arisot (arisot) wrote,
arisot
arisot

Categories:

КАК ПЕРЕБОЛЕТЬ КОВИДОМ: ЗАМЕТКИ ВЫЖИВШЕГО. 5. О ЛОВУШКАХ ОБМАННОЙ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ



Начну сегодня без преамбул – сразу с «голых фактов». Опишу свою ситуацию вхождения в период «острого ковида» и обозначу те опасности, от которых хотел бы вас уберечь.
И прежде всего – помочь вам избежать ловушки обманной (манипулятивной) госпитализации, которая для меня, в нее угодившего, стала весьма мучительным «штафным кругом» дополнительных испытаний, которые явным образом не способствовали выздоровлению, а препятствовали ему.

Как я уже писал,  27 апреля, спустя пять дней после появления симптомов ОРВИ, когда состояние мое вроде бы стабилизировалось – небольшая температура, кашель, боли в груди, и т.д., у меня пропало обоняние (причем сразу же после окончания цикла приема антибиотиков; еще раз заклинаю – не повторяйте этой моей ошибки!!!) и сформировался устойчивый «запах ковида».
А в ночь на 28-е все и началось: жар, лихорадка, бредовые состояния (о них я расскажу в отдельном выпуске, для психоаналитика это был самый интересный опыт). Выпил Фервекс, пропотел. Утром сильная слабость. Ощущения: давящая тяжесть и бои в груди, при дыхании – небольшие, но явные, затруднения. Днем температура стала расти – 37.2, 37.6, 38, 38.6. И парацетамол ее не смог сбить поначалу. Кровяное давление скакнуло к 170, что для меня было совершенно немыслимо. Пульс тоже зашкаливал. Меня била лихорадка, при высокой температуре руки и ноги были ледяными.
И вот тут, в 6 часов вечера, я сломался. Не испугался – страха не было вообще; он, кстати, в данной ситуации не реакция, а симптом, но об этом я еще расскажу. Но я ощутил потребность обсудить свое состояние с профессионалом и вызвал бригаду коммерческой   скорой помощи «CORIS».
Поначалу все шло нормально, хотя своим видом эта пара врачей поражала с первого взгляда – модерновые противочумные костюмы, защитные шлемы, навороченные дыхательные аппараты. Измерили мне сатурацию – 97; температуру – 36.7 (парацетамол подействовал-таки), сделали электрокардиограмму – идеальная. Потом врач долго слушал легкие, буквально – минут десять. И по итогам говорит: что-то там в легких мне не нравится, возможна пневмония, хорошо бы сделать КТ грудной обрасти. Но на КТ сейчас нигде не запишешься (позвонил в пару частных центров, везде отказали – все расписано по записи на неделю вперед). А давайте, говорит, обманем систему: я вас сейчас отвезу в приемный покой ближайшей инфекционной больницы, где вам обязаны сделать КТ. Врач там его результаты посмотрит, даст вам рекомендации, и вы спокойно поедете домой, для вашей госпитализации ведь нет никаких оснований. На мои возражения, что стремно как-то в разгар эпидемии «ковида» разъезжать по инфекционным клиникам, мне было заявлено, что никакого риска тут нет: в приемном покое инфекционки каждого прибывающего осматривают в отдельном боксе, контакта ни с кем не будет, врачи опытные и знающие, и т.д.
Скажу сразу – это была ложь от первого до последнего слова. И причиной ее была не корысть (они и так хорошо зарабатывают, это ведь была платная скорая, работающая по почасовке, и я, с учетом почти 4-часового ожидания в очереди из «скорых» на подъезде к Мариинской больнице на Литейном, которая оказалась ближайшей из принимающих клиник, заплатил этой бригаде более 30 тысяч рублей), а стремление перестраховаться и снять с себя и своей фирмы ответственность за мое состояние и его перспективы. На последнем часу нашего ожидания перед больницей, где-то уже ближе к 10 часам вечера, этот врач, лица которого я так, кстати, и не увидел, начал меня убеждать, что при обнаружении у меня воспаления легких мне лучше остаться в клинике, поскольку пневмонии они лечат профессионально и дней через 10 я буду здоров как бык. А я, дурак, только хмыкал и ждал – когда же попаду в отдельный бокс и мною займутся опытные диагносты и пульманологи. Было бы смешно об этом вспоминать, если бы не тот ужас, а точнее – не тот ад, в который меня, получив деньги, радостно сгрузили работники скорой помощи и были таковы.
Что такое в реальности приемное отделение инфекционки? Там нет никаких боксов. Это вестибюль и примыкающие к нему коридоры, где хаотично бродят десятки потенциальных пациентов, ожидая, когда их оформят. Сам я такого оформления ждал еще 2,5 часа, поняв сразу смысл очередей из «скорых»: неторопливая дама в скафандре набивала одним пальцем истории болезни, заполняя данные из паспортов и полисов ОМС; а когда она за полчаса заполняет 3 таких бланка, их пускают в работу, а в приемный тамбур запускают еще три машины с прибывшими. В первом часу (!) она напечатала мою историю болезни, мне отдали паспорт и полис (к счастью, это меня в итоге и спасло) и МНОЮ ЗАНЯЛИСЬ.

