O патриотизме

Как-то слишком часто в последнее время и лично меня, и близких мне людей, и – коллективно – людей, с мнением которых я не могу не согласиться, начали обвинять в патриотизме. Правда, не совсем в патриотизме, а в патриотизме с соответствующими приставками и определениями. Их можно даже перечислить – ура-патриотизм, псевдо-патриотизм, квасной патриотизм, ложный патриотизм, и т.д.
Если все пойдет такими темпами, то недалек тот день, когда меня открыто назовут негодяем, вспомнив о избитой фразе Самуэля Джонсона о патриотизме как последнем прибежище этого самого негодяя.
И мне даже стало интересно – где же я оступился? Где свернул не туда и как оказался среди носителей ложного патриотизма? И как это можно исправить, как вернуться к истинному виду данного переживания?
И вот, что у меня получилось.
Прежде всего, оттолкнемся от самого простого понимания анализируемого нами явления, сформулированного уже довольно давно искренне любимым мною мудрецом и парадоксалистом Дж. Бернардом Шоу: «Патриотизм — это когда вы считаете, что эта страна лучше всех остальных оттого, что вы здесь родились». Неплохо для начала, тем более, что смыл этого афоризма вполне соответствует природе интересующего нас явления. По крайней мере – весьма точно описывает его первичные симптомы.
Уже можно сделать первый вывод: патриотизм парадоксален и антилогичен, умом его не понять и аршином (в российском его варианте) не измерить… Он явно инфантилен или даже сильнее – связан со своего рода топографическим и культурным импринтингом: что увидел, вылупившись на свет, к тому и привязался… И кое что уже становится понятным. Например – почему у наций инфантильных по своей природе (таковыми, как мы помним, тот же Фрейд считал в своей массе всех жителей Соединенных Штатов Америки) патриотизм становится устойчивым навязчивым состоянием, ежедневно отыгрываемым в ряде стандартных ритуалов. А вот именно потому – см. «Психоисторию» Ллойда Демоза, там все прописано, вплоть до символики флага как пуповины… И как раз на примере жителей США.

Пойдем дальше и попробуем подойти с другого конца – со стороны наукообразного определения, выданного на гора коллективным разумом Википедии.
Вот оно: «Патриоти́зм (греч. πατριώτης — соотечественник, πατρίς — отечество) — нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к Отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы. Патриотизм предполагает гордость достижениями и культурой своей Родины, желание сохранять её характер и культурные особенности и идентификация себя с другими членами народа, стремление защищать интересы Родины и своего народа».
Круто, не более логично и не менее прикольно, чем у Бернарда Шоу, как мы сейчас убедимся. Но зато к этому набору слов уже можно подойти с умом и аршином.
Тут уже проявляются любопытные нюансы предмета нашего рассмотрения, уже навскидку квалифицированного нами как вполне естественную инфантильную идентификацию с матерью, и даже шире (не смейтесь – это не аршинное сравнение) – с материнским лоном, с Родиной. Но оказывается кроме этой Родины, продуктивной и беззащитной, плодами которой нужно гордиться, а интересы – защищать, есть еще и Отечество. Отечество, интересам которого нужно подчинить свои интересы. Т.е., по простому говоря, его нужно слушаться. И слушаться, опять же, безусловно, т.е. не потому, что он прав, или же он – большой и сильный. Нет, просто потому, что от и есть ТОТ, КОТОРОГО НАДО СЛУШАТЬСЯ…
А это уже не материнское лоно, это совершенно иной архетип – сам великий Отец, бессмысленный и беспощадный… У поэтов, т.е. людей более остальных склонных к метафорическому мироощущению, тематика Отечества часто привязана к Огню, как древнему атрибуту отцовского архетипа: И дым Отечества… Любовь к родному пепелищу…и т.п.
Таким образом получается, что патриотизм – это не просто регрессивное инфантильно-архаическое состояние, пробуждающее древние архетипы и проявляющееся в добровольном любовном самопожертвовании. Особенность этого переживания является тот факт, что запускается, актуализируется оно ситуацией полной семьи. А вы все Мизулину гоняете – вот мол дура, каким это образом гомосексуализм и однополые брани мешают патриотическому воспитанию молодежи. Какая тут связь? – А вот такая, оказывается, самая что ни есть непосредственная…
Итак, что у нам теперь получается – суммируем и получаем новый предварительный результат: правильный патриот, т.е. патриот-ортодокс, безусловно любит место, где он родился, и не менеее безусловно подчиняется государству, осуществляющему надличностный контроль на этой местности и олицетворенному фигурой «национального лидера».
Но это еще не все. Кроме уже выявленных компонентов – «любить», «защищать» и «подчиняться» – анализируемое определение содержит еще одно обязательное для настоящего патриота деятельное требование: идентифицироваться с себе подобными «другими членами народа» (т.е. формировать единую с ними массовую психику) и защищать интересы не только Родины, но и этого самого «народа» (т.е. всей массы народившихся у матери-Родины детей). Патриотизм, как учит нас данное определение, это «социальное чувство», отыгрываемое и переживаемое исключительно в состоянии массообразования.
Вот здесь уже вступает мы на твердую почву научного анализа. Массообразование, как мы прекрасно знает из классических фрейдовских работ, это действительно псевдолюбовная идентификация с себе подобными людьми, основанная на глубочайшей индивидуальной и коллективной регрессии, т.е. возврате к предыдущим стадиям развития. Индивида эта регрессия фантомно возвращает к счастливым временам симбиотического растворения в матери в период внутриутробного существования. А уже сформировавшаяся масса воспроизводит глубинно-архаические черты первобытной общины.
Чтобы не грузить читателя излишними подробностями, я лишь вкратце перечислю описанные в научной литературе (лучше всего – в книге «Масса и власть» Элиаса Канетти) основные характеристики данной разновидности «социального чувства», которые теперь для нас становятся в ряд с прочими признаками «настоящего патриотизма» (тезисно, поскольку речь идет о всем известных фактах):
• Психика массы архаична, т.е. открыто амбивалентна (двойственна) и лишена малейших элементов рассудочности. У вовлеченного в массовое переживание человека нет логики, но есть символика и мифология…
• Массе обязательно нужен образ ВРАГА…
• Масса не ведает страха, ее агрессивность спонтанна и безусловна…
• Масса заряжает своих членов своим эмоциональным настроем и жестоко карает отпавших от ее влияния отщепенцев …
• Масса гиперактивна, импульсивна и неустойчива, требует выплеска своего энергетического потенциала; психика людей в состоянии массообразования регулируется «принципом удовольствия», т.е. спонтанности психофизической разрядки. И потому человек в масее счастлив …
• Масса в целом и персонально легко поддается внушению… Она живет наведенными иллюзиями, которые заменяют реальность, отсюда – особая роль СМИ…
• Масса всегда живет прошлым, ей свойственен консерватизм, почвенничество, охранительность существующего порядка …
• Для поддержания устойчивого состояния «горизонтальной идентификации» массе обязательно нужен своего рода «вертикальный стержень» – образ ВОЖДЯ (тут есть варианты – память о вожде, живой вождь, грядущий вождь – но суть дела от типа вождя не зависит). В любом случае стоит понимать, что ВОЖДЬ – это фантомная архаическая проекция массы и к живому человеку, на котором она иногда закрепляется, придавая ему т.н. «харизму», она имеет весьма косвенное отношение.

Такие дела. Как говорится – комментарии излишни. С точки зрения глубинной психологии патриотизм есть массовое проявление (набор симптоматики) тяжелого и бурнопротекающего коллективного психоза, в основе которого лежат регрессивные процессы такой мощности, что они способны разрушить большинство индивидуальных психических защит (типа рационализации), нивелировать наработанные персонально социальные установки и стереотипы индивида (т.н. «личность») и превратить человека в импульсивно-агрессивное существо, психологически описываемое как соединение младенца и дикаря.
Таким образом патриотизм может быть квалифицирован как разновидность «измененного состояния сознания», подобно наркотическому и алкогольному опьянению, гипнотическому трансу или же сновидению.

На этом этапе уже можно дать первое определение ложного псевдо-патриотизма:
ПСЕВДОПАТРИОТИЗМ – ЭТО ОТНОШЕНИЕ К СВОЕЙ РОДИНЕ И ЕЕ ГОСУДАРСТВУ ВНЕ СОСТОЯНИЯ МАССООБРАЗОВАНИЯ, Т.Е. ПОЗИЦИЯ МУДРЕЦА-ПАТРИОТА, ВСЕ ПОНЯВШЕГО СВОИМ УМОМ И ИЗМЕРИВШЕГО ИНДИВИДУАЛЬНЫМ АРШИНОМ.
При этом весь народ идет не в ногу и только кучка избранных и отчаянно смелых шагают с правильной ноги и в правильном направлении.
Такая позиция, зачастую выдаваемая за единственно истинный патриотизм, по сути дела представляет собою интеллектуальное извращение, приводящее к парадоксальному результату – за патриотизм начинает выдаваться прямо противоположная ему позиция прогрессистской критики Родины и Отечества, требования их изменения в соответствии с абстрактными принципами, либо – иноземными образцами.

