arisot (arisot) wrote,
arisot
arisot

Categories:

ИЗБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ С КОЛЛЕГАМИ (30.10.2015 - ‎Сергей Зубарев)



Владимир Медведев
Давно тянет написать умную анипсихоаналитическую книжку. Чтобы хотя бы для себя объяснить - почему по определению Фрейда непотопляемый корабль классического психоанализа так легко пошел ко дну, оставив после себя скопище плотиков и шлюпок с испуганными людьми, клянущими всеми известными им нехорошими словами утонувшего вместе со своим детищем конструктора этого "Титаника". И гребущими подальше от него, ибо воронка, оставшаяся на месте катастрофы, зияет и затягивает... Забавно, но эта усердная гребля, позволяющая удерживаться от падения в бездну, но ни на минуту не освобождающая от ее притяжения, и есть современный психоанализ. Движение вперед (куда - непонятно) с постоянным испуганным оглядыванием назад...

Сергей Зубарев
Книжку - не книжку, но серьёзную критику можно почитать у Поппера и Витгенштейна. Для критического переосмысления Лакана - читаете Фреге.

Владимир Медведев
Сергей, критику со стороны философов можно просто игнорировать. Это совершенно параллельная нам форма защиты от страха смерти, работающая в той операционной системе (сфере защитных рационализаций), которую мы считаем вторичной и которую игнорируем и в теории, и в практической работе. Психоанализ вырос на пустыре между философией и медициной, но одинаково чужд и первой, и второй. Правда в философии, как сфере любви к чужой мудрости, есть платоновская традиция, близкая психоанализу и стремящиеся не отстраненно описывать мудрость, а быть ею. Но Поппер с Витгенштейном от нее катастрофически далеки. Философская критика психоанализа - это фактически критика живого человека мертвецом. А еще точнее – критика человека автоматом…

Сергей Зубарев
Ещё в прошлом веке автомат играл в шахматы лучше большинства людей. Лишь единицы гроссмейстеров давали остальным людям иллюзию превосходства человека. Но на наших глазах пали Крамник и Ананд, так что  теперь даже такой иллюзии нет, а игнорирование может выглядеть жалким. Если один известный венец говорит другому известному венцу, что написанное им не имеет смысла, то высокомерное игнорирование выглядит невкусно. На стороне философии (аналитической философии - в данном случае) логика. А логика - не есть защита. По сути - он трансцендентна, и не относится к психике вообще, хотя может касаться отдельных человеческих голов. И уж если психоанализ претендует на нечто большее, чем быть формой защиты (религия куда более эффективна в этом смысле), то можно попытаться показать связь между психическим феноменом, той же защитой, например, и смыслом. Пока там зияет дыра, которая, хотим мы того, или не хотим будет взывать к заполнению. По-человечески можно защищаться, но логика автомата (хи-хи - машина Тьюринга) будет ожидать своё. Не лучшая метафора, но пока воспользуемся...

Владимир Медведев
О чем речь? Мертвое всегда сильнее живого, а искусственная логика - сильнее естественного хаоса. Именно поэтому необходимо четко отграничиваться от мира смерти. Пусть мертвые сами хоронят своих мертвецов...

Сергей Зубарев
Да! Но именно мёртвая вода исцеляет смертельные раны. Без неё и живая впрок не пойдёт.

Владимир Медведев
Мертвая вода структурирует и восстанавливает системную логистику, объединяя частички паззла при распаде. А живая, и вправду, работает только после мертвой. Но получается при этом лишь славный голем. Психоанализ же работает только с изначально и вечно живой целостностью. Я писал о том, что в этом его садистичность - анализировать, расчленять по-живому. И болью обозначать попадания в значимые зоны, требующие проработки. В зоне нашего профессионального интереса нет ни логики, ни смерти. Мы можем проинтерпретировать любую философскую систему как специфичную для культуры, эпохи и личности защитную рационализацию. Философы же способны лишь указывать нам на то, что пространство психоанализа не может быть описано рационально. И это не критика, это капитуляция.

Сергей Зубарев
Философия таки раз в тридцать старше психоанализа, жила до, жить будет и после. Да и не вся она направлена на рациональную его критику. Причём здесь капитуляция?

Владимир Медведев
Сергей, тут Вы не в курсе. Жаль, что не пришлось прочитать Вам мой любимый лекционный цикл по истории глубинной психологии. После архаических шаманские практик она достигла своей вершины, не достигнутый вновь и доныне, в жреческих школах и мистериях Эфеса, Мемфиса и Элевсина. А философия возникла только тогда, когда "мудрость" как совокупное знание этих таинств начало частично передаваться в систему подготовки социальной элиты. Но вне опыта мистериозных тренингов это "знание" было пустым, абстрактным. В таком виде оно нам и досталось. И если бы не психоанализ, я бы тоже ничего в нем не понял. Как ничего не понял, когда заканчивал в молодости философский факультет. В таком пустом виде им и жонглируют философские классики. За исключением "посвященных" - тот же Платон, как человек царского происхождения, прошел многолетний курс цикл обучения психологии бессознательного во всех трех жреческих центрах Средиземноморья.

Сергей Зубарев
Конечно жаль, что не довелось прослушать Ваш лекционный цикл. Не сомневаюсь, что получил бы знание вкупе с удовольствием. Мне очень близки Ваши намерения "утеплить" и "оживить" холодную мёртвую мудрость. Но я не вижу в этих оппозициях смертельного антагонизма. Философия худо -бедно блюдёт связность мира за пределами человеческого. Но если Вам не наскучил наш диалог, хотелось бы узнать Ваше отношение к ряду проблем, с одной стороны философских, с дугой - упирающихся в психоанализ.

Владимир Медведев
И каких, например? По большинству подобного рода проблем мое отношение очевидно. Я вообще достаточно ортодоксален, прозрачен и очевиден в своей профессиональной и мировоззренческой позиции. Именно потому я и не встречаю возражений в сетевых дискуссиях, даже если их специально провоцирую. Но с Вами, Сергей, я общаюсь с удовольствием...

Сергей Зубарев
Вот, например свобода воли. Проблема, которая номинально решается идеологически. Захотел Фридрих Великий судить дезертиров - повелел считать свободу воли существующей. Философия лишь, как кинооператор "держит рамку" меж волюнтаризмом и фатализмом. Какова, на Ваш взгляд, участь психоанализа в этом древнем споре?

Владимир Медведев
Славный вопрос, Сергей, для утренней разминки. Жаль, что философы бедны как церковные крысы, а то за ответ на него, как в математике за доказательство или опровержение гипотезы Пуанкаре, не менее миллиона бы давали… Ну да ладно, попробую.
Давайте начнем с того, что в психоанализе, как мы недавно это обсудили с Леонидом Броуде, принципиально нет истинного или ложного знания. Концептуальные положения формулируются и оцениваются в рамках решения практических задач, т.е. сугубо функционально. Все ответы на вопрос «почему?» у нас фиктивны (достаточно сослаться на бесконечность правильных интерпретаций любого содержания психики); все ответы на вопрос «как?» - условны и метафоричны (помните ремарку ЗФ по поводу столь любимом многими догматиками «динамической модели»: «Вот как устроена человеческая психика… По крайней мере – на этой картинке»). Но вот все ответы на вопрос «зачем?» - четки, определенны и сверхзначимы. Именно они составляют метапсихологический фундамент здания психоанализа.
Это первое. Второе предварительное замечание, без которого наш разговор не станет осмысленным, заключается в понимании психоаналитического концептуального свода как совокупности трех блоков, очень сложным образом координирующихся друг с другом и совпадающие в едином понимании чего-либо только в рамках тех самых «национальных психоаналитических школ», о которых относительно России мы так много говорим в последнее время.
Первый из этих блоков – универсальная для любой психоаналитической школы классическая фрейдовская «устрашающая мифология», сформулированная ЗФ в 1900-1905 годах. Она как раз и построена на тотальном отрицании «свободы воли». Она не играет словами и не выстаивает красивые силлогизмы. Она четко и последовательно проводит ревизию основных сфер личностного опыта (сновидений, фобий, аффектов, симптомов, остроумия, сексуальности, обыденных оговорок, описок, амнезий и пр.), а затем не менее последовательно вскрывает за ними некую силу, чуждую нашей сознательной воле, которая полностью детерминирует сферу нашей психики, включая сознание. Пробелов в этой детерминации нет – даже придумать произвольное число мы не в состоянии. Базовые метафоры этого блока известны – всадник на коне, несущемся в неизвестном направлении, кукла-марионетка, и пр. Цель этой мифологии – сформировать фундаментальную тревожность, оправдывающую существование ПА как социального института, как представительства этой «встречной силы», которая сама по себе невидима и принципиально неосознаваема, но ее воля доступна толкованиям при помощи особым образом подготовленных "медиаторов", т.е. как раз нас с Вами – психоаналитиков.
Итак, на первом, базисном уровне психоаналитической «теории» свобода воли отрицается абсолютно. Пойдем дальше.
Дальше у нас – прикладные методики, создаваемые для исследовательских целей. Классический психоанализ и тут выступает как профессиональный «душитель свободы». Дело в том, что ЗФ реально верил в БСЗ как «злобного и невидимого Бога» и искренне желал понять его волю и сформулировать оптимальные стратегии обращения с нею. Поэтому в своих советах коллегам, брошенным на передовую линию, где БСЗ являло свою волю (т.е. в сферу психоаналитической клинической работы), Фрейд отрицал свободу воли как у терапевта, так и у пациента. Что и было закреплено им в ряде «золотых правил» и в соответствующих оперативных техниках. Сознательные намерения, мнения и запросы анализируемого вообще в расчет не принимались и были объявления малозначимым фактором, который лучше вообще игнорировать.
«Современные психоаналитики», утерявшие смысл психоанализа и желающие стать одной из школ психотерапии, тут с Фрейдом не согласны. Они настаивают и на значимости (и свободе) своего волевого терапевтического замысла, и на формировании у клиента волевой и осознаваемой стратегии к изменению. Но об этих извращениях я уже наговорился в последнее время и еще буду немало говорить в ближайшем будущем, так что не будем на них особым образом останавливаться…
Третий блок психоанализа развертывается уже на четкой и определенной специфике управления (манипулирования) неявными детерминантами психической активности определенного культурного сообщества. У Фрейда это была центрально-европейская еврейская диаспора (так называемые «ашкеназы»), к которой он сам и принадлежал. И вот тут свобода воли впервые появляется как нечто позитивное и нанимает свое место на пьедестале как самый значимый для ПА постулат (а на практике – как самая важная для успеха массовая иллюзия. Контроль и управление массовыми процессами (а Фрейд ставил перед собой задачу облегчения ассимиляции еврейской общины в Европе, снятия у ашкеназов массовых аутоагрессивных симптомов, провоцирующих антисемитизм, а также – борьбу с сионизмом как опасным для нации коллективным психозом) невозможны без четкого волеуказания и придания ему статуса (иллюзии) свободного массового выбора. Но подобного рода вмешательство в волю коллективного БСЗ (а БСЗ, писал ЗФ в 1938 году, воздействует на нас только как коллективное начало) всегда будет иметь последствия в виде компромиссных симптоматических образований. И главное здесь – уметь «играть с БСЗ» настолько профессионально, чтобы искусственно формировать одни массовые симптомы и блокировать другие (читаем «Моисей и монотеизм»)
Ну вот. Вкратце – как-то так. Если нужны подробности – спрашивайте. Если знаете подробности – дополняйте. Если что не нравится – критикуйте…

Сергей Зубарев
Спасибо, Владимир, за столь развёрнутый ответ. Ну и вопрос, конечно, есть. Полуёрнический: как у БСЗ со свободой воли? Понимаю, форма вопроса не предполагает прямого ответа. Но проблема реализации воли и конкретного выбора. никуда не денется

Владимир Медведев
Сергей, тут вопрос веры, с одной стороны, и целенаправленного мифотворчества, с другой. С точки зрения рационального подхода, знания и концептуальности никакого БСЗ не существует. И увертки "коллег", рассказывающих нам сказки об "осознании БСЗ" и находящих корреляты этого "понятия" в глубинах нашей памяти, достойны лишь сожаления... То же БСЗ, которое мы придумали и веру в которое интегрировали в современную нам культуру (ЗФ сравнивал эту веру с чумой), может иметь любые атрибуты. Какие нам понадобятся для решения целевых задач (а в каждой культуре они различны). В рамках классического психоанализа, опирающегося на иудаистскую традицию, БСЗ обладает абсолютной свободой воли. Причем воля эта сугубо деструктивна по отношению к индивиду, его персональным жизненным целям, к структуре и содержанию его индивидуальной психики.

Сергей Зубарев
Замечательно, это обнадёживает. Перейдём к психофизической проблеме?

Владимир Медведев
Давайте сначала Вы... А я послушаю.

Сергей Зубарев
В несколько приёмов: Попытка артикулировать ту же проблему как психофизиологическую мне кажется неудачной. как будто физиология содержит ключ к ответу. Удобный полигон, но не более того. Мышца может сокращаться под сознательным контролем или без него., Или даже вообще без участия психики. Но нет сегодня даже вразумительного подхода к проблеме взаимодействия двух начал. Шишковидная железа Декарта - наиболее показательный курьёз. ПА и глубинная психология вообще, вкупе с "академической" ничего, на мой взгляд, принципиально нового не дали, только обозначили способы обхода. Для меня эта проблема представляется сфокусированной не между психическим и физическим, духовным и материальным и пр., а между пространственным и временным. Язык ПА пространственнен. Метафоричен, но пространственен. Мне видится в этом уже следующая проблема, не обсуждаемая.
Иногда возникает сожаление, что ЗФ не освоил, не принял идею информации. А ведь труды Ампера ему были уже доступны. Вместо этого он клюнул на доступную идею энергии, причём в замшелой субстанциальной форме. Результат, на мой взгляд, был нехорош.

Владимир Медведев
Сергей, что-то Вы надолго задумались... Или это все? С мозгом мы уже разобрались давно и деятельно, начиная с фрейдовских, рано впрочем преодоленных, соответствующих иллюзий, заканчивая делегированием в сферу нейропсихологии самой одаренного отечественного психоаналитика А.Р.Лурии. Но вот с телом все не столь однозначно и далеко не просто. Телесные диспозиции и провокативная телесная символика в классическом психоанализе определяют собой всю архитектонику и теории, и метода. Глубина фрейдовских телесноориентированный метафор (скажем - из "По ту сторону ПУ") поражает... А Вы лишь сожалеете и хулите. Почему? Нельзя ли поподробнее?

Сергей Зубарев
Возможно , я просто не понял глубину фрейдовских телесноориентированных метафор. В "По ту сторону ПУ", мне показалось, он просто мечется между представлением о смерти, как терминальной цели, и просто эпифеномена жизни. Иногда создаётся впечатление маневров школяра, который тщится оставить себе напоследок лазейку для "правильного" ответа. Постмодернистских навыков ведь у него ещё не было, и быть не могло. Метапсихология его, на мой взгляд, захромала, когда он попытался из зависти к экономистам (в 19 веке они вышли на достойную высоту осмысления с маленьким дефектом у Маркса) и физикам-механикам, занятым расчётом паровоза, притянуть за уши в ПА "экономику" и "энергию", фатально отяготивших его метапсихологию.

Владимир Медведев
Давайте так сделаем. Я сейчас пишу и через пару дней закончу большой комментарий по поводу манифеста Мариано Горенштейна "Последний психоаналитик". Если в профильной психоаналитической группе его обнародовать не удастся, то доведу его содержание до своих друзей. Тогда и поспорим. Дело в том, что для нас, психоаналитиков, сколько бы нас еще не осталось, Фрейд жив и мы отстаиваем и развиваем созданный им мир. Каждый - в меру своих сил и возможностей. И не очень приятно, когда ни за что, ни про что основы нашего мировосприятия и нашей деятельности так небрежно и пренебрежительно пинают те, кто даже пару-тройку десятилетий не потратил на их изучение и вживание в них...

Сергей Зубарев
Владимир, конечно, отвечайте когда Вам будет удобно и желательно. Мне, право, неловко своим скепсисом в отношении некоторых частностей, отвлекать Ваше внимание. Я решился изложить Вам всего лишь некоторые мучительные для меня нестыковки… Увы, я не свой среди психоаналитиков, и среди философов чужой, и на театре маргинален, и в литературной среде...Никаких серьёзных общностей за мной не стоит. Может быть не стоит тратить время на единичную девиантную точку зрения...

Владимир Медведев
Любые девиации суть ростки грядущей нормы… Их нужно только защитить и дать им время.
Tags: Из какого сора, Избранные места из переписки, Психоанализ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments