ПРО ЕДУ

Я слегка завяз в фактическом материале, работая над финальным разделом о событиях 2008 года цикла «Подкидной дурак», и потому, чтобы блог сегодня не пустовал, хотел бы поговорить о еде.
Да, вот, не смог удержаться, чтобы не прокомментировать тот вал язвительной лжи и матерной ругани, который последовал со стороны нашей «колониальной элиты» в ответ на введенные Россией запреты на ввоз определенных типов продовольственных товаров из определенных стран . Причем как-то сразу все они – от Татьяны Толстой и Шендеровича и до безымянных «фермеров» – внезапно потеряли лицо и, обильно посыпая свои обычно вполне цивильные тексты отборными ругательствами, стали вопить о глобальной катастрофе так яростно, как будто действительно наступил конец света …

Поначалу складывалось такое впечатлением, что люди просто привыкли к определенным продуктам и, подобно пищевым наркоманам, испытывают невыносимую ломку от одной только мысли о переходе с любимой еды на замещающие ее продукты. Мол, можно, конечно, есть запеченного карпа вместо дорады, но разве это ….
Если бы это было так, я, в принципе, мог бы их понять. Много поездив по миру и оценив на вкус много национальных кулинарных традиций, я обратил внимание на один странный аспект «международного разделения» гурманских радостей жизни. В каждой стране есть что-то свое, ценимое и с удовольствием поедаемое: голландские селедка и угорь, нормандские сыры и устрицы, испанский хамон и итальянские колбасы. И смешивать эти удовольствия нельзя, поскольку в Испании едят не французские, а свои – ароматные и нежные – козьи и овечьи сыры, а, скажем, в соседней с Россией Финляндии вообще нет иноземных продуктов, в изобилии наличествуют только два вида местной рыбы – «лохи» и «сики», но зато в «заморозках» лежат никому не интересные оленьи языки. А в той же Эстонии местные жители до сих пор верят, что устрицы пищат во время их поедания…
И только в России (а мы понимаем в данном случае Россию крупных мегаполисов) есть все, всегда и без всяких ограничений. Скажем свежайшие устрицы мы едим круглый год, не задумываясь – а есть ли в месяце буква «р» или же ее там нет.
И это здорово. Было. Кто же посмеет бросить камень к такого вот гурмана-наркомана, которому теперь придется какое-то время поднять свой зад с любимого ресторанного кресла, где он прикормлен и счастлив, и ехать за любимым сыром и устрицами в далекую Нормандию. Или же, как в случае с заядлыми игроками, проводящими теперь время не в шикарном казино, а в полуподпольных «лотерейных» заведениях, судорожно глотать прошутто с моцареллой и рукколой в каком-нибудь тайном подвальном гурман-клубе, снабжаемом продуктами специальными продовольственными курьерами-челноками.