Как это выглядит? Очень просто – по приемному покою, ничего не видя через запотевшие защитные очки, носятся непонятные существа без опознавательных бейджиков и орут (я не преувеличиваю): «Махамутдинова, ко мне! Стоять тут! Кровь сдала? Жди очереди на КТ!!!». Для примера я выбрал именно такую фамилию именно потому, что основная масса бессловесно подчиняющихся этим крикам пациентов были как раз женщины явно среднеазиатского происхождения. В этом адском котле, кстати, они, как и прочие пациенты, только и выглядели по-человечески. Странные существа же, неудачно имитирующие врачей (иначе мне не сказать), были озабочены только своим защитным дискомфортом, относясь к пациентам как к кускам тухлого мяса. Практически все они находились в состоянии панической истерики, так что пришлось, приложив усилия для возвращения тем, с кем я общался, хотя бы частичной вменяемости, самому решать свои проблемы. Я завладел своим блоком документов, сдал кровь и тест на коронавирус (это было условием допуска к КТ и далось непросто, даже пришлось помогать медсестре попасть иглой мне в вену, поскольку ее очки были залиты потом и она практически ничего не видела, находясь в состоянии боксерского «грогги»).
В качестве наглядного примера могу еще описать следующий эпизод, который видел своими глазами (существа в защитных костюмах в нормальном режиме общались только между собой и на свидетелей из числа «заразных» внимания не обращали): на втором часу моего ожидания в вестибюле приемного покоя, где брали анализ крови и тесты на коронавирус, туда зашел очевидно высший по статусу врач, поскольку у него был не обычный тип защиты, а особый полушлем с двумя доковыми респираторами; и очки у него не потели. И он сразу спросил – а что это у вас за россыпь пластиковых контейнеров на полу? А это, ему отвечают, материалы с тестами на коронавирус, просто они маленькие, а мы в тройных перчатках и они все время падают на пол. А куда падают, мы не видим, у нас у всех очки запотели. Ну и ладно, говорит им начальник – соберите тут все и положите в общую кучу; какая, мол, разница, чьи это тесты, оно тут все ковидные… Кстати, этот тест мой так и сгинул в неизвестности, при том, что на истории болезни был и мой адрес, и мой телефон. И я почему-то этому не удивляюсь…
Поглядывая на всё это с нарастающим ужасом, я шел к своей цели и к часу ночи добрался-таки до КТ, прошел его, но там мои документы мне уже не отдали. Перетряся несколько фигур в белых балахонах с синими клейкими лентами (смешно, но им за их героические подвиги нынче не только выплачивают доплаты и премии, но и памятник намереваются ставить; я же о них вспоминаю наполовину с жалостью, наполовину – с омерзением, нельзя все же врачам быть настолько слабыми и самолюбиво трусливыми, вообще не способными к рабочей саморганизации) я все же нашел одного более или менее вменяемого, который внезапно меня понял: я хочу получить врачебную консультацию по результатам КТ и поехать домой лечиться. Он долго хохотал, заявил, что все к ним попавшие госпитализируются, что в скорой меня просто «развели», что у меня двусторонняя ковидная пневмония, и т.д. На этом месте, очевидно, мне нужно было сразу упасть в обморок от страха, завернуться в белую простыню и медленно ползти в сторону палаты, но я все требовал врача или хотя бы заключения по КТ. Для моего укрощения был вызван самый крутой психопат – ростом выше меня (кто меня видел, тот знает – чтобы так вырасти, надо очень постараться!), с голосом, от которого дрожали стены. Он мне доходчиво проорал, что у меня сейчас два пути – в инфекционную палату или в тюрьму. А когда я согласился на тюрьму и потребовал вызвать полицию, появился «добрый следователь» и вкрадчиво сказал – ваша история болезни уже в отделении, там вас ждет дежурный врач, она вам все подробно разъяснит и вы вместе решите – что дальше делать и как лечиться. И я ему поверил…

Я понимаю, что это была ошибка, но так уж вышло, что у меня с детства было много знакомых врачей, прекрасных людей и отличных специалистов, врачами были мои дядя и тетя,  и потому остаточное доверие к людям этой профессии у меня оставалось буквально до самых недавних дней. Сегодня, увы или к счастью, его уже нет. Я никак не мог предположить, что они могут всё время мне врать (очевидно вопиющая ложь врача скорой помощи меня еще не убедила в том, что ВРАЧИ В ЭТОЙ ЭКСТРЕННОЙ СИТУАЦИИ ВСЕ ЛГУТ). И это не преувеличение…
Короче я пошел в отделение, разрешил надеть на себя бирку с номером (отличный сувенир остался от этой истории) и даже зашел в палату, где еще два часа ждал обещанного дежурного врача, которая, как мне сказали, обходила другие палаты. Палата была очень «славная» - четыре старых и покореженных железных койки, застеленные старыми тряпками (за неимением одеял в драные пододеяльники там засовывают более плотную небольшую тряпку, типа половой, так что она гордо «одеялит» только по центру). В палате было только 3 человека, поскольку для четвертой кровати тряпок не нашлось вообще. Я был там, в этой больнице, с учетом очереди в скорой, уже 7 часов, очень хотелось пить (что неудивительно с учетом непонятно огромного количества изъятой у меня крови) и попросил у пробегающей мимо фигуры хотя бы воды. В чем мне было отказано с присказкой, нет своей кружки – нет воды. И добавлено, чтобы привыкал терпеть, что из палаты выходить нельзя – и не сейчас, а вообще никогда. И передач не будет, это инфекционное отделение. И если чего с собой не взял – это твои проблемы. С учетом того, что температура в этой палате была не более 10 градусов тепла (врачам и медперсоналу в защитных костюмах было все время жарко и они открывали все окна, которые открывались), ситуация складывалась буквально угрожающая. И я понял что это – ловушка (кстати крикун в приемном покое мне, помнится, прямо это прокричал – «вас всех специально «разводят» в скорой для того, чтобы заманить сюда как в ловушку и тут изолировать от нормальных людей»), я конечно выживу и тут, но для этого мне понадобятся буквально титанические усилия. И мне это надо на старости лет и с двусторонним воспалением легких? Еще раз обойдя всё отделение, заглянув во все палаты и так и не найдя дежурного врача, я долго буянил на посту, пока не пришла медсестра и четко сформулировала: врач знала о моей (и не только моей, как увидите) просьбе о консультации по КТ, но спокойно легла спать, заявив, что сама решает когда и зачем ей встречаться с пациентами.
И еще одно обстоятельство «напрягало» весьма серьезным образом: в палате я снял было маску (а это была маска уровня R95 с максимальным уровнем защиты). И сразу же ощутил волну «запаха ковида». Это была не просто ловушка, это была зона массированного мультипликационного заражения вирусом SARS-CoV-2; при том, что уже доказано, что тяжесть протекания заболевания четко и позитивно коррелируется с дозой вирусного инфицирования и его кратностью.

И тогда мы с моим соседом по палате (который с отрицательным (!) тестом на коронавирус, но с непонятками в легких, тоже был привезен на скорой в Мариинку «только пройти КТ и отправиться домой») встали и просто оттуда ушли. В этом бардаке сделать это было неожиданно просто; препятствием была только система электронных замков на выходе из корпуса, но первый же попавшийся белый балахон открыл нам выход своим электронным ключом, приговаривая – да идите вы куда хотите, нам же легче будет! Может быть он был и прав – когда мы пробирались к выходу длинными больничными коридорами, то видели десятки людей, понуро сидящих на железных стульях и ожидающих мест в палатах. Рад, что кто-то из них смог прилечь на мое освободившееся место.
Вчера, кстати, буквально «по приколу», мы позвонили в Мариинку и спросили о моем самочувствии. Да есть такой больной Медведев, ответили, он оформлен (и, добавлю, на него вовсю идет финансирование; а вот дома мы лечимся за свой счет), поступил 28 апреля, но данные о его состоянии почему-то отсутствуют…