Откуда же берется такой вот псевдо истинный патриотизм, не дурманящий, подобно безалкогольной водке, головы «простым людям»?
Тут есть два варианта.
Первый из них – социальная ущербность личности подобного рода мудреца, неспособность идентифицироваться с прочим «народом», тотальное и перманентное «диссидентство», заменившее собой социальное чувство.
Хотите пример – пожалуйста. Вот, скажем, как вам такая фраза: «...любовь к родине несовместима с бездарным почвенническим консерватизмом». Кто может утверждать такое, при условии, что патриотизм, как мы уже выяснили – это и есть бездарная почвенническая и консервативная любовь в Родине? А сказал эти слова Борис Кагарлицкий, известный лево-марксистский радикал, нечто вроде современного Троцкого, для которого, как и для его интеллектуального первообраза, Россия в любом ее виде есть только материал для глобальных политических прожектов (как Венесуэла была материалом для прожектов кумира Кагарлицкого – покойного Уго Чавеса). Почему я выбрал для примера цитату именно этого автора? Прежде всего потому, что он, как несомненно талантливый и социально активный псевдо-патриот, олицетворяет определенный тип интеллектуалов с неудачной социальной адаптацией, с надломленной судьбой, компенсирующих нереализованное социальное чувство путем его оборачивания, даже – выворачивания наизнанку.

Второй вариант «индивидуалистического извращения» патриотизма также приводит к оборачиванию, т.е. отрицанию последнего. Я имею в виду позицию людей, изначально, с самого детства, по самому широкому спектру возможных причин не получивших навыков групповой идентификации, т.е. «социального чувства». Ранняя социальная травма порождает устойчивую нарциссическую броню и препятствует ментальному растворению в массовых процессах. И одновременно, что парадоксально, стимулирует индивидуальный творческий потенциал. Как вам, к примеру, следующий пассаж: «Убогий человек, не имеющий ничего, чем бы он мог гордиться, хватается за единственное возможное и гордится нацией, к которой он принадлежит…»? Это написал Артур Шопенгауэр – великий из великих, несомненный гений, которого собственная мать, рано овдовевшая, лишила и детства, и нормальной социализации, оторвав в раннем возрасте от семьи и отправив в многолетнее путешествие по миру, без длительных остановок в какой-либо одной стране. Такие случаи нужно деликатно игнорировать, а производные от них идеи считать симптоматическими. В том числе и знаменитое высказывание о «последнем прибежище негодяя», спонтанно брошенного в частном разговоре Самуэлем Джонсоном, страдавшим с самого детства синдромом Туретта (F95.2 по МКБ-10), описанным еще великим Шарко и часто сопровождающимся копролалией, т.е. непроизвольным выкрикиванием ругательств или же социально-неуместных и оскорбительных высказываний.

Подобного рода личности заслуживают сочувствия и понимания, но все же из не так уж и мало. И потому мы можем на их примере указать на еще одну разновидность ложного патриотизма:
ПСЕВДО_ПАТРИОТИЗМ – ЭТО ПАТРИОТИЗМ НЕДОВОЛЬСТВА И КРИВЛЯНИЯ, УПРЕКОВ В АДРЕС МАТЕРИ-РОДИНЫ (мало молока и оно не той жирности) И ОТЕЧЕСТВА (непохож на других, более авторитетных отцов, мальчишки дразнятся и приходится делать вид, что это и не мой отец, что плевал я на его указания и т.д.).

Есть, правда, еще одна категория людей, особым образом относящихся к проблеме патриотизма – это т.н. космополиты (чуть не написал «безродные»). Но это уже не псевдо-патриоты. И не анти-патриоты, которые искренне переживают тот факт, что не способны на социальное чувство и именно потому пишут и говорят всяческие гадости в адрес его носителей. Космополиты - это люди, которым патриотизм даже не чужд, он им просто не нужен… У них просто нет Родины как объекта эмоционального переживания, у них есть место жительства, избираемое по прагматическим соображениям. В качестве свежего примера могу привести небезызвестного Станислава Белковского, буквально на днях заявившего, что путинская Россия ему отвратительна, что изменить в правильном направлении «эту страну» (эвфемизм, заменяющий космополитам слово «Родина») может только «карательная психиатрия», а именно – ядерный удар 5-го флота США, а сам он бежит от этого дурдома и просит убежища на Украине (все это на полном серьезе и не скрываясь – в интервью журналу «Форбс»). Вот это и есть «национал-предатель» во всей красе. Интересы нации для него – пустой звук, а жизни миллионов людей – мусор, которым можно играться, набирая очки для получения новых грантов. Это не псевдо-патриот, это в прямом смысле слова «враг народа» и к нашему анализу патриотизма данный где-то даже типический персонаж сегодняшней общественной жизни никакого отношения не имеет.
Как не имеет этого отношения и более мягкий вариант антинациональной риторики. Ее воспроизводят сегодня в России люди, отрицающие за подавляющим большинством страны право быть правым (уж извините за невольный каламбур). Не буду даже начинать анализ их позиции. К тому же, как правило, речь при этом идет о т.н. «прогрессистах», которые, имея иноземный образец, желают навязать его массе как образ «идеальной Родины». Право же реальной Родины на их любовь и служение они, по различным причинам, категорически отрицают. Давайте же воспоем славу храбрости и глупости этих безумцем и вернемся «к нашим баранам»…

Прежде чем продолжить анализ, хотелось бы договориться о терминах, поскольку некоторые слова, уже мною произнесенные (вроде – «национал-предателя»), выступают в качестве маркеров, привязанных к определенной и даже весьма определенной позиции в спорах о патриотизме. Мне же не хотелось бы, по крайней мере – в данном тексте, вступать в конфронтацию с теми или иными оппонирующими мнениями. Я по возможности хотел бы, как великий Спиноза, «не плакать, не смеяться, а понимать».
Итак, какие слова тут нужно четко определить по их значению:
• «НАРОД». Это сообщество людей, объединенных общей Родиной и любовью к ней. Они здесь «народились», они здесь живут и нигде больше им не будет так комфортно, как здесь. Как ни издевались в свое время над идеей о существовании «новой исторической общности» - советского народа, но он, существующий и поныне, хотя его Родина, СССР, исчезла, является лучшей иллюстрацией подлинного смысла данного термина.
• «СООТЕЧЕСТВЕННИКИ». Тут сложнее. Этим словом обозначаются люди, объединенные общим служением «Отчизне», т.е. государственному строю их общей Родины. Сюда относят всех отчизно-обязанных и потому словом «соотечественники» часто обозначают и членов зарубежных диаспор какого-либо народа («наши соотечественника заграницей»). «Соотечественники» – это деятельный и отмобилизованный «народ», объединенный общей задачей, а не только топографией появления на свет.
• «НАЦИЯ». Очень замусоренный термин с большим количеством аффективно заряженных производных слов (от «нацизма» до «национализма»). А ведь изначально «нация» – это просто синтез «народа» и правящей им «элиты». Нация обладает мощным энергетическим потенциалом, сплочена «национальной идеей» и явно или неявно формулируемыми «национальными интересами». Забавно, что в обыденном словоупотреблении значение данного термина никогда не уточняется, но произнеси, скажем, «проблемы национальной безопасности» или «гордость за национальное достояние» - и всем все понятно. И к «национальности», «нацистам» и «нацменам» этот термин абсолютно не привязан.
• «ЭТНОС». А вот этнос – связан, т.е. выделяет группу людей, объединенных не социальным чувством, а непосредственным генетическим, языковым и культурным родством. И соответствующими особенностями. Которые просто есть и обсуждать тут нечего. И патриотизм на этой почве бессмысленен (хотя порою также и беспощаден). И все нюансы понимания обозначенной в прошлом абзаце группы слов (типа «нацика» и пр.) лежат именно здесь, в стороне от наших патриотических изысканий.

Теперь стоит на время отвлечься от цитат и сложных терминов и посмотреть – как же понимают (и практикуют) патриотизм в тех странах, где он не имеет ложных вариантов и сложных вывертов, прост и доступен широким слоям населения. Например – во все тех же США, где, как мы уже выяснили, он носит на первый взгляд совершенно бытовой характер, далекий от бурных аффектов.
Но примеры показывают, что идеалы патриотизма у американцев не столь уж безобидны.
Мы хорошо знаем ЗРК «Патриот», находящийся с 1982 года на вооружении США и их союзников, активно применявшийся в обеих иракских войнах. Это реальный защитник, перехватывающий и уничтожающий ракеты и самолеты противника на средних и больших высотах. Помним мы и культовый голливудский фильм «Патриот» с Мелом Гибсоном в главной роли, герой которого, мирный отец семейства, пытается остаться в стороне от событий войны за независимость колоний от Великобритании. Но одержимый местью за смерть сына начинает убивать англичан с такой остервенелостью, что становится командиром, как мы бы сейчас сказали, незаконного вооруженного формирования, в которое привлекает и собственных малолетних детей. Официальный анонс фильма гласит: «Жажда мести превратила воинскую науку в жестокую бойню, а мирного плантатора — в безжалостного командира самого опасного отряда повстанцев…». Вот это настоящий патриот. И его абсолютно не смущает тот факт, что он, ветеран британской армии, убивает своих единоверцев и сограждан, проводящих совершенного законную антитеррористическую операцию против сепаратистов…

Короче, тут все внешне просто, но не совсем понятно. Как совместить эти милые картины семейного подъема государственного флага на придомовой лужайке или поедания индейки в День благодарения со столь кровавыми первообразами.
А потом я наткнулся на портале InoCMI.ru на одну умную статью, перепечатанную из какой-то совершенно неизвестной мне американской газеты, а там – на вот такие слова: «Но российский народ в целом будет становиться все более патриотичным, испытывая давление извне — особенно если Путин начнет жестче бороться с коррупцией во власти и с произволом чиновников…» и т.д.
И тут меня осенило: ба, а ведь патриотизм – это реактивное образование! И в силу этого у нас, в дополнение к предыдущему, возникает еже одно, уже третье, определение ложного патриотизма:
ПСЕВДО-ПАТРИОТИЗМ – ЭТО ПАТРИОТИЗМ БЕЗ ПОВОДА, ДИВАННЫЙ ПАТРИОТИЗМ КРАСНОБАЯ, ЛЮБЯЩЕГО НЕ СВОЮ РОДИНУ, А СЕБЯ В РОЛИ ЛЮБИТЕЛЯ РОДИНЫ…
Тут подвизаются ура-патриотизмы и их квасные производные, которые смешны и порою даже позорны в силу своей искусственной природы, подобно пластиковым цветам на мертвом дереве (или же – накладной груди у трансвестита).
Нормальный же, естественный патриотизм, т.е. неодолимое желание защищать свою Родину от любых нападок и подчиняться воле своего Отечества, возникает только в условиях реальной враждебной угрозы – «Родина-Мать зовет!!!» и «Отечество в опасности!!!».
И правы американцы. Ракета, летящая во вражеский самолет, это – патриот. И кровавый мясник-колонист, кромсающий англичан, вторгшихся в его спокойное существование и посягнувших на жизнь его детей, это – патриот. Патриотом подъезда является жилец, гоняющий бомжей, обсирающих лестничную площадку. Патриотом фирмы – сотрудник, сдирающий со столбов рекламу конкурентов. Патриотом страны – гражданин, старающийся парировать любые действия, наносящие вред его Отчизне и призирающий всех тех, кто сомневается в его праве и обязанности поступать именно так.
Но тут есть один нюанс, очень тонкий, но, при этом, весьма принципиальный. Дело в том, что разные люди понимают природу этого вреда по-разному. И потому бывают периоды, когда различные группы реальных патриотом полемизируют – как лучше заботиться о Родине и эффективнее выполнять волю Отечества.
Это тоже интересная тема. Но не сегодня, когда Россия становится объектом беспрецедентного и явным образом враждебного давления извне.
В этих условиях – карты на стол!!! Либо ты за свою Родину, либо ты против нее…
Казис, все очень просто. Я - патриот России, ты - патриот Литвы. И что тут спорить? Потерпи еще полтора месяца. Зима кончится и я вернусь на свою Родину. Хотя тут, где я живу сейчас, фактически нет национальной среды. Прямо сейчас под моим окном загорают мои соседи-бельгийцы, купаются в бассейне две немки, сосед Дима из Питера сидит на соседней террасе, а соседи с другой стороны - англичане, только что уехали. И где я живу? Уж точно не в Испании... А географически - так просто недалеко от Западной Сахары (вчера только закончилась калима - обжигающий ветер из Африки).
И, кстати, писал я этот пост еще в августе и именно на Родине... Так что прибереги свои колкости для лучших целей ;)