РОССИЙСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ В РОДОВЫХ МУКАХ: БРЕД ИЛИ ПАРАДИГМА



Наткнулся, прорабатывая небезызвестный многим текст многократно звучащего в последнее время доклада о «новой парадигме» в современном психоанализе, на предложение отказаться от «стигматизации клиническим диагнозом» и перейти к «психоаналитическому или психологическому определению психических расстройств».
Дело хорошее, кто б спорил.
И я не об этом захотел написать; меня пробудил к активности пример подобного рода диагностики, приводимый автором доклада в примечании, где на примере опыта частных клиник Японии показаны образца такого «психологического диагноза»: «шизофрения обозначается как «синдром дисрегуляции интегративных процессов»; деменция - как «большое когнитивное расстройство»; бред - как «неразделяемые дисфункциональные идеи».

И вот что подумалось – а если эти «дисфункциональные идеи» разделяются многими людьми, возможно – целым сообществом, организованном по модели профессиональной корпорации?
Теряют ли они при этом характер психопатологии? Скорее всего – да, патологичными такие идеи назвать уже нельзя. Ведь их бредовый характер в данном случае становится функциональным, более того – он социализируется и даже претендует на роль основы для профессии.
Но теряют ли они свою патогенность? Или же напротив – обретают терапевтический ресурс по отношению к тем, чей бред провисает без группового его принятия?

Вроде бы много вопросов, но на самом деле только один.
Да, наш психоанализ именно таков – функционально освоенный, концептуально переработанный и положенный в основание прикладных практик онейроидный бред. Изначально связанный с проработкой конкретным человеком своего сновидческого (а точнее – бессонного) и наркотического опыта, а позднее, на Кушетке, воспроизведенный в структуре регрессивного транса как искусственного измененного состояния психики.
Это мы все знаем, хотя не любим об этом говорить публично.
Но вот чего мы не знаем – это того, можно ли этот опыт мультиплицировать? И допустимо ли под уловного говоря «крышей» психоанализа культивировать все новые и новые групповые модели «функциональной бредовости», производные от иного ее типа и иного ее персонального воплощения?
Опыт прижизненных, а тем паче – посмертных, приключений «дисфункциональных идей» Лакана, или же Биона, к примеру, явным образом говорит нам, что да, это не просто допустимо, это нормально и перспективно.

И что тогда? Где нам искать здесь и сейчас, в нынешней России, того носителя и проектанта дисфукционального бреда, чьи идеи совокупными усилиями сплотившегося вокруг него сообщества могут стать основой искомого отечественного психоанализа?
Пока же мы слишком нормальны, как я с горечью писал недавно в своей ленте. И наше групповое «благоразумное безумие» никак не может полыхнуть, какими бы качественными бредовыми конструкциями (фрейдовскими, лакановскими, бионовскими, и пр.) мы его ни поджигали.
Может быть мы просто не заметили своего предтечу, приняв его онейроидный бред за особенности стиля художественного творчества (сам я тут отдаю предпочтение гениям русского символизма, прежде всего – Блоку и Иванову)?
А может быть это «перспективный безумец» ныне бродит среди нас, но мы просто не видим его в силу его явной инаковости (тут у меня тоже есть пара-тройка парней на примете, но к ним трудно подступиться – уж больно они безумны).

Но по любому речь тут идет не о научных или же терапевтических парадигмах, а о том, что наша «русскость» как специфический набор контейнеров, наполняемых машинами по производству БСЗ-го энергетикой подавленных деланий, так и не нашла пока что конгениального ей набора галлюцинаторных образов и бредовых рационализаций.
И все наши проблемы – именно отсюда. Это понял в свое время Фрейд и зафиксировал это понимание в великой книги, посвященной своему опыту общения с «русскостью» на Кушетке (т.е. в «случае Человека-Волка»).
Это понимаем и мы, все те, кто набрался наглости назвать себя в России психоаналитиками. Психоаналитиками, которые, в отсутствии самого российского психоанализа, призваны стать его акушерами, призваны помочь ему родиться на свет. Помочь ему родиться, а потом, отразившись в нем, спросить себя – а психоаналитики ли мы теперь, когда он родился? Или же – только предтечи и пророки, своего рода – волхвы, которые должны оставить Младенцу свои дары и удалиться…

Но понимать все это мало, нужно что-то делать и с чего-то начать.
Как вы думаете – что и с чего?

Copyright © Медведев В.А. 2019 Все права защищены
родовые муки?
рожать или не рожать - вот в чем вопрос
Спрашивали - отвечаем
Не рожать уже не получится. Выкидыша, как в дореволюционном психоанализе, не случилось, да и искусственного прерывания беременности, как в послереволюционном психоанализе, удалось избежать... Страшно только - кто родится, какая неведомая зверюшка...