АНАЛИЗИРУЙ ЭТО: БИТВА МАЛЬЧИШЕЙ – КИБАЛЬЧИШ ПРОТИВ ПЛОХИША…



С утра все же не удержался и посмотрел вчерашние «дебаты» Навального и Стрелкова.

В ходе предваряющих это действо дебатов я уже высказал свою гражданскую позицию по поводу программ, разыгрываемых этими медиа-персонажами. А именно: в поединке сойдутся два левацких варианта реставрации русской национальной государственности – умеренных, институциональных, «антижуликов и антиворов» и тех "антижуликов и антиворов", но радикальных, готовых к насилию во благо.
А «других альтернатив» путинскому режиму, кстати говоря, нет и не предвидится. Выбирайте, товар налицо, во всей красе…
Так и вышло… Единственной темой спора было выяснение того, кто из собеседников «на самом деле» является патриотом и русским националистом и кто из них «на самом деле» хуже Путина.
В итоге оказалось, что «хуже Путина» обе позиции. И обсуждать тут вроде бы больше нечего.
Если бы не два обстоятельства – одно количественное, ну а второе, само собой, глубинно-психологическое.

И то, и другое буквально требуют сделать эту беседу (вне всякой очереди и без рейтингового тематического фильтра) в нашу колонку «АНАЛИЗИРУЙ ЭТО».

На количественной чаше этих весов суммарные миллионы сетевых просмотров видеороликов с данной дискуссией.
Ну а глубинно-психологический интерес обусловлен высочайшей степенью мифологической загруженности этого действа, его запредельно выраженной символичностью и даже архетипичностью.

Как обычно, я рассчитываю не на восторги или негодования по поводу собственных инсайтов, а на коллективное обсуждение анализируемого явления.
На обсуждение, которое и только которое способно снивелировать персональные «шероховатости» в рождении аналитических интерпретаций и помочь нам выйти на некий более или менее интерсубъективный результат. Который мы сможем положить в копилку своего понимания «себя здесь и сейчас».
И потому, не желая навязывать коллегам некую готовую схему истолкования анализируемого действа, я приберегу свои «аргументы и факты» для нашей «дискуссии о дискуссии».
А пока лишь обозначу некие метафоры, которые, возможно, помогут нам настроиться на единую аналитическую волну.

Сразу скажу, что Стрелков (Гиркин) потому и разгромно победил в этих дебатах, что изначально верно выбрал позицию, принуждая своего оппонента отыгрывать ее, этой позиции, стандартную парную роль. А эта роль на всех уровнях была ментально уязвима и архетипически деструктивна для имиджа Навального.

Уровень архетипа.
Здесь имела место взаимное отзеркаливание архетипического образа Иуды. Оба оппонента спровоцировали некие массовые процессы гражданского неповиновения (в России и на Украине) и оба уклонились от жертвенной ответственности, которую доныне несли и несут их соратники. Которых ищут, бросают в тюрьмы, судят и даже убивают, в то время как их вожди, попивая кофе, спокойно беседуют в уютной обстановке. Стрелков умудрился поймать амбивалентность архетипа предательства и развернуть негативный полюс его энергетики в сторону своего оппонента. Он предъявил миллионной аудитории предательство как долг и как благородное бремя, как жертву, оставив своему оппоненту предательство как корысть и как трусость.  

Уровень сказки.
Тут все просто: двумя-тремя точными мазками Стрелков создает себе образ Мальчиша-Кибальчиша. Он знает и верно хранит «военную тайну», он верен прошлому, за которое умирали отцы и братья, он постоянно сориентирован на происки враждебных «буржуинов». При этом Навальному достается малозавидная роль Плохиша – коллаборациониста и (опять же) предателя, ратующего за бережливое отношение к буржуинским деньгам, к варенью и печенью, полученным за распродажу Родины…

Уровень игры.
На этом уровне прошел раунд «чисто пацанской» игры в своих и чужих («казаки-разбойники», «наши и немцы», и т.п.). Тут главное первым, не доверяя случайностям разборок с камнем, ножницами и бумагой, объявить себя «орлом», «своим, «нашим»… И спокойно стоять на этой позиции, что для Стрелкова было совершенно несложно. Все его внеслужебная жизнь – это и есть мир реконструкции, постоянные игры в «наших» и «чужаков».

Уровень исторических аналогий.
Вот тут Навальный просто провалился, как в пропасть, в расставленную ему ловушку. Поддавшись на провокацию оппонента и признав себя кандидатом в Президенты (с какого-такого перепугу?), он начал говорить о себе в режиме – «а что я сделаю, когда приду к власти» или «я в ответе за всю Россию и потому…». Перед нами типичный Самозванец, очередной Лже-Дмитрий, а судя по все нарастающей похожести Навального на Ельцина – даже Лже-Борис. Может быть именно поэтому на его образ так легко клюют все те, кто считает идеалом 90-е годы и мечтает об их реинкарнации. Но в российской исторической мифологии Самозванец – это Враг. Причем – без вариантов, на уровне априорной коллективной веры.
Хотя (вытащу все же хоть одну карту из рукава) у нас сегодня все в России роди заняты самозванцами: и Царь у нас не настоящий, и бояре – поддельные, и, как мы видим, оппозиционный Царевич явно чужероден. Да и Минин с Пожарским, которых в едином лице пытается изобразить Стрелков, тоже явно пришли из сферы исторической реконструкции. Да и не Стрелков он вовсе, а Гиркин…

Уровень социальности.
Занятая Стрелковым идентификационная позиция профессионального спецслужбиста, профессионала органов госбезопасности, прошедшего все горячие точки и воевавшего во всех локальных войнах пореформенной России, сразу же вытеснила Навального на предельно уязвимую роль «штафирки», вечного студента, умствующего там, где нужно брать свою трехлинейку и идти в бой. Здесь столкнулись роли защитника государственности (даже преступной, что не отрицалось) и ее врага, не просто готового к атаке на государство, но и проведшего ряд таких атак.

Уровень политаналогий.
На этом уровне перед нами были Макрон и Ле Пен: рафинированный мальчик с тонкими пальцами и испуганным взглядом и матерый хищник, упорно идущий по кровавому следу и понимающий свою обреченность на итоговую победу. Что бы не говорили его оппонеты и чтобы не писали по этому поводу аналитики.
Вроде нас с вами…

На каждом из этих уровней может быть развернут интерпретационный анализ.
Не говоря уже о том, что каждый из участников нашего обсуждения может предложить свой уровень анализа.

Давайте – проанализируем и это…