arisot (arisot) wrote,
arisot
arisot

Categories:

КАК ПЕРЕБОЛЕТЬ КОВИДОМ: ЗАМЕТКИ ВЫЖИВШЕГО. ВВЕДЕНИЕ



Сегодня мы с супругой Ириной получили очередные результаты тестирования (ПЦР РНК SARS-Cov-2); уже оба – отрицательные. У меня это первая «отрицаловка», у Ирины уже вторая.
Можно было бы сказать, что все позади, что мы прошли это испытание, которое, вы знаете, если читали мои посты, лично для меня было желанным. К которому я готовился и к которому, опираюсь на свой клинический случай и на собранные мною клинические случаю других переболевших, я собираюсь готовить всех желающих. Полагая специфичность той иммунной реакции, которая провоцируется этим вирусом и которая порою убивает инфицированного, а зачастую наносит ему тяжелые увечья (в основном – в области системы дыхания), проявлением не инфекционного поражения как такового, а психосоматической реакции на него. Реакции, основанной на состоянии и динамике неосознаваемого влечения к смерти (НВС), на реализации иммунной системой по той или иной причине сформировавшегося у человека импульса самоуничтожения.

Я и до болезни много (фактически – все последние два года) занимался исследованиями фрейдовского наследия в области исследования НВС (я обозначил этот компонент фрейдовского наследия как «некропсихоанализ») и создавал технологии работы с нем – его диагностики, его проработки, его сублимации, его транформации в искупительные ритуалы психоаналитической практики. Мы с группами коллег нащупывали природу «предсмертной терминальности» как базового измененного состояния психики, на основе которого можно строить «общение с Танатосом»; понемногу складывалось и новое понимание психоаналитической сессии как модели переживания «единственного дня».
Эта работа будет продолжена, тем более, что она теперь из области концептуальных спекуляций и технических фантазий перешла в область реальности, основанной на личном опыте (а в психоанализа это – главное). И те немногие люди, которые в этой ситуации остались людьми и не пожелали испуганно регрессировать и отказаться от опоры на себя и свои возможности, станут в данном отношении нашими клиентами. Пока они просто закупаю ИВЛ с обслуживающим персоналом, не подозревая, что спасительные (и губительные) ресурсы – в нас самих, а не в лекарствах или аппаратах.

Но писать об этом я тут не буду – это закрытое знание, сугубо профессиональное, непростое для восприятия и предельно сложное для практическое его реализации. Хотя именно за этой разновидностью психоаналитической психотерапии и настоящее, и будущее (ведь это далеко не последняя волна «ковида», да и перспектив прочих коронавирусов, которые только у летучих мышей еще десятки припасено, никто не отменял).

Расскажу я в этих очерках о другом, а точнее – о том самом своем опыте выживания, в ходе которого я не только оттестировал подлинность своего понимания ситуации и своих соответствующих методик, но и просто выжил. Об этом сегодня можно сказать с полной определенностью, хотя в последний (и где-то даже и вправду в «крайний») раз я в пограничной ситуации был не так уж и давно – ночью со 2-го на 3-е мая.
Причем – реально выживал и реально выжил, без кривляний. Я об этом еще напишу, но пока поверьте на слово: человеку, прочитавшему, как я, в заключении КТ грудной полости слова типа «в верхних долях обоих легких,   средней и нижней долях правого легкого определяются фокусы интерстициальной инфильтрации типа «матового стекла», размерами до 25х46мм…», нужно очень активно выживать, можно даже сказать – на пределе. Чтобы иметь возможность вам потом рассказать – как это делается самостоятельно, вне тех зон мультипликационного инфицирования, куда вас при этом будут очень активно стараться привезти и там, запугав, надежно изолировать. Причем изолировать в условиях, явным образом препятствующих вашему выздоровлению. Но с гарантией того, что в случае цитокинового шторма вы не просто задохнетесь, а будете умерщвлены на аппарате ИВЛ.

Но не будем забегать вперед. Начнем с самого начала, причем я ежедневно и понемногу (сил у меня на длинные тексты пока не хватает, а говорить я сейчас вообще не могу) буду рассказывать вам о своем опыте и прежде всего – о своих ошибках и способах их преодоления. Ведь любого рода позитивный результат (например – бессимптомный вариант общения с SARS-2), как учил нас Фрейд, неопределен по совокупности породивших его причин. А вот любого рода промах, вызывающий критическую ситуацию, из которой приходится с усилиями выкарабкиваться, предельно информативен.

И из кусков этой информации, буквально выпытанных мною у своего тела, в союзе с которым (к чему я, к счастью, почти год шел в ходе своего нынешнего анализа) я прошел очень опасные этапы этой болезни, наложенных на уже имеющееся у меня знание о влечении к смерти и о работе с ним, сложилось итоговое понимание того, что произошло со мною. И что произойдет со всеми вами, когда вы, случайно или же осознанно, войдете в зону этого опыта.
Сложилось то самое абсолютное понимание, апробированное опытом проблемного выживания, сложилась та самая определенность, которой так многим сегодня недостает. И эта недостаточность формирует тревожность, не дает быть ответственным и взрослым, загоняет в регрессию.
И частью этого понимания я с вами тут начну делиться. Чтобы вы знали – к чему готовиться. Чтобы не повторяли моих ошибок (я порою даже хмыкал по-евдокимоски: хорошо, что я им тут попался, другого убили бы давно…). Чтобы знали: при условии понимания происходящего и тотального над этим происходящим контроля вы обязательно победите систему, ориентированную не на ваше лечение, а на изоляцию вас от всех прочих людей, включая врачей, и выживите…

Ну вот, такая получилась преамбула.
Завтра начну с первого и самого простого вопроса: где, как и почему мы с Ириной этим вирусом заразились?

Copyright © Медведев В.А. 2020 Все права защищены
Tags: Записки выжившего, Коронавирус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments