arisot (arisot) wrote,
arisot
arisot

Categories:

КАК ПЕРЕБОЛЕТЬ КОВИДОМ: ЗАМЕТКИ ВЫЖИВШЕГО. 8. О ТРЕТЬЕЙ СТАДИИ БОЛЕЗНИ: ПРОБЛЕМЫ И ЛАЙФХАКИ



Как-то незаметно, продвигаясь по этапам моего общения с коронавирусом SARS-CoV-2 и формулируя для вас лайфхаки, выстраданные опытом ошибок трудных, я дошел до сегодняшнего дня.
С момента кризиса, пережитого мною в экстремальном режиме и ознаменовавшего окончания второй и «острой» фазы заболевания, известного ныне всем под именем «Ковид-19», прошло уже более двух недель. А в целом заболевание длится уже около месяца.
И я уже могу рассказать о третьей и предпоследней стадии этого заболевания. Четвертым же станет этап санаторно-курортной реабилитации, природа и продолжительность которого ныне вообще непредставима и непредсказуема. Специалисты тоже молчат, намекая только на то, что традиционные формы постпневмонийной реабилитации для легких, переживших вторжение коронавируса и иммунное отражение этого вторжения, могут быть не только неэффективны, но и опасны (типа надувания шариков и прочих форм «разработки легких»).
Так что, судя по всему, тут мне снова придется самому себя восстанавливать, опираясь на объективные данные о состоянии своего организма и на сигналы, поступающие от него. Но об этом и судить и, тем более – публично рассказывать, явным образом еще рано.

Расскажу лучше о природе и опасностях третьей стадии.
Но предварительно, как обычно, напомню о смысле этих моих Записок. И о той реальной пользе, которую люди, их читающие (а к седьмому выпуску количество просмотров каждого выпуска превысило рубеж десяти тысяч человек), могут из этих Записок почерпнуть.
Я не призываю вас всех срочно переболеть «ковидом», как могло кому-то показаться. Отнюдь… И я бы никогда не взял бы на себя такой ответственности.
Сам я был готов к этому опыту, можно даже сказать – повезло; более года я работал над собой индивидуально и в организованных мною групповых тренингах в режиме анализа именно компонентов неосознаваемого влечения к смерти. Это мне сильно помогло, я об этом еще не рассказывал тут, но обязательно расскажу, полагая «Ковид-19» в его тяжелых формах не респираторно-вирусным, а психосоматически-аутоиммунным заболеванием.
Повторяю – мне повезло, я обезопасил себя заранее от главной опасности, которая подстерегает инфицированных на главной развилке, где врачи ничего не могут сделать, а только разводят руками, рассуждая о «непредсказуемом коварстве коронавируса». И забывая о том, что на этой развилке (от «нормальной» вирусной пневмонии, от которой «все лишь» нет лекарства, подавляющего активность ее возбудителя, к «бунту иммунитета», который этого возбудителя легко ликвидирует, а затем начинает бушевать в наших легких и не только в них, отрабатывая непонятно как и кем сформулированную программу нашего телесного самоуничтожения), сам вирус уже не присутствует. Есть лишь остаточные следы его активности, о которых я сегодня и начну рассказывать. А если бы он при этом присутствовал, то очень бы удивился. Ведь даже у него самого нет цели убийства организма, ставшего носителем и транслятором его вирусного РНК-кода; но под шумок вирусного респираторного заболевания, зачастую переходящего в вирусную же пневмонию (а как помешать такому походу вируса «вниз», в легкие, лекарства ведь, подавляющего его активность, просто не существует), человека убивает его собственный иммунитет. Почему и за что – расскажу в специально посвященном именно этой теме выпуске Записок, я ему уже и название придумал: «А теперь о главном» …

