НА ЗЛОБУ ДНЯ: ПСИХОАНАЛИЗ ПЕРВЫХ РАСКАТОВ "СУЧЕЙ ВОЙНЫ"




Поводом для этой реплики послужило недавнее лавинообразное размежевание сетевого сообщества (и мирового, и отечественного) на «розовых» и «голубых». «Розовые» солидаризируются с теми, кто, надев вязаные «пусси-шапки» соответствующей расцветки, со святыми Вагинами и Влагалищами (см. фото) в руках прошли много и много тысячными маршами по улицам крупнейших американских и европейских городов. Ну а «голубые» (при всей многосмысленности этой окраски я решил все же использовать именно этот термин в контексте знакового цвета инаугурационного платья Мелании Трамп) ехидно смеялись и клеймили «розовых» обидными диагнозами. В отечественных СМИ – в интервале от «долбонариума» до «легкой придурковатости».

Нам, снобам, не пристало ни бегать по улицам с тряпичными вагинами на шее, ни ругаться, разглядывая фоторепортажи с «розовых маршей». Наш удел: не плакать, не смеяться, а понимать. Ведь только эта позиция позволяет снобистски воспарить над массовыми страстями, выстроить защитное отстранение от их власти, втягивающей людей в омут регрессивной архаики.

Для начала давайте спросим себя: а что это было? Массовое и профессионально организованное шоу? Либерально-анархистское «восстание масс»? А может быть – масштабная лоббистская провокация, призванная оказать давление на вновь формируемую в США правящую администрацию?

И то, и другое, и третье… И еще многое иное, лежащее на поверхности, видимое и слышимое (а навидались и наслушались мы за эти дни немало), легко понимаемое и запросто истолковываемое. Все это имело место быть. Но все это – вторично.

Каковы же первичные основания этого взрыва массовой энергетики? Какие глубинные процессы его породили, какие силы оторвали миллионы людей от их обыденных занятий, собрали их в массу и зарядили архаикой древних желаний, подключили к символам хтонических праматеринских культов?

Попробую по возможности кратко описать суть происходящего с позиции глубинной психологии.

По отношению к таким вот, массовым и символически единым, порывам, одномоментно охватывающим людей в разных странах и даже на различных континентах, она, эта позиция, выдвигает только одно, многократно подтвержденное объяснение: мы тут явным образом имеем дело с прорывом энергетики коллективного Бессознательного. А раз так, то нужно искать и описывать проявления базового аффекта, всегда сопровождающего подобного рода прорывы. А аффектом таковым может быть только страх, защитно проецируемый на образ Врага. Но лишь проецируемый, ибо источник его всегда внутри охваченного страхом субъекта…

В данной ситуации мы наблюдаем весьма четко выражаемый страх «покушения на Святую Вагину», в рамках деятельного отыгрывания которого миллионы людей изображали своего рода «вагинальные пробки», сливаясь с культовым объектом в виде воплощения «vagina dentata». Изображали, выглядывая из недр символической вульвы и дружно давая отпор властвующему Фаллосу, протянувшему свои наглые руки к оскверняемой им святыне: «Руки прочь от Вагины!», «Свободу Влагалищу!», «Фаллос будет низвергнут!», «Каждый, рожденный женщиной, есть солдат Вагины и враг Фаллоса!», и т.д. И вот под этими призывами сегодня маршируют миллионы…

Странные лозунги для политического вроде бы шествия.

Кто же он, этот Фаллос, враждебный миллионам «розовых» (причем – и мужчин, и женщин)? Президент Трамп? В том числе, тем более, что именно он (вольно и невольно) спровоцировал этот выплеск массового аффекта. Он сорвал торжество Великой Богини, оттеснил от власти над Америкой и над миром олицетворение «розового доминирования» – Хиллари Клинтон, «Железную Вагину», укротившую  некогда великого и могучего «Липучку Билла».

Но Трамп – это не божественный Фаллос, это лишь его единичное и местами даже шаржированное отражение. «Розовые» боятся и ненавидят не Трампа, не Путина, не религиозных фундаменталистов, возрождающих отцовские культы, и даже не экстремистов, готовых убивать и насиловать «розовых» во имя этого возрождения. И даже не весь этот враждебный для них фаллический мир, к которому они причисляют всю традиционную патриархальную цивилизацию, доныне доминирующую в большинстве стран и регионов современного мира. В том числе – и в России.

Нет, боятся они на самом деле не этого, боятся они самих себя. И только себя… А точнее – страхом и фобийными проекциями наполняют звенящую пустоту внутри себя.

Ведь что общее есть у всех тех, кто на днях вышли на улицы под лозунгами защиты оскорбленной Вагины? Это – люди без корней, лишенные (по ряду причин, но всегда – в результате свободного выбора) возможности подключения к традиционным для человеческой цивилизации ритуалам религии, труда, семьи. Они – вне традиции, они – иные, они – в принципиальном и протестующем меньшинстве. Они многие годы боролись на свои права и вот теперь эти права у них есть. И они просто не понимают – что с ними делать. Они не могут жить по стандартным схемам, они вынужденно творят просто для того, чтобы существовать. И они знают, что будущее – за ними. И они постепенно, шаг за шагом создавали это будущее, подтачивая все без исключения традиционные ценности, воспринимаемые как оковы.

Старый мир постепенно пропитывался этим ядом и вроде бы спокойно умирал. И вдруг этот больной ни с того, ни с сего заявил о желании выздороветь. И вытащил из нафталина свои уже вроде бы до конца изъеденные критикой ценности – веры, любви, семьи, отцовства и материнства, простой и понятной работы… Последний отряд семидесятилетних белых старцев решился дать бой «розовому» воинству, мобилизовав остатки того, что столетиями было для людей священным.

И оказалось, что у «розовых» сегодня кроме страхов и защитной агрессии за душой нет ничего. Будущее и вправду за ними, но это будущее нужно еще завоевать и из чего-то построить. Противопоставив отмирающему миру с его традицией некие новые ценности, на которых уже можно будет строить некий новый мир и новый миф. А ценностей этих просто нет. Из нигилизма же, из отрицания, ничего не построишь.

Результат – опора на регрессию самого глубинного уровня, называемую в психоанализе доэдипальной. Регрессию в Мир Матерей, довлеющего в психике любого одержимого страхом существа. Поскольку страх – это и есть телесное и психическое возвращение к переживаниям травмы рождения. А воплощениями этого страха как раз и являются праматеринские богини, включая незабвенную Сфинкс, некогда побежденную Эдипом.

Сюжеты старого мифа и древней религии оживают на наших глазах. Сфинкс снова вылезает из пропасти, чтобы броситься в бой на людей, потерявших страх перед Вагиной. Традиционные формы культуры, основанные на религии Отцовского сотворения и греховности первородной связи с Матерью, снова под ударом со стороны древних хтонических праматеринских богинь.

Перед нами в массовом (мультиплицированном) виде прошло уже хорошо знакомое жителям России проявление вагинального бунта, бессмысленного и беспощадного, известного нам под англоязычным термином «Pussy Riot» и более точно выражаемое более традиционным для нашей страны словосочетанием «сучья война».

«Ссучившийся» в этом контексте, как и ранее, есть человек, выпавший из традиции, нарушивший устоявшийся порядок, закон, по которому жили и живут люди. И у него нет иного выхода, чем рушить этот порядок, ибо выпав из него, он стал буквально «никем». А это страшно и нетерпимо больно. Это прижизненный Ад, такого никому не пожелаешь.

И потому они выходят на битву, пренебрегая всеми правилами и всеми условностями.

То, что мы видели на днях – это еще не сама битва. Это еще не Армагеддон, но уже его первая, не генеральная, правда, лишь пробная, репетиция… По крайней мере – определились позиции боевых порядков грядущей битвы, определяющей будущее человечества, а также – состав ее участников.

С одной стороны выстраивается мир патриархальной традиции (культурной и религиозной), с другой – мир непонятного пока еще будущего, активно ищущий свою культурную идентичность, но пока ее еще не обретший. И вынужденно опирающийся на праматеринскую архаику, на культ животворящей и убивающей Вагины, Медузы Горгоны, единственно эффективный в качестве орудия борьбы с фаллоцентричным отцовским мифом.

Это совокупность «новых протестантов» была вчера заклеймена как воплощение «леворадикального фашизма». Справедливо ли? И да, и нет. Фашина – это ведь связка веток, каждую из которых в отдельности легко переломить. Вместе, в огромной массе, они как бы неуязвимы и им не страшно. Но платят они за это антифобийное убежище именно радикализмом, т.е. агрессивными нападками на придуманного ими Врага. С формальной точки зрения тут нечего осуждать. Под лозунгом «Мы вместе и нам не страшно» можно творить и благие дела.  Но массовый фобийный радикализм есть вещь очень опасная. Тут можно легко перейти черту, обесценив своего противника и открыв запретные каналы прикладной ненависти. Эта опасность существует и в «розовом» движении, но черта еще не пересечена…

Ну и «на посошок» – последний вопрос.

А причем тут сериал «Шерлок», анализом глубинных воздействий которого на наше Бессознательное мы тут в последнее время занимались?

Как причем? Я все эти размышления именно оттуда и позаимствовал.

Не верите? Тогда просто пересмотрите «Безобразную невесту»…