arisot (arisot) wrote,
arisot
arisot

Categories:

ПСИХОАНАЛИЗ ПОПРАВОК К КОНСТИТУЦИИ – РЕБЕНОК КАК БАЗОВАЯ ПРОЕКЦИЯ



Услышав вчера первую фразу телевизионной презентации пакета поправок к Конституции РФ: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России», я даже не удивился столь явной синхронии со своими размышлениями о стремительно нарастающей пандемии социокультурного доминирования детей над взрослыми и стариками.

Не удивился, но задумался… Избиратели ЕдРа – это явно не дети и даже не молодежь. История с вирусом, который в масштабах, заметным образом превышающих обыденно-гриппозные, убивает только людей возраста 65+ (остальные возрастные группы страдают от нового короновируса даже менее, чем от гриппа, а дети – вообще не страдают), показывает, что ради замедления распространения угрожающей старикам инфекции, мы готовы разрушить весь мировой социальный уклад и всю мировую экономику. И вдруг такая конституционная новелла – дети суть приоритетный объект госполитики… Откуда такая новация? Чей голос мы тут слышим? И что это значит практически? Ведь Конституция – это основной Закон, определяющий базовые правила нашей жизни в России на долгие годы…

В совокупности принимаемых ныне дополнений к основному Закону страны мы можем увидеть то, чего так долго не могли распознать ранее. А именно – идеологические воззрения нынешней правящей элиты, которая пришла на смену советской номенклатуре и деятелям переходного периода эпохи 90-х. И пришла в ее понимании – навсегда, до следующей и дай Бог не скорой революционной катастрофы. Решив это для себя и поняв, что иного выхода у них просто нет – придется жить здесь и здесь поколенченски править, эта элита явным образом созрела для идейной консолидации.  Ситуация тотального и многогранного кризиса, бросающего на них мессианские отблески «спасителей Отечества», позволила им сегодня проговорить и конституционально закрепить эту идеологию, как оказалось - простую и внятную, которая ранее пряталась где-то в тени многоумных фантазий Суркова о «суверенной демократии для глубинного народа» и неприхотливых фантазий Вайно о «нооскопе» как современном «Золотом Петушке», позволяющем «править, лежа не боку», т.е. в позиции наистабильнейшей стабильности.

Но задумался я, опять же, не об этом. С самой этой идеологией гражданам России теперь жить долго, многим – пожизненно, так что можно будет неспешно ее анализировать при наличии соответствующего досуга. Властного запроса на такую работу явным образом не предвидится, ведь в дальнейшем эти поправки, после из закрепления в «теле» Конституции, будут работать в прямо противоположном аналитической процедуре режиме. Они наполнят новым содержанием социальное Супер-Эго, модифицируют Я-Идеал, нормативно закрепят набор коллективных иллюзий, привязанных к историческим травмам. Т.е. начнут работать как бы «всерху вниз», постепенно формируя ИД и ЭГО нашей коллективной психодинамики (в поправках эти инстанции российского коллективного бессознательного обозначены как «память предков» и «память защитников Отечества» соответственно).

Вся эта работа рассчитана на поколения, так что это «лакомство» - психоанализ российской Конституции как проекции потаенных желаний, фантазий и комплексов «вершинного народа», пожелавших подогнать под эти желания, фантазии и комплексы коллективную психику «глубинного народа» - мы будем еще долго «смаковать». Т.е. анализировать психодинамику внедрения предложенных идеологических новаций в сферу российского социального бессознательного, их взаимодействия с тремя и без того конфликтующими друг с другом компонентами российского «национального психотипа»: традиционной имперской русскостью, пока еще базовым советским типом жертвенной ментальности и недавно подхваченными в режиме «идентификации с агрессором» протестными прозападными иллюзиями.
Сегодня же я лишь слегка отведаю самый лакомый для психоаналитика кусочек этого материала – вновь образуемую Статью 67прим…
Это Статья в пакете конституционных поправок является одной из самых главных с точки зрения решаемой ею задачи – закрепления в основном Законе принципов новой идеологии. Она устанавливает правила «преемственности», т.е. структурирует коллективную память «россиян» имплантируемой в нее нормативной идеологической конструкцией. Она говорит о «преемственности» по отношению к наследию СССР (п.1); о «преемственности» по отношению к памяти предков, передавших нам идеалы и веру в Бога (п.2); о «преемственности» тысячелетней истории развития российского государства и его единства (там же); о «преемственности» по отношению к памяти защитников Отечества и привязанной к этой памяти исторической правде, центрированной задачей защиты Отечества (п.3).
Тут, как видите, мы видим много «вкусного» для любого психоаналитика, поскольку столь идеологически важные новации, вносимые в Конституцию, выстраиваются не перспективно, а ретроспективно, в режиме «анамнезиса», припоминания вытесненного, в режиме провокативной регрессии и подключения к национальному типу бессознательного как «памяти предков», от имени которой говорят власть предержащие. У нас по-прежнему нет общенациональной цели (т.н. «национальной идеи»), а идеалы нашего существования заимствуются исключительно из этой «памяти предков». А любого рода манипуляции с памятью (с особым акцентов на память травматическую, военную, и на защитные ресурсы коллективного ЭГО, названного в Конституции «памятью защитников Отечества»), как правило носящие симптоматический характер, являются поводом для именно психоаналитических интерпретаций.
Кстати, наиболее близким по отношению к этим поправкам, к их целям и к средствам достижения этих целей, является книга Фрейда о Моисее…
В этой связи обращает на себя внимание реализуемое в поправках конституционное закрепление нашей принадлежности к патриархальной (отцовской) архетипике, к миру универсального Бога-Отца, к миру Царя, несменяемого помимо его собственной воли, и к миру Отечества, т.е. культурообразующего отцовства, нуждающегося в перманентной защите, включая защиту памяти об этой защите и защиту защиты этой памяти).
Характерно, что в этой конструкции не нашлось места для Родины-Матери, единственное упоминание которой в Преамбуле Конституции носит исключительно патерналистский характер: за Родину мы «несем ответственность», не более того. Те. она сама за себя не отвечает, не является чем-то суверенным, в отличие от Отечества, воля которого первична, поскольку по отношению к нему все мы стоим в позиции «долга и обязанности» (Статья 59). Хотя и тут есть интересный материал для анализа, поскольку ответственность за Родину мы несем «перед нынешним и будущими поколениями», т.е. странным образом выступая в роли столь часто поминаемых в поправках «предков», проективно идентифицируясь в ними.
Интересно и требует отдельного анализа желание авторов поправок уточнить в новой статье формулировку из Преамбулы Конституции о «сохранении» исторически сложившегося в России государственного единства. Теперь мы это единство лишь «признаем», оценивая его в контексте преемственности с тысячелетней историей развития Российского государства (т.е. с историей построения империи и ее расширения). И это не иной набор слов, это – принципиальная разница.
Интересна также замена по отношению к Преамбуле действующей конституции «почитания» памяти предков (чтить ныне предписано только память защитников Отечества) на «сохранение» этой памяти. Причем содержание этой памяти предков меняется весьма кардинально (такое впечатление, что в 1993 году у нас были совершенно другие предки). Если в действующей конституции предки передавали нам «любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость», то ныне они передают нам «идеалы и веру в Бога». Сама же замена «почитания» памяти предков на ее «сохранение» также весьма информативна. Она свидетельствует о желании российской элиты десакрализировать сферу идеологии, возродить ее, передав не сословию «жрецов», организующих мистический культ «почитания», а сословию чиновников как ее хранителей и контролеров ее сохранности. Именно в этом пункте власти не сошлись с теми «мистиками путинизма» (от Дугина до Суркова), которые настаивали на жреческой сакральности новой идеологии. Победила иная тенденция – к «путинизму» прагматическому, черпающему из «памяти предков» необходимые ресурсы, но не формирующего из этой процедуры культового ритуала.
Интересен и сам призыв (а теперь уже – конституционная обязанность государства) «чтить память защитников Отечества». Т.е. чтить не самих защитников, и не память о них, а именно – их собственную память о полученной травме, персональную и групповую. Кстати, такая позиция прямо противоположна психоаналитической: чтить чью-то память, априорно объявленную «исторической правдой», и не допускать любого ее «умаления», любой ее девальвации. И попробуй тут скажи, что любого рода актуальная память, производная от травматического переживания, есть защитный реактивный фантазм.
Ну да ладно, я не об этом хотел сегодня написать…

Так о чем же тогда?
Дело в том, что это еще не все. У новой – идеологической – Статьи 671 есть еще и 4 пункт, как раз и начинающийся процитированной мною выше фразой: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России».
И вот тут обостренное психоаналитическое чутье позволяет нам увидеть явную фальшь. Что-то тут не то, не вяжется этот приоритет Ребенка с архаикой «Бога, Царя и Отечества». Детство – это как раз что-то из сферы ответственности Матери-Родины, так решительно выведенной из статуса объекта защиты. Для Отечества же, т.е. для мира патриархального доминирования, такая позиция не типична.
Посмотрел – и точно не типична. В изначальном пакете поправок, выражающих прагматику «патриархального путинизма», этот пункт начинался совершенно иначе: «дети являются важнейшим достоянием Российской Федерации». Вот это да, это – по нашему! В соответствии с традиционным для патриархальной архаики «комплексом Кроноса» дети в конституционных поправках были прописаны в статусе возобновляемого ресурса и определены как «важнейшее достояние» их Отечества, т.е. самая ценная его собственность.
Это логичный «ценностный ориентир» той «ресурсораспределяющей» (редистрибутивной) государственности, которую мы вокруг себя выстраивали со времен «призвания варягов». И которая с абсолютной точностью соответствует тем идеалам служения Отечеству, которые передает нам подкорректированная поправками «память предков». В прямом соответствии с духом патриархальной авраамической традиции.
И тем не менее Павел Крашенинников – председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству, решил, что эта излишне откровенная и, как он выразился, «не очень удачная» формулировка, должна быть подкорректирована. И внес предложение, от которого никто не смог отказаться – заменить конституционный статут российских детей с «важнейшего достояния» государства на «важнейший приоритет» его политики. Что, по его мнению, «отражает базовые ценности нашего общества».
Для тех кто не понял, поясняю. В соответствии с 7 Статьей действующей Конституции, которую, как и весь ее первый раздел, никто пока не меняет, Россия является социальным государством. В котором «охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты».
Так вот, в условиях наметившегося сегодня и на обозримую перспективу дефицита ресурсов, направляемых в социальную сферу (уменьшение бюджетных доходов, увеличение расходов на оборону и на обеспечение правопорядка, грядущая борьба с короновирусом, неизбежно порождающая обвал ВВП, и т.д.), дети обозначены в Конституции как приоритетная сфера государственной социальной политики. Приоритетная по отношению ко всему остальному, в том числе к инвалидам и пожилым гражданам. Именно дети, к примеру, а именно – их наличие и их число, обусловливают государственную поддержку семьи в силу конституционально закрепляемого «приоритета семейного воспитания» Ребенка. Но любого рода сомнения, как мы знаем, уполномоченных государством «органов опеки» по поводу качества такого воспитания, приводит к изъятию Ребенка из семьи и передачу его в государственное воспитательное учреждение. Т.е. приоритет Ребенка выше приоритета семьи, семья – это всего лишь более или менее качественная оболочка, предназначенная для его воспитания.
Так что Ребенок – это все-таки важнейший государственный ресурс, важнейшее достояние Российской Федерации, как это было заявлено в первоначальном варианте соответствующего дополнения Конституции. Государство как его «первородный опекун» доверяет семье его воспитание, осуществляя этому семейному воспитанию социальную поддержку. Но при этом, как и положено опекуну, жестко контролирует условия выращивания опекаемого им своего базового ресурса, а при недостаточном попечении само, в соответствии со все тем же п.4 статьи  поправок к Конституции, «берет на себя обязанности родителей».

Такого у нас в России не бывало никогда. И почитанием памяти предков подобного рода извращения в системе «ювенальной политики» не оправдаешь: такие ценности и идеалы предки нам не передавали.
Вывод тут (сугубо предварительный, но профессионально неоспоримый) очень прост: вводная новелла о Ребенке как приоритетном сосредоточении государственной политики, причем явно не только социальной, не имеет никакого отношения к либеральным концепциям «особых прав ребенка», породившим в ряде стран тиранию «ювенальной юстиции». Истолкование этого 4 пункта новой Статьи, вводимой в российскую Конституцию под номером 671, должно быть исключительно символическим.
И тогда все встает на свои места: в этом «детском» пункте идеологической главы конституционально закрепляется базовый принцип патернализма, т.е. разделение регулируемого основным Законом сообщества на сословия Родителей и Детей, Опекунов и Опекаемых. Родительскую роль государство либо делегирует, формируя демократические иллюзии и иллюзии «семейной» самоорганизации, либо исполняет непосредственно (там, где качественное «попечение» отсутствует).
Вы скажете, что такое толкование не является юридическим, что данная статья сугубо предметна и в данном своем разделе обобщает реальный опыт государственной политики в отношении сферы защиты детства. Не спорю – сам юрист по одному из своих образований.
Но мы говорим тут о психоанализе поправок к Конституции, т.е. обо всем том, что в их текст было заложено неосознаваемо, что неявно выразило глубинные желания и установки нынешней элиты, которая, как я уже сказал, обозначила свое стремление сформироваться наконец-то в правящее, т.е. родительское, сословие. И сформироваться в духе «памяти предков», в формате патриархальной архаики, без оглядок на инокультурные стандарты (оглядки на которые больше не приносят никаких дивидендов).
И обозначила российская элита это свое стремление как прагматически, так и символически… С первым будет иметь дело Конституционный суд. А вот второй аспект виден и понятен только психоаналитикам. Так что нам им и заниматься…
Tags: Политика, Путин, Россия, анализируй это
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments