КАТЕХИЗИС ПСИХОАНАЛИЗА. ВОПРОС ПЯТЫЙ: КАКОВА ПРИРОДА НАШЕГО БОГА? БСЗ И СМЕРТЬ



Начну ответ с весьма парадоксального, а для верующих в БСЗ даже шокирующего, заявления.
В том мире, который наше «Я» сконструировало для своего обитания и своей проективной объектной привязки (т.е. своего превращения из реактивного набора нарциссических защит в некий «эпицентр реальности») и в котором сейчас я пишу эти строки, а вы будете их читать, наш Бог, т.е. БСЗ, формально отсутствует.
Подчеркиваю: Он отсутствует только формально... Только на уровне нашей человеческой логики, нашего способа понимания и осознавания. Точно также, в соответствии с этой логикой, в зеноновских апориях быстроногий Ахиллес «на самом деле» не в состоянии догнать черепаху (поскольку пространство и время бесконечно дискретны), а летящая стрела «на самом деле» неподвижна (поскольку, чтобы лететь, она должна одновременно и быть в определенной точке пространства и уже не быть в ней).

БСЗ не фиксируется сознанием в качестве части Я-центрированной реальности; а потому формально полагается в ней, в этой «ревальности», не существующим. В эту логическую игру объявления всего «не-Я» не существующим, отождествления «трансцензуса» (т.е. всего, что недоступно нашему восприятию и осознаванию) с «ничто», мы научились играть еще со времен античных софистов, объявивших мыслящего индивида мерой всех вещей, существующих - в том, что они существуют, а не существующих - в том, что они не существуют...  
Отсюда и проистекает парадоксальная странность термина «бессознательное», ставшего уже привычным и широко употребимым, но от того не потерявшего своей абсурдной пустоты. В «топиках» это еще терпимо; там «бессознательное» - это просто некий навсегда опечатаный и недоступный для нас контейнер, некая «темная комната», где спрятано НЕЧТО, о природе которого мы ничего не знаем, но строим предположения, порою сталкиваясь с его воздействием на нашу психику и нашу жизнь (точно так же в известной притче поступали мудрецы, в темноте ощупывавшие различные части слона и строившие предположения о его форме и его природе). А вот при описании психодинамики эта «странность» бьет через край, заставляя нас переходить на язык метафорических описаний и аналогий. И резюмировать любого рода «теоретическое» рассуждение о «природе бессознательного» словами «по крайней мере на этой схеме» (варианты - на этой картинке, в рамках данной метафоры или аналогии, в контексте данных спекулятивных рассуждений, и пр.), подобно тому, как это сделал Фрейд в знаменитой 31 лекции.

Но мы отвлеклись от вопроса природе нашего Божества - а это ведь главный вопрос любого Катехизиса.  
Итак, продолжим. На границах нашего опыта пребывает еще одна сущность, которая, точно так же, как и БСЗ, в Я-центрированном мироощущении формально отсутствует. Речь идет о Смерти; ведь когда мы живы, ее в нашем мире еще нет, ну а когда она в нашем мире появляется, то нас, в свою очередь, в нем уже нет. Наше «Я» просто с нею никогда не пересекается в едином «здесь и сейчас».
Но никто при этом не смеет утверждать, что Смерти не существует, что это всего лишь фантазия, трансцендентный, т.е. отсутствующий в нашем опыте, фантом. Скорее наоборот - в том клубке реактивных иллюзий и фантазий, которые мы транслируем на экран сознания и которым привычно приписываем статус реальности, Смерть есть эталон «реального», есть такая «истинная реальность», по отношению к которым все остальное как раз и может быть оттестировано с точки зрения реальности или фантомности.
Реально в нашем человеческом мире только то, что смертно, только то, что рождается, растет, живет и - умирает. Это как раз и есть, если кто-то еще не догадался, смысл той великой загадки, которую праматеринское чудовище Сфинкс задавала всем смертным. Задавала, перед тем, как убить: ты существуешь, а значит ты - смертен. Отгадкой при этом как раз и была сама Смерть; что Сфинкс весьма наглядно подтвердила: получив эту отгадку, она тут же бросилась в пропасть.

Такой же статус - «истинного реального», т.е. реального в высшем смысле этого слова, реального как первичного по отношению ко вторичному, творящего по отношению к сотворенному, причины по отношению к следствию, цели по отношению к средству, и т.д. - имеет в нашем мире и БСЗ. Что уже интересно, а по закону Оккама, призывавшего не плодить сущности в режиме вербальной игры, а признавать их единство при тождественности их качеств, придает нашим размышлениям о природе БСЗ определенную направленность.

Но не будем забегать вперед и отметим пока что лишь странные отношения, которые БСЗ выстраивает со Смертью. В обыденном мировосприятии Смерть предстает как антипод нашего Бога, включающего в себя в качестве одного из своих атрибутов «влечение к смерти», легко и непринужденно убивающего нас, своих носителей, индивидуально и массово, но пасующего перед лицом Смерти как таковой, никогда не переходящего границу ее владений. Телесная Смерть разрывает наш контракт с БСЗ, отключает нас от его воздействия, освобождает от его власти. Именно поэтому наш фрейдистский Бог, подобно Богу иудаистов, не дарует нам личного бессмертия, даже надежды на таковое не дает.
Его дары - совершенно иные. Какие же, спросите вы... Отвечу, но позже... Не стоит, повторяю, забегать так сильно вперед. Это очень опасно, ведь там еще нет дороги: перенося фрейдизм в Россию, мы с вами идем по целине, подбирая и подкладывая подходящий камень под каждый свой шаг. Так шел и сам Фрейд в свое время; только ему неоткуда было эти камни получать. Он их выламывал из своей Души, из своих снов, страхов и фантазий, становясь своего рода Святым Петром (т.е. «камнем») для нашей Церкви. А у нас есть фрейдизм, у нас есть опора, в «опорную силу» которой мы можем просто верить. И слава Богу, что есть...

И вот теперь я готов, не пытаясь более отвлекать ваше внимание побочными рассуждениями, сказать о самом главном. И сказать о нем, что важно отметить, находясь «внутри» фрейдизма, глядя на мир, на человека и на Бога глазами Зигмунда Фрейда, нашего вероучителя и пророка воли БСЗ.
То, о чем я вас сейчас сообщу - это не истина (и уж тем более - не «научная истина»), это правда... В это мы верим, если мы фрейдисты. Точно так же буддисты верят в Буддхадхарму, в четыре истины и восьмеричный путь, выстраивая свою жизнь и свою смерть в контексте этой веры. Веры, производной (повторяюсь, я уже об этом тут писал, но еще раз об этом напоминаю) от личности конкретного человека и от пережитого им «просветления», своего рода - «нуминозного инсайта».
В основе любой живой религии (от универсальных общемировых культов до маленьких сект) лежит образ Пророка, «общавшегося с Богом» и передавшего его Завет людям. Передавшего этот Завет в контексте своих человеческих качеств, своих психических проблем и своего личностного своеобразия. Образ Моисея, Иисуса, Мухаммеда... Принца Сиддхардхи Гаутамы... Зигмунда Фрейда...  

Каждый из этих людей, олицетворяющих своей личностью и своей судьбой одну из мировых религий, имел свою ярко выраженную одержимость. Зигмунд Фрейд был человеком, одержимым страхом Смерти. Все его сны - о Смерти; все его книги, особенно - написанные в периоды его «предсмертной откровенности, о Смерти. Напряжение танатофобии в нем было настолько велико, что он неоднократно падал в обморок, в том числе - в обществе коллег-психоаналитиков, когда речь заходила о Смерти или посмертной памяти о человеке. В своем знаменитом выступлении 1915 года перед членами братства «Бнай Брит», озаглавленном им «Мы и смерть», он, рассуждая об ужасах и миллионных жертвах первой мировой, а тогда просто - великой, войны, рассуждая о том, что все «культурные договоры со смертью» разорваны и она ворвалась в нашу жизнь, скашивая свою кровавую жатву, проговорил вот такие слова:
«Не следует ли нам признать, что мы с нашим культурным отношением к смерти психологически жили выше, чем нам положено, и должны поскорее повернуть обратно, смириться с истиной? Не лучше ли было бы вернуть смерти в действительности и в наших мыслях то место, которое ей принадлежит, и понемногу извлечь на свет наше бессознательное отношение к смерти, которое до сих пор мы так тщательно подавляли? Я не могу призывать вас к этому как к высшей цели, поскольку прежде всего это было бы шагом назад, регрессией. Но наверняка она способствовала бы тому, чтобы сделать для нас жизнь более сносной, а ведь нести бремя жизни - долг всех живущих. В школе мы слышали политическое изречение древних римлян, гласившее "Si vis pacem, para bellum". Хочешь мира - готовься к войне. Мы можем изменить его сообразно нашим нынешним потребностям: "Si vis vitam, para morten". Если хочешь вынести жизнь, готовься к смерти».

Неискушенные в сложных и высоких материях члены Ложи были не особо шокированы такими словами своего «ученого собрата»; скорее всего они просто не поняли - о чем тут идет речь. Фрейд и сам отнюдь не переоценивал уровень доверия к содержанию своего доклада обычных людей, пускай даже и масонов: «Я могу рассказать вам об этом совершенно спокойно, потому что знаю, что вы мне все равно не поверите. Вы больше доверяете своему сознанию, отвергающему подобные предположения...».

Но для себя он к тому времени уже все решил: та «таинственная сила, противостоящая нашим сознательным намерениям», о которой он так часто и так много писал, сила, проявляющаяся в симптомах и сновидениях, порою мучающая нас, а порою - вдохновляющая и окрыляющая, является проявлением активности Смерти, ее притяжения, проявлением динамики умирания, начинающегося с момента рождения человека и сопровождающего его на протяжении всей его жизни.


Он смог это для себя сформулировать в 1915 году и проговорить перед аудиторий, которую неоднократно благодарил за благосклонное внимание к самым его спорным и радикальным идеям (именно в ложе «Бнай Брит» он поглавно читал свое «Толкование сновидений» по мере написания каждой главы). Для нас же содержание этих своих прозрений Фрейд выразил в начале 20-х годов в самой своей «темной» книге, в которое попытался заглянуть «по ту сторону» индивидуальной психики, в ее хтонические глубины, где животворный Эрос постоянно борется с гибельным Танатосом. Борется, выбрасывая в мир мириады живых существ, обреченных на Смерть.

В контексте подобного рода размышлений Фрейд не мог не прийти к религиозности как сфере окультуривания Смерти, заключения с нею договорных отношений. Но в отличие от прочих пророков, выстраивающих со Смертью сложные и опосредованные отношения (для Будды, к примеру, Смерть, наряду со Страданием и Лишением, была всего лишь демоном, от власти которого можно уклониться; а для Иисуса она была лишь неким рубежом, пересекая который верующий при определенных условиях мог обрести реальное бессмертие, «жизнь вечную»), Фрейд выстраивал некую абсолютную религию, религию религий, вступая со Смертью в прямое единоборство и сравнивая себя неоднократно с Иаковом, боровшимся с самим Богом. Да, вслед за Гераклитом Эфесским восклицал Зигмунд Фрейд, Смерть есть Солнце нашего мира, в ней все начала и все концы, но человек не должен, дрожа от страха, пассивно дрейфовать в сторону бездны, загоняя все импульсы Смерти в зону бессознательного и формируя «здесь и сейчас» иллюзию бессмертия. Лично ему больше по душе была героическая позиция богоборца, он был готов прямо посмотреть на это Солнце и, ослепнув в нашем обыденном мире, прозреть в мире «истинной реальности», в мире первичных сил и первичных смыслов. Думаю, что миф об Эдипе был так ему интимно близок именно этой своей метафорой - эдипальной слепотой, позволяющей наконец-то увидеть, как все тут устроено на самом деле. Сюжетно же фрейдизм более точно описывается скорее мифом о Сизифе, страдальце, попытавшемся победить Смерть, связавшего Танатоса и обреченного за это на муку бессмысленности и нереализуемости своих усилий.

Смерть, мы знаем, ударила мгновенно и книга «По ту сторону принципа наслаждения» писалась Фрейдом уже после обнаружения опухоли и первой неудачной операции, после начала многолетней болезни, принесшей ему нестерпимые муки. И была опубликована в режиме очередного рецидива «предсмертной откровенности»; обычно подобного рода мысли он не включал в свои публикации, а проговаривал в письмах к особо доверенным друзьям, сохранял в архиве (большая часть которого до сих пор засекречена) или же просто уничтожал как нечто им персонально пройденное, но потенциально опасно для других.
И все же Зигмунд Фрейд победил Смерть (настолько, насколько это вообще доступно смертному) и ушел из жизни добровольно, ушел без страха и сомнения, просто решив, что его ресурс страдания, как потиводействия Смерти, исчерпан.

Как ему это удалось? Что за религию он создал для себя и предложил нам? Как именно он предлагал реализовывать свой основной призыв: впустить Смерть в мир нашего обыденного опыта, разорвать с нею культурные договора и начать общаться с нею напрямую, вернуть ее в нашу действительность?
И чем он сам успокоил свою танатофобию? Что утешило его и подарило на исходе его дней покой и умение радоваться жизни? Прислушайтесь к его словам из редко цитируемого интервью, данного им Георгу Виреку в 1926 году и оцените мудрость его жизненной позиции: «Фрейд не желает признавать, что судьба имела по отношению к нему какой-то злой умысел. А почему, - произнес он спокойно, - я должен ждать от нее каких-то особых милостей? Старость, с ее явными неудобствами, приходит ко всем, поражая одного человека за другим. И ее удар всегда попадает в жизненно важное место. Окончательная же победа всегда принадлежит червям. И я не восстаю против этого универсального закона. В конце концов, - продолжал он, - я уже прожил более 70 лет. Мне было, что поесть. Я наслаждался многими вещами: товарищеским отношением ко мне моей жены, моими детьми, закатами. Я видел, как весной оживают растения. Порою я ощущал дружеское рукопожатие. А пару раз даже встретил людей, которые почти что поняли меня. О чем еще я могу просить?» (перевод мой, ВМ).

Как много вопросов, и каждый из них достоит отдельного раздела в этом Катехизисе. По мере возможности и по мере своего разумения я отвечу на них, без сомнения.

А здесь же хочу отметить главное. А именно то обстоятельство, что в своем богоискательстве Фрейд был ограничен собственными культурными корнями, носимой и в ее основах принимаемой им иудаистской религиозной традицией.
Ту речь, которую он произнес на собрании венского отделения «Бней Брит» и посвятил Смерти, он начал такими вот словами: «Мой доклад мог бы называться не "Мы и смерть", а "Мы, евреи, и смерть", поскольку то отношение к смерти, о котором я хочу с вами поговорить, проявляем чаще всего и ярче всего именно мы, евреи».
А в книге Макса Шура, личного врача Фрейда, озаглавленной весьма характерно и значимо для наших нынешних рассуждений - «Зигмунд Фрейд: его жизнь и смерть», мы находим еще одно важное фрейдовское признание, содержащееся в предисловии перевода книги «Тотем и табу» на иврит: «Если бы вы спросили: «После того, как автор отвернулся от всего, что всегда было свойственно настоящему еврею, что же могло в нем от этого настоящего еврея остаться?» – мой ответ был бы таков: «Очень многое. И пожалуй, самое главное». Сейчас автор не в состоянии объяснить это «самое главное» с достаточной ясностью, но пройдет какое-то время, и ученые умы несомненно постигнут эту сокровенную суть».

Это «самое главное», как мне мыслится, заключается как раз в том, что иудаизм не давал Фрейду впадать в утешительные иллюзии, свойственные прочим формам религиозного опыта, за что он их, кстати, жестко и последовательно критиковал (призывая «рубить священные дубы» и «подрывать фундаменты» Храмов). Я имею в виду утешительные иллюзии о Смерти, о возможности выйти из-под ее власти, о наличии в нашем мире какого-то другого Бога, противостоящего Смерти и защищающего людей от нее.

Тут, к слову, вспоминается старый и мудрый анекдот:
Упал мужик в пропасть. Летит, с жизнью прощается, и вдруг чудом цепляется за уступ, держится за него из последних сил и молит Бога: спаси и помоги!
И Бог отвечает ему: хорошо, я помогу тебе. Отпусти уступ и падай – мои ангелы подхватят тебя.
Подумал мужик и спрашивает: эй, а нету тут какого-нибудь другого Бога?

Нет у нас других богов, все эти «другие боги» суть инфантильные иллюзии, в результате следования которым мы впадаем персональные и коллективные невротические состояния, живем в тотальной регрессии и не способны к взрослению.
Сам Фрейд, правда, попытался-таки поискать этого «другого Бога» в обновленном, реформируемом иудаизме (да и где еще ему было его искать, ведь и его род, и род его жены был богат знаменитыми раввинами). Он даже учредил накануне начала войны специальные премии для тех коллег, которые в экспериментальной работе в пациентами исследовали бы причины критического состояния «отцовского Имаго», т.е. первообраза того самого Праотца, культом поклонения которому и умиротворения которого и является иудаизм.
Но когда на послевоенном конгрессе в Будапеште (1918 г.) эти премии нужно было вручать, Фрейд решил отдать их коллегам, которые написали отчеты о работе с «военными неврозами», о последствиях непосредственного столкновения человека со Смертью.
Больше искать было нечего - Бог лично явился в мир и заявил о своих правах...

Здесь я прерву данный раздел, хотя, как вы понимаете, вопрос о природе нашего Божества до конца явно не прояснен. Я продолжу это прояснение и в следующих выпусках этого Катехизиса поговорю о негативных и позитивных описаниях БСЗ, о его атрибутах, о целевой прагматике его культа. Но общая природа культа БСЗ ясна - это культ Смерти, ее возвращения в нашу жизнь и ритуального общения с нею.

Добавлю лишь одну, важнейшую, характеристику нашего религиозного культа. Мы к ней неоднократно еще вернемся и многократно обсудим. А пока просто сформулирую: ФРЕЙДИЗМ - ЭТО РЕЛИГИЯ ДЛЯ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА.
А «взрослость» - это и есть способность выйти из-под защиты инфантильных иллюзий и посмотреть в глаза Смерти.
Такие дела...