Итак, я был случайным образом психически готов к этому опыту. И эта готовность позволила мне его пройти спокойно и без страха (последний, кстати говоря, как раз и является одним из базовых симптоматических проявления активности в нашей психике динамики «влечения к Смерти»). Пройти, совершая кучу ошибок, для неподготовленного человека могущих стать фатальными (и я частно тут о них вам уже рассказал и еще сегодня расскажу). Пройти, имея явным образом неблагополучный для данного типа инфекции телесный фон (и прежде всего – легкие, предельно уязвимые после перенесенных в раннем детстве серии пневмоний).
Недавно, буквально на днях, я наткнулся в Сети на название материала, который с любопытством открыл: «Как защитить себя от опасности заражения коронавирусом?». Подумал – вот, кто-то тоже это понял и готов поделиться своим опытом – как сделать такое заражение относительно безопасным… Но нет, речь там снова шла о масках и перчатках, о дистанцировании и самоизоляции. Т.е. о том, как защитить себя от высокой вероятности заражения, а не от опасностей, это заражение сопровождающих.
А я пишу тут именно об этих опасностях. SARS-CoV-2, как мы все уже поняли, пришел к нам, в наш и без того богатый патогенными вирусами и микроорганизмами человеческий биоценоз, навсегда. В той или иной форме каждый из нас им переболеет (в идеале – после вакцинирования как искусственного заражения, но вакцина – дело не быстрое), чтобы потом встречаться с ним снова и снова, но уже в режиме периодически возобновляемого и обновляемого симбиоза. Карантины дали нам определенную фору, которую все причастные специалисты используют для подготовки главного и неизбежного события – встречи с этим вирусом основной массы населения, которая пока сумела уклониться от первичной и самой опасной им инфицированности. Подготовимся к следующим волнам эпидемии и мы, психоаналитики и психоаналитические психотерапевты, подготовимся, т.е. освоим методики и техники некропсихоанализа, научимся «разминировать» заряды неосознаваемого влечения к Смерти, способные подвигнуть наш иммунитет на наше самоуничтожение (а такое возможно даже при реакции на вакцинацию, которая вряд ли будет столь безопасной, как многие ожидают; ведь речь идет о гонке за миллиардами, где победит по определению тот, кто максимальной сократит процедуру проверки вакцины на безопасность и «выстрелит» первым). По крайней мере я сделаю все, что в моих силах, а их увы – сейчас у меня не так уж и много, чтобы переломить тихое сопротивление коллег принятию этих поздних фрейдовских идей и методик. Сопротивление это понятно, любой профессионал стремиться работать в рамках привычных для него методик и схем их интерпретации; но тут ситуация требует тотального обновления теории и практики, переноса базовой методической ориентации с Эроса на Танатос. Требует безоговорочно, поскольку от этого зависят, без преувеличения, жизни множества людей.

Но это все – в будущем. А я сегодня пишу о настоящем, пытаясь с опорой на свой опыт реально защитить вас от актуальных опасностей, связанных с заражением коронавирусом здесь и сейчас. Когда о нем, кроме переболевших, мало кто что-то реально знает, когда нет лекарства, когда врачи могут лишь экспериментировать с аналогами (буквально методом тыка) и отслеживать состояни больного, решая – пора его подключать к аппарату ИВЛ, или же дать шанс еще побороться с буйством своего иммунитета.
И я хочу защитить вас в этой ситуации, просто указывая на те ловушки и реальные опасности, которые тут вас могут подстерегать. В смысле: кто предупрежден, тот вооружен. И опять же, подстерегают вас эти ловушки именно здесь и сейчас, на этой стадии эпидемии, когда лечения «ковида» не существует, когда вы, заразившись, остаетесь один на один сначала с вирусом, а потом – с пробужденной наглой безнаказанностью этого вируса яростью собственной иммунной системы.
Ведь поймать вирус можно, как мы с женой это сделали, даже не отходя от своего дома более чем на 100 метров. Ну а отправляясь на работу, общаясь с людьми, даже облаченными в маски и перчатки, мы этот вирус можем получить легко и непринужденно – тем более, что в инкубационном периоде и при бессимптомном течении (кстати, течении чего? ведь бессимптомных болезней как бы не бывает по определению…) человек заражает окружающих, даже не подозревая об этом.
И вы в любой момент можете вдруг обнаружить у себя симптомы простуды, сопряженные с потерей обоняния. И, опираясь на мой опыт, будете знать – что делать и чего не делать, будете заранее иметь необходимый набор приборов и лекарств, будете знать все этапы «ковида», признаки их начала и окончания, опасности и развилки, на этих переходах вас подстерегающие. Будете понимать – что с вами происходит и что будет происходить. И будете отслеживать важные параметры своего телесного состояния, самостоятельно определяя свои текущие и дальнейшие шаги к выздоровлению. Или же – сознательно и обоснованно сдаваться на милость медицины, понимая, уж простите за откровенность, что она, при всей своей нынешней беспомощности, при «лечении» супервредными препаратами от малярии и ВИЧ-инфекции, при отсутствии нормального ухода, и т.п., может реально обеспечить вам только то, что дома, увы, действительно получить невозможно. А именно – смерть не от мучительного удушья в припадке острого респираторного дистресс-синдрома, запущенного нашей иммунной системой, а в режиме подключения к аппарату ИВЛ, т.е. в искусственном сне (а то и медицинской коме), без страха и без боли. Не знаю как вы, а я, если уж придет пора умирать, ничего более гуманного себе и пожелать бы не смог. Еще раз простите за цинизм, но я и об этом думал, проходя по описываемому тут вам пути.
Думал, конечно, не без страха, но с надеждой на реальную и значимую поддержку, хотя бы такую. К тому же никакой другой поддержки от медицины на данном этапе в ситуации заболевания «ковидом-19» ожидать, увы, не приходится. Тут все зависит только от вас, и больше ни от кого. Только вы боретесь с «ковидом» и с собственной иммунной системой, в идеале побеждая в этой борьбе. Хотя героический статус и денежные выплаты при этом достаются тем, кто рискует в тройной защите при этом присутствовать. Но, с другой стороны, они ведь могли бы и отказаться… И тогда мы бы вообще остались один на один с этой угрозой.

Итак – третья стадия…
Это уже стадия, где на сцене уже нет никакого вируса. Его остатки и остаточные следы его активности, возможно, могут быть обнаружены в легких. Но так далеко тампоны для мазка при ПРЦ-тестировании не проникают; и потому два отрицательных теста на коронавирус даже в самом начале этой стадии (скажу сразу – самой длительной и самой выматывающей) получить не проблема. У меня и у Ирины они тоже уже имеются. Так что, лечись мы в инфекционной больнице, нас бы уже выписали домой как «выздоровевших от ковидной инфекции» (с заездом в обсерватор, чтобы и они тоже заработали). И формально были бы правы, хотя по сути эта стадия заболевания – т.е. купирование, и опять же – силами ресурсов самого организма, двустороннего воспаления легких, как правило – с не менее чем 60-процентным поражением легочной ткани, ничем не легче первых двух, а в чем-то и гораздо тяжелее. Я по крайней мере сейчас точно знаю, что такое одышка и затрудненное дыхание. А 28 апреля, когда меня на скорой с двусторонним «пылающим ковидом» в груди везли в Мариинскую больницу, на вопрос врача – «Нет ли у Вас одышки?», я совершенно искренне ответил: «А что это такое?» …

Она, эта третья стадия, начинается очень характерно – с резкого падения температуры и кровяного давления; сатурация при этом возвращается к идеалу (98-99), но сердечный ритм зашкаливает – в спокойном положении и даже во сне он в начале этой стадии редко опускается ниже 110 ударов в минуту. И все это на фоне крайней слабости; не то, чтобы ходить, даже сидеть приходится, преодолевая стремление тела лечь и поменьше двигаться. Днем испарина, ночью – приступы потливости, которые постепенно сходят к более или менее допустимому минимуму только через пару недель этого состояния.
Сердце при этом работает на пределе своих возможностей, постоянно ощущается давление в сердечной области, порою и длительные боли. Но тут без вариантов, ему придется поработать, компенсируя те потери, которые понесли легкие и о которых я еще расскажу. 17 мая я получил заключение по очередному КТ грудной полости и примерно теперь знаю, что иммунитет делает с легкими (причем в моем случае – в весьма щадящем варианте), пользуясь тем, что данная вирусная пневмония не поддается никакой терапии и потому отдается на волю, а точнее – на произвол, иммунной системы.
Не волнуйтесь, как только легкие начнут понемногу восстанавливаться, тахикардия тоже понемногу, но пойдет на спад. Сейчас, в начале третьей недели этой третьей же стадии заболевания, мой пульс в среднем в состоянии покоя уже редко превышает 90 ударов в минуту. Сердце нужно просто поддержать. И небольшой, лишь постепенно наращиваемой физической нагрузкой (для меня это были прогулки с собакой), и «профильными» препаратами. Из последних мой самый любимый – Doppelherz, там, кроме все прочего полно еще витаминов и минералов.  Да и вкусный он, зараза, хотя и не дешевый…

Самое важное тут – отслеживать динамику восстановления легких. Но об этом я напишу подробно через неделю, когда проконсультируюсь с опытным пульмонологом. Их в Питере не так уж и много, так что это еще удача, что я к нему записался не на июнь, а все же на май месяц.

Сегодня же расскажу о температуре. И сразу – лайфхак…
Встретился мне в Сети хороший материал одной девочки, которая с «ковидом» в Москве попала (а точнее – чуть ли не в силовом режиме прорвалась) в клинику и подробно пишет о том, как туда собираться и что туда брать. И я подумал – надо выложить этот материал для моих читателей. Если они москвичи и желают болеть в клинике (а в Москве это вполне цивилизованно и лишено того налета ужаса-ужаса-ужаса, как в России, и того ужаса-ужаса, как в Питере), такие советы им будут полезны.
Вот она, эта публикация - https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10221046348640949&id=1009805302
И там я с удивлением прочитал следующую фразу: «Если есть возможность, возьмите свой градусник! Но только ртутный! Цифровые дают погрешность в целый градус!»…
Поначалу я не поверил: как же так, ведь если это правда, то мне надо ужасаться ретроспективно, ведь мои 38.6 на острой стадии автоматически превращаются в 39.6, что явно не одно и тоже! Тут и я не удержался от восклицательного знака…
И надо пересматривать нынешние показатели, которые, оставаясь в зоне низких температур, периодически возвращались к «норме» (36.2 – 36.4). А на само деле?
Пришлось провести ряд экспериментов, который показали – да, все правда. В момент итогового «писка» электронный термометр дает погрешность по сравнению с ртутным (со временем замера – 8-10 минут, что считается эталонным по точности значением) на градус и даже порою больше в сторону уменьшения. Если держать этот электронный градусник после писка еще минут 5, то итоговое значение приближается к точному, но все равно немного до него не дотягивает. А если конкретно, это при неоднократных измерениях электронный градусник стабильно выдавал цифру 35.8 градусов, тогда как ртутный в то же самое время – 37.0. Такие дела.
Пересмотрев по итогам этого эксперимента свои «нормальные показатели», я вышел на весьма подозрительные и не менее подозрительно стабильно (ежедневно) возникающие значения температуры тела – 37.2-37.4. А с учетом динамики легочных изменений, это означало, что воспалительный процесс, запущенный в легких иммунной системой, пока еще окончательно не потушен. Ведь С-реактивный белок упал, но СОЭ снизилось пока лишь с 70-ти до 50 единиц.
И я, несмотря на запреты (мол вообще-то надо, но при «ковиде» нельзя) начал принимать кортикостероидный противовоспалительный препарат, за неимением под рукой Преднизолона – Дексаметазон. Знаю, повторюсь, что при вирусной инфекции это категорически запрещено, но раз вируса уже нет – стоит пропить. Ничего лучше от фибром, отеков и чрезмерной лейкоцитарной активности пока не придумали. Попринимаю немного, а там температура покажет, когда остановиться. Пора приструнить свои лейкоциты, угрюмо количественно застывшие на верхней границе нормы и полагающие себя, по праву победителей, хозяевами в моих легких. Нет уж, ребята, привыкайте снова к мысли, что это я тут хозяин…

На этой третьей стадии «ковида» нормой являются низкая температура (не более 36.2 градусов) и низкое кровяное давление (у меня оно вчера вечером было 103/63; а вот сегодня – 140/79, но это не считается, это базовая «побочка» Дексаметазона). И нормальны они не как показатель нового типа телесного состояния, как бы позитивно сменяющего лихорадку и жар «острого ковида». А как симптомы нового и не менее болезненного состояния легких, о природе которого и о его перспективах, к сожалению, медики пока вообще ничего сказать не могут. Просто выписывают, на основании двух отрицательных тестов, такого больного домой (или в обсервер), не давая никаких содержательных терапевтических рекомендаций. Мол, в «остром ковиде» выжил ведь как-то, очевидно выживет и тут, унося в своих легких и «матовые стекла» поствирусных уплотнений, и спайки, и пневмофиброзные проявления.
В ходе этого себя-излечения я, кстати, убедился – в каком глобальном долгу медицина перед болеющим народом, практически – по всем позициям. И этот долг, я уверен, производен от все более углубляющейся специализации врачей, в условиях которой интегративное лечение человека, а не его отдельных органов и систем, возможно исключительно в режиме вот этого само-излечения. И более ныне – никак.

Но про легкие, как я и обещал, напишу в следующий раз, после консультации с пульмонологом. Тем более, что их восстановление к коронавирусу как таковому вообще никакого отношения не имеет. Это уже, повторяю, последствия переборов в работе иммунной системы, поборовшей вирус в режиме «лучше перебздеть, чем недобздеть, и вместе с загноившимся ногтем отрезать всю руку… А то и обе…».
А пока для затравки лишь приведу несколько фраз из нового заключения КТ:
«В сравнении с данными протокола от 30.04.2020 -КТ-положительная динамика. Билатерально в S2, справа в S4,S8,S9,S10 определяются зоны тяжистого интерстициального уплотнения легочной ткани (по типу «матового стекла») размером до 25*20 мм (т.е. в два раза меньше, чем в конце апреля! – В.М.). В S2 признаки периферического пневмофиброза с минимальной тракцией бронхиол. Плевро-апикальные спайки с 2-х сторон. КТ-картина интерстициального поражения легких, соответствующая проявлениям вирусной пневмонии (с учетом анамнеза в процессе разрешения с формированием пневмофиброзных изменений). Рекомендовано: консультация пульмонолога».

Такие дела… Последним, т.е. консультацией пульмонолога, я сейчас и займусь. А по итогам дополнительных исследований и консультации мы и поговорим – и о протекании третьей стадии, и о методах последующей после нее реабилитации. Которые меня сегодня интересуют больше всего. И о которых, как обычно в этой истории, никто ничего не знает.

Copyright © Медведев В.А. 2020 Все права защищены

P.S. Ирина мне переслала пару врачебных обзоров практики лечения «Ковид-19». Как приятно, что все же есть еще врачи, которые не просто смотрят, как мы болеем, но вдумчиво исследуют эту болезнь и приходят к тем же выводам, в частности – об аутоиммунной, а не вирусной, природе самого заболевания и его осложнений. И о бессмысленности применяемых ныне форм терапии.
Если голос таких врачей когда-нибудь будет услышан, а их опыт введен в «Рекомендации по профилактике и лечению» данного заболевания, может быть мы и сможем с улыбкой и внутренним спокойствием при первых же симптомах «Ковида» отдаваться в руки медицине и говорить: «Лечите меня, как положено. Я вам полностью доверяю свое здоровье и свою жизнь». Но сегодня это не так, да и завтра еще так не будет.
Вот они, эти материалы. С уважением к труду и смелости их авторов рекомендую вам их прочитать.
https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3815881921816679&id=100001847256530
https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=2916299368405808&id=100000773213664

Добавлю, пожалуй, сюда еще и вот этот третий материал, буквально только что мне его отпостили - https://www.facebook.com/avrodion/posts/10207867889933002
Tags: Записки выжившего, Коронавирус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments