заканчивается, как раз и начинается «острая фаза». Признаки ее начала очень просты, их ни с чем не спутаешь: высокая температура (у меня – 38.6, но по рассказам своих корреспондентов знаю, что бывает и 39, и даже выше), которая не сразу сбивается парацетомолом; озноб и лихорадочное состояние, ощущение холода в руках и ногах, в ночное время (а периодами и в дневное) – бредовые состояния; давящая тяжесть в груди и даже боль при дыхании.
Все, процесс пошел; это и есть тот самый иммунный ответ, который в подавляющем большинстве случаев вас и спасет (ведь при отсутствии лекарства, эффективно подавляющего «белки-предатели», допускающие вирус в клетки нашего тела, выздоровление от «ковида» означает только одно – иммунная система справилась и выработала защитившие нам антитела-иммугоглобулины (и «короткие», типа М, которые нас и вылечили, и «длинные», типа G, которые будут нас в дальнейшем от этого вируса защищать). В небольшом и процентно пока не до конца определенном количестве случаев (есть лишь предварительная китайская цифра, основанная на относительно достоверной выборке – 0,67%) иммунный ответ становится неадекватным и больной убивается собственным иммунитетом. Чаще всего в форме ОРДС, т.е. острого респираторного дистресс-синдрома. Иногда иммунная система ударяет по системе кровотворения (для защиты от этой ее «подлянки» мы и принимаем антитромбозные средства), реже – по другим органам и системам организма. Но у меня этого, тьфу-тьфу, не было и потому я сюда углубляться не стану. Скажу только, что все эти ужасы уже к вирусу как таковому имеют только косвенное отношение, а запущены они, эти формы иммунного самоубийства, исключительно психогенными факторами, в психоанализе называемыми бессознательным влечением к смерти. И, в принципе, могут быть превентивно проработаны в ходе психоаналитической психотерапии. А точнее – могли бы быть проработаны при условии, что соответствующие методики, разработанные Фрейдом в 20-е годы и не принятые на вооружение международной психоаналитической ассоциацией, будут в срочном порядке восстановлены в методических правах и актуализированы.

Какие практические советы я могу вас дать по поводу вхождения в «острую фазу»? О многом я уже писал, но вот что хочу обязательно добавить:
1. Вы уже знаете признаки неизбежности «острой фазы» и приближения ее начала; к этому моменту, как говорится «кровь из носа», у вас должен быть анализ крови (общий и биохимический, из последнего прежде всего на С-реактивный белок), а также – результаты КТ грудной полости. Базовой ошибкой (которую и я, как вы знаете, тоже совершил) при этом является попытка получить эти данные уже на самой «острой фазе»; такая попытка, скорее всего, заставит вас искать какие-то ночные варианты (а вам это надо - бродить по ночам на такой и без того сложной стадии заболевания?), либо приведет, как меня, в приемный покой инфекционной клиники (где вы еще «хлебнете» немалую дозу вируса, что вам также, уж поверьте, совершенно ни к чему).
По этим данным вы (консультируясь с реальными специалистами) принимаете окончательное решение о типе лечения – домашнем или госпитальном.
По крови сразу сморим на уровень С-реактивного белка, который показывает уровень остроты идущего в организме воспалительного процесса, и на скорость оседания эритроцитов (СОЭ), уровень которой говорит о том же – об интенсивности воспалительного процесса. На 01 мая у меня СРБ был 51.45 мг/л (при норме макс. 5.0, сейчас – 1.33), а СОЭ – 74 мм/ч (при норме макс. 10, сейчас 50). Вроде бы ничего хорошего, но на самом деле это всего лишь было подтверждение наличия инфекции и начала работы защищающего от нее воспаления. Гораздо важнее тут был общий анализ крови, а именно количество лейкоцитов (8,27 при макс.норме 10.00) и уровня лимфоцитов (24.3% при норме 19.00-37.00). Эти параметры показывали, что иммунная система наготове, что она начала активизироваться, но без перегрева, в штатном режиме.
Результаты КТ грудной полости, сделанной на пороге «острой фазы ковида», имеют решающий характер. Вирус уже поселился в ваших легких и по-любому на снимках будет картина двусторонней пневмонии. Другой картины эта стадия «ковида» и не предполагает.
Но, как я уже писал, тут есть варианты. Есть степень тяжести КТ-1 (легкая) и КТ-2 (умеренная, как у меня было; надеюсь, что уже было, завтра с утра иду на очередную томографию). При КТ-1 в наличии не более 3-х очагов уплотнения по типу «матового стекла» и они мнее 3 см по макс. Диаметру; при КТ-2 – этих очагов и участков более 3-х и их размер менее 5 мм. Но есть еще и стадии КТ-3 (средняя) и КТ-4 (тяжелая), когда услотнения по типу «матового стекла» формируют обширные очаги консолидации и/или сочетаются с ретикулятными изменениями (т.е. отягощаюся отеком легких и/или фиброзом).
При двух последних вариантах и думать ни о чем не надо – ноги в руки и в больницу по скорой.
Легкая же и умеренная форма, при нормальной крови, могут быть излечены и дома. Но при постоянном отслеживании температуры, частоты дыхания и сатурации крови. Но об этом я уже писал.

2. Длится эта «острая фаза» также относительно недолго; в моем случае – 5 дней. Состояние при этом – стабильное: температура в интервале 36.8 – 37.5 (пару раз зашкаливала до 38.2, но легко снималась Фервексом; он самый эффективный из препаратов на основе парацетамола, а малиновый вариант – еще и реально вкусный). Давление крови – слегка повышенное (для меня) – где-то 138-146 на 90. Сатурация – 95-96 (несколько раз падала до 92, но ненадолго, возможно просто нужно было проветрить комнату; однажны пульсоксиметр выдал 82, я чуть не поседел со страху, но оказалось, что дужно просто сменить батарейки); пульс – стабильно выше 100, иногда до 120 ударов в минуту (и это в покое!!).
Повторяю – это идеальные на данной стадии параметры. Вы пари этом спокойно лежите, желательно на животе, много пьете и много потеете. И ничего не едите, просто кусок в горло не лезет. Я даже похудел, но немного, всего на 4 кг.

3. Первый признак выхода их «острой фазы» - пробуждение аппетита. Я впервые поел каши и с удовольствием утром 1 мая; а второго числа уже ел сало с хлебом, уж очень захотелось. И в ночь на третье мая как раз и случился уже описанный мною перелом, переход на третью стадию заболевания, усугубленный мною приемом противовоспалительного препарата. Перелом, который я пережил с трудом, но частично – по своей вине. Но эту историю вы уже знаете и моей ошибки, надеюсь, не повторите.

О третьей стадии, на которой я благополучно пребываю и доныне, я расскажу в другой раз. Она тоже очень специфична и, честно сказать, тоже нелегка.
А на сегодня все.


Copyright © Медведев В.А. 2020 Все права защищены