Да никто этот камень и не бросит. Потому что речь идет сегодня совершенно о другом. О том, что в основе массового продовольственного потребления в крупных мегаполисах современной России лежит импортная продукция, прекращение поставок которой способно серьезным образом ударить по миллионам «простых едоков». О том, что на полках сетевых супермаркетов, где покупают еду российские горожане, все группы товаров обыденного спроса – от сливочного масла до макарон, от картошки до яблок – представлены исключительно импортной продукцией. Полно, правда, отечественных колбас и сосисок, но и они производятся сугубо из импортного сырья. Если же добавить к этому тот факт, что и отечественное молоко делается из импортного порошка, а отечественные буренки и хрюшки (да и курицы тоже) питаются исключительно импортными кормами, то картинка складывается невеселая.
В сфере продовольственного обеспечения населения Россия сегодня – уникальный феномен. Эта многомиллионная страна, с богатейшими традициями сельскохозяйственного производства, практически кормится прочими странами мира и в случае полного прекращения поставок импортного продовольствия в течение нескольких месяцев вынуждена будет распечатывать свои стратегические запасы тушенки и гречки.
Это хорошо, что мы первыми ввели такие санкции, не дожидаясь, когда их введет наши «кормильцы» и по совместительстве – наши геополитические противники. Продовольственного кризиса не будет (хотя бы потому, что сработают механизмы рыночной конкуренции и потоки продовольствия хлынут в Россию по иным каналам). Нам есть чем платить, а это в мировой торговле главный фактор стабильного предложения.
Но при этом, наконец-то, впервые за много лет поднят вопрос о «продовольственной безопасности» страны. Оказалось, что язвительные замечания наших врагов, типа Джона Маккейна, заявляющих о том, что «Россия – это бензоколонка, возомнившая себя страной», имеют под собой некоторые основания. Глупо, действительно, уподобляться заправщику, капризно отказывающемуся есть одну привезенную ему еду в пользу другой, привезенной из иного места.
У нас есть своя еда и свои производители продовольствия. Грубо говоря, на бензоколонке есть кухня, но она давно заброшена за ненадобностью. Зачем самим готовить, если клиенты все время за горючку «подгоняют» нам любые продукты? Как и любую выпивку и любое курево, которые, впрочем, никто в здравом уме не будет запрещать к ввозу (акцизы пополняют бюджет не хуже нефти).
Августовские «контрсанкции» открыли перед Россией путь к реальному импортозамещению. По крайней мере это слово прозвучало в контексте политической установки, а в одно тут не стоит сомневаться – политика в России всегда довлеет, а экономика всегда, посопротивлявшись, подчиняется.
И потому в сегодняшние сложные времена страна обретет утерянную еще в 80-х годах продовольственную самодостаточность – важнейший компонент и признак национального суверенитета. И любой патриот этому должен радоваться, несмотря на неизбежные временные трудности переходного периода.

А кто, тогда, такие ярые противники данной тенденции? «Враги народа», «пятая колонна», «вражеские наймиты»? Да нет, Боже упаси! Это просто «колониальная элита», как стало можно их называть в последнее время. Они привыкли к мысли (еще с 90-х годов), что Россия нуждается в постороннем присмотре со стороны т.н. «цивилизованных стран». Без этого присмотра она скатится в хаос бандитских разборок и территориальных военных конфликтов (типа современной Украины). Как написал мне недавно, прощаясь и вычеркивая меня из своих друзей, один из подобного рода «цивилизаторов»: «В России необходимо отстранить от власти кгбшников, привести к власти честных людей, типа Навального, и пригласить во все сферы управления американских менеджеров, способных … ну и т.д.». Т.е. их мечта – превратить страну из полуколонии в прямую колонию с открытым внешним управлением.
Возможно, что в 90-е годы это многим казалось реальным выходом и гарантией выживания людей и страны (как, опять же, не помешает внешнее управление сегодняшней Украине). Но те времена прошли. Россия выздоровела и стремительно восстанавливает свой утраченный суверенитет и статус регионально доминирующей державы.
Колониальная же элита принимает выздоровление за болезнь. Как же – больному предписан постельный режим, а он вскочил и начинает активничать. Но что тут поделаешь! Тридцать лет и три года лежания на печи пролетели незаметно и пациент сегодня уже скорее жив, чем мертв…

А тем, кому это не нравится, должны с этим смириться – таков цикл отечественной истории. А не желающие с этим мириться – могут совершенно свободно переехать в любую «цивилизованную страну» вслед за любимой едой…

И, напоследок, несколько слов в ответ на недавний пост Виктора Шендеровича о «норвежском лососе». У лосося нет национальности, а то, что продавалось у нам под маркой лосося из Норвегии, вылавливалось мурманскими рыбаками и передавалось норвежцам для перепродажи (похожие схемы работают и на Дальнем Востоке при ловле краба). Передают его мурманчане норвежцам и сегодня, несмотря на санкции – так выгоднее и логистически проще. Но – политика довлеет… И скоро все изменится. Не даром акции компании «Русское море» за последние три биржевых дня взлетели на 50 процентов!