May 22nd, 2020

КАК ПЕРЕБОЛЕТЬ КОВИДОМ: ЗАМЕТКИ ВЫЖИВШЕГО. 9. А ЧТО ЖДЕТ НА ВЫХОДЕ ИЗ "КРАСНОЙ ЗОНЫ" КОВИДА

Вчера министр здравоохранения Мурашко официально заявил, что, цитирую, «пациенты, перенесшие тяжелую форму коронавируса, столкнутся с необходимостью восстанавливать работу легких. Им нужно будет проходить реабилитацию и выполнять специальный комплекс мероприятий». Выражения типа «тяжелая форма коронавируса» говорит о том, что Минздрав еще нескоро очнется от очарования вторым SARS-CoV и начнет не «бороться с распространением коронавируса», а разрабатывать модели терапии психосоматических аутоиммунных заболеваний все расширяющегося профиля (но пока что по большей части в виде поражения легких), спровоцированных данным вирусом, а также – модели последующей реабилитации.

Такая позиция Минздрава (и тем более – Роспотребнадзора, ущербного наследника фактически разрушенной, а еще не так давно – одной из лучших в мире, отечественной санитарно-эпидемиологической службы) в принципе понятны. Именно на входе в новое заболевание, названное «ковид-19», т.е. там, где оно и вправду провоцируется кратковременным контактом с коронавирусом SARS-Cov-2, сосредоточены основные массовые страхи, и, соответственно, все финансовые, карьерные и властные ресурсы, которые сегодня активно задействованы и активно используются их бенефициарами.

Далее идет «зона войны с коронавирусом» (более известная как «красная зона», в границах которой пребывают и те, кто, как и я сам, болеют «ковидом» в домашних условиях), где инфицированные этим вирусом люди по большей части самостоятельно, без врачебной поддержки или с минимумом ее (поликлиническая служба в России по непонятной причине рухнула, сегодня ее фактически нет в наличии), а в тяжелых случаях – в инфекционных клиниках (профильных или перепрофилированных), перебарывают собственную иммунную систему, спровоцированную вирусом на борьбу с собственным организмом. Перебарывают, как я неоднократно тут подчеркивал, исключительно самостоятельно, опираясь на собственные ресурсы психического и телесного здоровья. И борясь при этом не только с аутоиммунной патологией, но и с побочными разрушительными для здоровья последствиями «протокольного лечения» данного заболевания совершенно неэффективными в данном случае, но крайне вредными для здоровья, антивирусными препаратами – антималярийными и применяемыми при терапии ВИЧ-инфекции.
Здесь, в «зоне войны», как мы знаем, тоже есть свои герои и свои бенефициары. Но я пишу здесь о своем и только о своем опыте этапного прохождения всех уровней данного заболевания. Сам я уклонился, как вы знаете, от опыта госпитализации и решил больше не иронизировать по поводу героизации врачей, тотально отсутствующих рядом с болеющими дома, но все же присутствующих в клинике рядом с людьми, реально героически борющимися с коронавирусом и последствиями его вторжения в человеческий организм. И решающими – дать ли этому человеку шанс еще побороться и в итоге победить свой иммунитет (на острой фазе «ковида» вируса в организме уже нет, воюем мы уже исключительно с собственным «иммунным ответом», который по понятной только глубинным психологам причине формулируется следующим образом – «Какой хороший повод для защищаемого мною человека наконец-то умереть!»), или же подключить его к аппарату ИВЛ и дать умереть во сне, без боли и страха.
Но хватит, и вправду, мне мрачно иронизировать по этому поводу. Врачи и сами понимают, что бессильны чем-то помочь тому, кто сражается с вирусом и последствиями интеграции его РНК-кода в систему клеточного синтеза ДНК-цепочек. Этот уровень организменной саморегуляции, описанный Фрейдом в знаменитой заботе «По ту сторону принципа удовольствия», современной соматической медицине пока что недоступен. Ну а те деньги, которые врачи получили в виде доплат на свое «героическое» присутствие в палатах, где больные борются за свои жизни, не настолько уж и велики, чтобы им ими попрекать. Тем более, что их готовность в любой момент, когда становится ясно, что выжить не получается, помочь нам уйти из жизни спокойно и безболезненно, дорогого стоит. Ведь только немногие сверхбогачи ныне умудряются покупать и устанавливать у себя в доме машину-убийцу, т.е. аппарат ИВЛ. Какую-то часть страхов эта «мортальная поддержка» медицины снимает, убирая финальную неопределенность и экономя силы для противоборства своей самоубийственной аутоагрессивностью.

А вот на выходе из «красной зоны», где мы, уже покинутые вирусом, боремся с теми весьма динамическими процессами, которые его вторжение запустило в нашей психике и в нашем теле, нас уже никто из государственной медицины не встречает. Необходимый, и тут я согласен с Мурашко, «специальный комплекс мероприятий» по постковидному восстановлению здоровья, отдан коммерческим медицинским центрам (у которых зато отняли право «лечения ковида», лишив их многомиллиардного дохода – у нас ныне даже топ-менеджеры Металлинвеста и Иркута умирают на аппарате ИВЛ в государственных инфекционных клиниках). Но и те не очень-то активничают, поскольку, не имея опыта наблюдения за больными и выздоравливающими, на самом деле понятия не имеют – какая реабилитация нам нужна. «Выстрелили» в эту сторону пока что только медицинский центр на Барвихе (кто б сомневался!) и питерская Клиническая больница Академии наук, где объявлен, всего за 26 000 рублей, набор анализов и исследований для последующей (и пока что непонятно какой) постковидной реабилитации.
Так что (и как обычно) и на этой, уже четвертой и, надеюсь, финальной стадии «ковид-19» мы, им переболевшие, снова должны будем отталкиваться от жестокой, но правильной, истины: спасение утопающих есть дело рук самих утопающих.
В воскресенье я обсужу это с опытным пульмонологом, намечу программу, возможно – съезжу в более или менее профильный санаторий (кое-что у нас в стране в этом плане имеется, скажем – в алтайской Белокурихе), и обо всех своих действиях и их результатах буду вам тут рассказывать. Карантинный способ защиты медицины от болеющих «ковидом» предполагает еще не менее трех волн инфицирования и мой опыт, думаю, многим из вас (а возможно, что и всем) рано или поздно пригодится.

А сегодня я расскажу о главной новости, которая ставит перед нами с Ириной новые задачи и открывает новые возможности.
На второй день начала в Питере сетью клиник INVITRO тестирования на наличие и количественный уровень иммунных антител к данному типу коронавируса (иммуноглобулина типа G, который как раз и обеспечивает более или менее длительный иммунитет против SARS-CoV-2) мы с Ириной этот тест прошли (кстати – незадорого: 990 рублей + 220 рублей за взятие крови из вены).
И вчера получили положительные результаты с вполне приличным коэффициентом позитивности. Так что для нас официально эта история «борьбы с коронавирусом», карантинов, самоизоляций и пр. завершена. Теперь нужно просто ждать окончания соответствующего тестирования в Москве, которое предположительно даст цифру не менее полумиллиона столичных обладателей иммунитета. И решения – как нам таким теперь жить, не имея оснований для участия в «борьбе с распространением коронавируса». В мире также сейчас более 2 миллионов переболевших в клиниках и не менее 50 миллионов переболевших бессимптомно или в легкой форме. Так что нечто вроде «паспортов иммунитета», полагаю, скоро уже появится. И решать тут нужно будет лишь проблемы организационного порядка. А возможно, что и этического, ведь любого рода деления людей на «чистых» и «нечистых», любого рода привилегии (даже так явно выстраданные, как в данном случае), всегда вызывают сопротивления и протесты. В данном случае они звучат следующим образом (я их уже наслушался и, думаю, что еще услышу такое не раз): «Мы все добросовестно сидели в добровольной изоляции, мучались, но терпели, уберегая от себя медицину, а вы (безмасочники, шашлычники, любители заграницы, безответственные гуляки, и пр. нечисть) не соблюдали правила, заразились, переболели за наш счет (многие из самоизолянтов и вправду так считают), а теперь еще хотите льгот, хотите жить нормальной жизнью, которая нам всем запрещена? А вот фигу вам! Наденьте маски и перчатки и живите, как все, соблюдая правила ответственной самоизоляции и социального дистанцирования. Зачем? А просто потому, что вы ничем не лучше других. Хотя и не можете теперь заразиться этим вирусом…

Но эти битвы за право выписаться из клинической формы дисциплинаризации, ставшей на время, надеюсь, по всему мире государствообразующей, для тех, кто переболел и может быть, в принципе, отпущен на свободу, еще впереди. И о том, как они отразятся на нас, я тоже тут буду рассказывать, поскольку, повторяю, раз переболеть в итоге (в том числе и посредством вакцинирования) придется всем, то всем и придется решать проблемы со своим иммунным статусом. Сейчас эта проблема искусственно блокируется посредством «притормаживания» соответствующего тестирования по России (Москва не в счет, это давно уже не Россия, это какая-то совсем другая страна), и вбрасывания в информационный обиход кучи фейков о «ложности» иммунитета, о заразности переболевших, о вторичных заражениях, и пр.
Добавлю лишь одно: я не смог исполнить своего обещания и поделиться плазмой своей крови, которая как раз и является единственной доступной сейчас и на мне проверенной вакциной, для спасения кого-то, находящегося сегодня на «острой» фазе заболевания. Не смог по чисто формальным, а именно – возрастным, ограничениям. В доноры целебной сыворотки берут только до 55 лет. Но думаю, что эти цифры пересмотрят. Раз уж мы решили тут поиграть в войну, то напомню, что поначалу мобилизуют лишь молодежь. Ну а потом, когда жертв становится все больше, приходится подключать и старшие призывные возраста. Так что, думаю, моя кровь еще кого-нибудь спасет. Другой вакцины пока все равно нет, и вне авантюрных обещаний и чиновничьих фантазий в ближайшее время не предвидится, так что пренебрегать имеющейся просто нерационально.

Кстати, если кто из вас еще не видел – как выглядит официальный результат теста на длительные антитела к вирусу SARS-CoV-2, вот – посмотрите




А вот как выглядит фейковый тест на антитела, которым активно торгуют в Интернете как якобы привозимым под заказ из Германии. Пара таких экспресс-тестов обошлась нам и Ириной в 15 000 рублей. И на выходе из «острой» фазы, когда IgM у меня должны были буквально зашкаливать, а IgG уже начинали наращивать свой потенциал, этот текст показал мне одну полоску, вместо ожидаемых трех. Т.е. дал понять, что я вообще никогда с этим вирусом не сталкивался и все у меня еще впереди.



Михаил Фаворов (Michael Favorov), один из немногих экспертов международного уровня, который не занимается промывкой мозгов и пишет в своей ФБ-ленте гольную правду-матку,  назвал такой тип тестов «переупакованным тестом на беременность». И добавил, что это не метафора, именно так они и производятся, причем в массовых масштабах.
Будем считать это моим очередным лайфхаком: не попадайтесь на подобного рода разводки!

Copyright © Медведев В.А. 2020 Все права защищены