Вот такая история об обманной госпитализации. Хорошо, что это я им попался (по гороскопу я – «крыса, которая выходит из любых ловушек»; кстати, этот жуткий 2020-й – это мой год…), другого бы давно там повязали и подвергли совершенно ненужным испытаниям. Да и мне эти испытания были не очень-то и нужны – одно наше получасовое блуждание по дворовым лабиринтам Мариинки под проливным дождем (и с двусторонним воспалением легких!) в поисках выхода на Литейный проспект, чего стоит…
Но я в принципе рад, что пережил этот опыт и увидел эту систему изнутри в ее натуральном виде (а не в том «потемкинском» ее варианте, который нам показывают в репортажах из московской Коммунарки).
Я понял, что вот это и есть альтернатива самостоятельному лечению. А точнее – что никакой нормальной альтернативы просто нет. Позднее я в этом убедился, спросив у найденного все же с помощью друзей реального специалиста из ВМА, работающего в тамошней «красной зоной» по ковиду, который меня консультировал по домашнему лечению: куда бы он мне порекомендовал в Питере госпитализироваться с моим типом воспаления легких в крайнем случае, при кризисном течении заболевания. С отрицательным ковидом есть одно место, где реально лечат такую тяжелую пневмонию, сказал он мне; а вот с положительным – ничего не посоветую, это просто зоны принудительной изоляции. Есть, правда, одно отличное отделение в Боткинской больнице, но оно создано и оборудовано для целевой аудитории – заразившихся коронавирусом врачей. Мы и сами, мол, из ВМА посылаем бригады врачей в Москву, где условия в стационарах получше, где есть ковид-центр при каждой поликлинике. А в Питере (даже в Питере!) лечиться в стационаре – значит подвергать себя гораздо большему риску, чем при домашнем лечении.

И тогда я укрепился в своем решении: хочешь быстро и качественно излечиться от «ковида-19»? Тогда кончай метания и начинай себя лечить. Спасение утопающих есть дело самих утопающих… И никакой спасательный круг ниоткуда не прилетит.
А в тылу у тебя – АД… С экстремальными условиями содержания под надсмотром у испуганных и некомпетентных людей, которых сложно даже назвать врачами.
Вернувшись уже в пятом часу ночи домой я, немного поспав (я об этом еще напишу, но в качестве спойлера отмечу – в период «острого ковида» вы вообще не спите, и даже не тянет заснуть), начал процедуру активного выживания. Которая длилась 5 дней и завершилась еще одним серьезным кризисом, где я реально пообщался со Смертью, после которого и началось реальное выздоровление.

Но об этом – в следующих выпусках Записок.
А сегодня, в завершение, дам еще один практический совет.
На острой фазе, когда вы балансируете на грани между «нормальной» двусторонней пневмонией и шоковым ударом по вам со стороны собственной иммунной системы, вам, как бы ни была противна такая мысль, приходится учитывать возможность экстренного вызова «скорой» и быстрой эвакуации в ближайшую зону больничной реанимации с аппаратами ИВЛ. Да, вы знаете, что при ковиде это – аппаратное убийство, что даже в образцовой Коммунарке из сотен пациентов, подключенных к ИВЛ, удалось живыми снять с этого аппарата только 17 человек (и они этим гордятся, в других местах процент выживших после искусственной вентиляции легких еще меньше). Но надежда умирает последней…
И потому у меня до 4 мая, когда я уже явным образом пошёл на поправку, у дверей стояла «допровская корзинка», т.е. сумка с набором для выживания в больничной палате.
Мой опыт заставил положить туда даже одеяло с маленькой подушкой. Но важнее тут другое (помимо понятного, типа гигиенических принадлежностей, пары полотенец, туалетной бумаги и пр.): запас воды на первое время с несколькими растворимыми витаминно-минеральными комплексами, максимально большой запас футболок на смену при обильном потении, а также – аптечка максимально широкого спектра (которая вам понадобится и в больнице, и когда вы попадете из нее в зону обсервации).

И запомните главное, что вытекает из моего сегодняшнего эмоционального рассказа: ДАННЫЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТОМОГРАФИИ (КТ) ГРУДНОЙ ПОЛОСТИ ИМЕЮТ РЕШАЮЩЕЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ КВАЛИФИКАЦИИ СТАДИИ ЗАБОЛЕВАНИЯ И ВЫБОРЕ СТРАТЕГИИ ЛЕЧЕНИЯ. НО НИКОГДА НЕ ПОДДАВАЙТЕСЬ НА ПРОВОКАЦИЮ «СЪЕЗДИТЬ НА СКОРОЙ НА КТ». В 98 ПРОЦЕНТАХ СЛУЧАЕВ ОБРАТНО ВЫ УЖЕ НЕ ВЕРНЕТЕСЬ И БУДЕТЕ ВЫНУЖДЕНЫ БОРОТЬСЯ С БОЛЕЗНЬЮ В ЗОНЕ МУЛЬТИПЛИКАЦИОННОГО ЗАРАЖЕНИЯ И ПРИ, МЯГКО СКАЖУ, ВЕСЬМА СПАРТАНСКИХ УСЛОВИЯХ УХОДА.

Copyright © Медведев В.А. 2020 Все права защищены
Tags: Записки выжившего, Коронавирус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments