ПОДКИДНОЙ ДУРАК № 17

Главным итогом разобранного нами сезона 2008 года стала полная ясность для руководителей России основных правил и технологий навязываемой ей «большой игры». И понимание того, что «символическим поражением 2008 года» эта игра не завершилась, грядет следующий раунд. Уклониться от невозможно, но к нему можно подготовиться.

Попробуем и мы с вами еще раз сформулировать эти правила и технологии (естественно вкратце, чтобы не повторяться). Это тем более необходимо, что масса фактических подробностей игры 2008 года несколько отвлекла нас от базовой игровой метафоры. Но это было необходимо, поскольку без этих подробностей читатель мог бы подумать, что имеет дело с голословной спекуляцией на популярную нынче тему…
После 2008 года «большая игра» пойдет уже в открытую и анализ закулисных подробностей просто отпадет за ненадобностью. Добавится, правда, фактор современности, как правило смещающий восприятие событий в сторону их эмоциональной оценки. Но это уже моя проблема. Ведь выход в интерпретациях за пределы спонтанных эмоциональных реакций («Не плакать, не смеяться, а понимать») и есть то немногое реально «по жизни» полезное, чему нас учит классический психоанализ. Учит он, правда, еще многому другому, но это другое уже носит скорее внеопытный характер, т.е. основано на вере и служит лишь целям групповой идентификации «посвященных».

Кстати о психоанализе. Я стараюсь не часто открыто применять методы глубинной психологии в этом материале, носящем скорее политолого-прикладной характер, но порою приходится отталкиваться от базовых методик анализа неявных мотиваций, прежде всего – коллективной природы. Мне уже за это доставалось, так, к примеру, один мой бывший коллега, впавший в последнее время в грех евроинтеграции и бурно отпавший от чтения моего блога пару недель назад, перед исчезновением выдал мне от всей души такой вот упрек: «А еще лучше было вообще написать - "Пиндосов и гейропу - мочить в сортире, Вован (Вованович) рулит!" Так всем 88% "идентифицированным с себе подобными в единую массовую психику" патриотам будет еще яснее. А то даже сам язык насквозь антипатриотичный - все словечки и теории от жида - Фройда и фашиста - Юнга, все ссылки на гейропских авторов, и ни одного родного, российского! Патриоты не разберутся и тапками закидают!». Так что впредь буду поосторожнее, тапок мне в хозяйстве хватает… Придется каждое обращение к анализу коллективных бессознательных процессов особым образом контекстуально обосновывать.

Но я отвлекся, прошу прощения. Итак, в кратком изложении технология «подкидного дурака», разыгрываемого с Россией, может быть описана следующим образом:
В цикличном режиме смены американских администраций, с особым обострением в точках восьмилетнего цикла смены во внутренней и внешней политике США конкурентных партийных парадигм, Россия «принуждается к игре» путем формирования кодовой ситуации «запускания болвана». Эта ситуация гарантированно провоцирует выплеск энергетики специфичных именно для России архетипическеских, а потому – неодолимых, массовых влечений. Неодолимых не в смысле обреченности России, одержимой ими, на победу – тут, как раз, все обстоит с точностью до наоборот. «Неодолимое влечение» – это старая фрейдовская метафора, уподобляющая психические реакции определенного типа столь же определенным реакциям нашего организма (вроде рвоты или же поноса, прошу прощения за физиологичность). Неодолимое влечение можно только удовлетворить, любая попытка не то что бы блокировать его (это абсолютно невозможно), но хотя бы как-то его изменить или же сублимировать приводит к болезни или даже к гибели организма. То же и в политике: неодолимому влечению массы можно только следовать, по возможности организуя социально приемлемую форму его удовлетворения.
Человек, оседлавший неодолимое влечение массы и следующий за нею, формулируя и олицетворяя ее архаические фантазмы, – это и есть национальный харизматический лидер. Противостоять же влечению массы могут лишь политические самоубийцы, для которых также есть ряд архетипических образов, неизменно включающих в свое обозначение слова «враг» или «предатель».

Почему для этой игры избрана именно Россия и зачем это нужно США – все это мы уже неоднократно обсудили. Так что давайте сразу перейдем к тем деталям «игры в подкидного дурака», которые проявились в партии 2008 года.

Сначала – о «болванах». Выбор кандидатов на роли «болванов» и их дублеров сезонов 2004 и 2008 годов явным образом показал, что в качестве таковых избираются и тщательно готовятся страны из ближайшего окружения России, входящие, по крайней мере для самих «россиян», в зону ее традиционных национальных интересов. Практически – это все республики бывшего СССР, а также ряд государств, привязанных к России историко-мифологическими «пуповинами» – Болгария, Сербия, Польша, Финляндия. Любого рода антирусские и антироссийские акции в этих странах вызывают неконтролируемый взрыв эмоций у основной массы российского населения, причем чем более контрастен этот антируссизм, чем более он анатагоничен мифу о любви и дружбе, тем мощнее ответная реакция. Лучше всего тут работает динамика «братского предательства», как раз характерная для обоих «болванов» прошлых игр – Украины и Грузии. Мифы о «братской любви» настолько сильны и энергоемки у российского населения, что простое упоминание такого, например, факта, что Болгария в обеих мировых войнах сражалась на стороне немцев, вызывает яростное и агрессивное отрицание.
Что должно произойти, чтобы фактор «болвана» сработал? Тут возможны два варианта, оба в общем-то весьма эффективные.
Первый – открытые и резкие (лучше всего – контрастно-резкие) антироссийские и антирусские действия официальных властей «страны-болвана». Можно, к примеру, годами осуществлять антирусское дискриминационное и языковое давление, собирать съезды и шествия бывших эсесовцев и пр., и ничего. Но стоит затронуть миф и резко дернуть – мощнейшая реакция массы россиян гарантирована. Пример – последствия «Бронзовой ночи» для Эстонии, превратившей на грядущие десятилетия 9 мая в день русского сопротивления, т.е. сформировавшей «отложенный конфликт» как болевую точку для возможной антироссийской игры. Подобного рода «отложенные» или «замороженные» конфликты, иногда носящие территориальный характер (Армения и Азербайджан, Грузия, Молдова, теперь – Украина), иногда – национальный (т.е. антирусский), иногда – историко-идеологический (темы оккупации, репрессий, насильственного переселения, и т.п.), необходимы для выполнения страной роли «болвана» или его дублера.
Второй вариант основан на использовании демократических механизмов, в особенности – предвыборной агитации и организационной активности предвыборных штабов. В стране – потенциальном «болване» проходят очередные выборы (президентские или же парламентские), в ходе которых антироссийские силы явно проигрывают, но это неважно. Важно другое: они должны открыто обозначиться именно в своем антироссийском (и, естественно, в антирусском) статусе. После проигрыша (результат, повторяю, совершенно не важен) они инициируют акции гражданского неповиновения, идут на открытый силовой конфликт с подразделениями правопорядка и подключают механизмы международного давления на легитимные органы власти. Короче, работает традиционный сценарий т.н. «цветной революции». Но при игре с «болваном» главное – не смена власти, а провокация России на реагирование. Поэтому, с одной стороны, не все «цветные революции» формируют полноценного «болвана», а с другой – «болван» сможет сформироваться и вне демократического процесса. Например – в результате силового государственного переворота (как на Украине в феврале 2014 года).
Есть, правда, и третий вариант. Это т.н. «болван-доброволец», желающий получить положенные преференции (повышение международного статуса, доступ к кредитам МВФ, Всемирного банка и ЕБРР, снятие торговых ограничений и пр.; плюс – возможность давления на Россию) от факта готовности сыграть соответствующую роль в играх с Россией. Чем, как не сигналом США и ЕС о готовности сыграть роль «болвана» в антироссийской игре, можно считать уже цитированные мною слова президента Беларуси в интервью газетам «Financial Times» и «Frankfurter Allgemeine Zeitung» от 18 сентября 2008 года: «Боже упаси Россию попробовать сделать что-нибудь такое против Беларуси! В этом невообразимом случае у Европы будет полное право выступить против России, не гнушаясь никакими методами давления». Интересно отметить, что после данного заявления, совершенно адекватно оцененного «атлантистами» (вспомним заявление Госдепартамента США о том, что «США имеют шанс выиграть от привлечения Беларуси в неофициальную антироссийскую группировку»), внешняя задолженность Беларуси буквально «выстрелила», увеличившись за шесть лет в более, чем в четыре раза, в восемь раз превысив золотовалютный запас страны и в три раза – годовой доход государственного бюджета! Выходит, что «приболваниевание», кроме всего прочего, может решать финансовые проблемы преддефолтных государств-банкротов… Не говоря уже о том, что в 2010 году Лукашенко шел на выборы, причем проблема принудительного «цветного оболванивания» его режима также была предельно актуальна. Как прагматик он выбрал меньшее и более доходное зло – долговую зависимость перед Западом.

2008 год, как мы уже установили, наглядно продемонстрировал России, что ее окружают не друзья, и даже не союзники, а исключительно потенциальные «болваны». И это реальность, которую пришлось принять к сведению, как тяжело поначалу бы это ни было. Изменить данную ситуацию можно и даже нужно, но не в рамках обиженных призывов к «братской» любви и солидарности. И не путем безвозвратного вбрасывания Россией в зону своих национальных интересов, активно превращаемую «атлантистами» в антироссийскую санитарную зону, все новых и новых миллиардов. А как тогда? Мы рассмотрим этот вопрос в прогнозном заключительном блоке «Подкидного дурака».

А пока давайте вернемся к механизмам самой игры.
Речь при этом, повторяю еще раз, поскольку это принципиально, не идет о типовом сценарии «цветной революции», успешно отыгранном в целом ряде стран Восточной Европы, арабского мира и бывших советских республик.
Для России придуман и отработан отдельный сценарий, опирающийся на довольно-таки глубинное знание ее глубинной архетипики, текущей национальной психологии, а также – персональных и групповых психотипов российской правящей элиты. Как только к 2004 году противникам России стало ясно, что «Путин» (в широком смысле данного термина) – это надолго, что практически всю первую половину 21 века атлантическому миру придется иметь дело с «путинской» Россией, контуры игры, в которую ее теперь перманентно втягивают, определились и организационно оформились.

В основе базового механизма игры в политического «подкидного дурака» лежит внешне простая четырехходовка:
1. Выявляются наиболее остро переживаемые на текущий период точки коллективных болезненных переживаний, потенциально способные овладеть массами россиян. Как правило речь идет о фантомах имперской идеи и идеи славянского братства, о текущих последствиях насильственной разделенности русского народа, о пренебрежении русским языком и о его кризисе, о попрании идеалов справедливости и чести, лежащих в основании российской ментальности, и т.д. и т.п. Любой российский патриот, влей в него пол-литра национального напитка, воспроизведет этот перечень, не поперхнувшись и в сопровождении эмоционально окрашенных печатных и непечатных слов и словосочетаний.
2. Выбирается и готовится «болван», готовый ударить по одному или нескольким нашим болевым точкам, сознательно и со всей дури наступить на любимые мозоли. Время подготовки болвана – от полутора до трех лет, стоимость – порядка пяти миллиардов долларов. Причем большая часть этого времени и этих денег идут на формирование потребного «человеческого фактора», как индивидуального (гранты, учебные программы, стажировки и пр.), так и массового (работа со СМИ).
3. В заранее условленный момент игра начинается с того, что «болван» начинает «нарываться», т.е. совершает некое оскорбительное действие, далеко выходящее за рамки привычных стереотипов его поведения и болезненно задевающее российскую коллективную ментальность. Причем делает он это в открытую, нагло смеется, постоянно врет и быстро переходит на личные оскорбления (нам сегодня это наглядно демонстрирует все та же Украина с ее «Ла-ла-ла-ла»). Правила игры, т.е. пресловутые «нормы международного права», для него как бы не писаны. Но никто на это не обращает никакого внимания, ожидая реакции России. При хорошо подготовленном начале игры реакция эта возникает лавинообразно, причем она носит не рассудочный, а предельно эмоциональный характер. Ведь для России эта игра является азартной, где каждый раз все ставится на карту и – «Пан или пропал!». Для ее же противников это коммерческая игра, основанная на точном расчете и трезвой оценке расклада карт.
4. Все ходы (спровоцированные реакции) российского руководства бьются более сильными картами противников. Удары наносятся по самым слабым местам: по и без того уязвленному международному статусу, по воспаленному от унижений традиционному типу суверенитета, по проблемам национальной безопасности, по катастрофической зависимости России от международных финансовых структур, от мировой торговли и международного разделения труда, по сформировавшейся еще в 70-е годы продовольственной недостаточности страны, по научной и технологической отсталости, отсутствию современных технологий и т.п. Удары следую вплоть до достижения игровой цели. Но об этом чуть ниже.

Причем дурак в данном случае может быть как простым, так и переводным.

В первом случае противники самостоятельно отбиваются от спровоцированных «болваном» ходов России (тут нет проблем – и в экономике, и в военной мощи они и по отдельности ее превосходят многократно), но ответные ходы осуществляют совместными усилиями, по ходу российского «отбоя» подбрасывая все новые и новые санкционные карты.

Переводной дурак более изощрен и позволяет делать вид, что один из противников (как правило из лагеря ЕС) действует как бы совместно с Россией, переводя ее ходы в адрес другого ее противника, присовокупив к ним собственные предложения по выходу из сложной для России ситуации. Но в итоге карты просто проходят круг и на Россию обрушивается сдвоенный удар ее противников плюс обернутые против нее же ее собственные защитные аргументы. И все – крыть тут нечем! Так было в игре 2008 года, когда Саркози, выступая как бы в роли посредника-миротворца, 12 августа принял ход России и передал его далее в комплекте с собственными (весьма коварными, как мы помним) формулировками – «План Медведева-Саркози». А уже 8 сентября вернулся вместе с бывшим натовский генсеком и ударил Россию ее же картой – потребовал выполнения ею этого же плана, но в той трактовке, которая предлагалась «атлантистами» со ссылкой на международное право. Все – чистое поражение.

Переводной характер «подкидного дурака» весьма наглядно демонстрирует тот факт, что на международной арене действительно закончилась эпоха «большой шахматной игры». Россия нынче играет не в парные, а в коллективные игры, но с единым противником. Я имею в виду то обстоятельство, что для всех противостоящих ей игроков, включая очередного «болвана», абсолютно ясна общая стратегия и цель их общей игры, ясен «расклад» при каждой сдаче, ясны его персональные и общекомандные задачи. В темную, реагируя на каждую новую ситуацию (набор карт противников) по мере ее предъявления и не зная ни намерений, ни прочих карт противников, играет только российская сторона.
И ее валят по принципу – все против одного, зрячие против слепого. Правда периодически кто-либо из игроков (чаще всего этим промышляют представители единой Европы) демонстрирует желание обсудить с российским руководством ход игры и послушать его мнение по этому поводу. Но это всего лишь система «корректировки огня», необходимая для уточнения общей стратегии и оценки ее эффективности. Поэтому Россия и делает всегда не больше одного хода и либо принимает карты, уклоняясь от игры (Грузия и Украина в 2004 году), либо – получает в ответ на этот единственных ход тотальный удар со стороны противников. А как иначе – ведь это не ее игра и она как правило даже не представляет реальных целей этой игры, воспринимая атлантических майданщиков как партнеров, с которыми можно предсказуемо взаимодействовать на поле международного права.

А цели большой игры просты, хотя и предельно деструктивны по отношению к России. Плановый результат такой игры для ее организаторов формулируется в двух возможных вариантах:
• Вариант-минимум. Россия поддается на провокацию «болвана», но действует осторожно, обставляется защитными инструментами с использованием международных институтов (типа СБ ООН) и квазидемократических процедур (типа региональных референдумов). В таком случае достигается промежуточный результат и готовится следующий этап «большой игры». Неизменные факторы промежуточного результата: организация санкционного давления, ослабление российской экономики, отсечение России от современных технологий, срыв программ модернизации и перевооружения армии, имиджевой подрыв статуса руководства страны, формирование и организационное закрепление социального протеста в адрес действующей власти. Страна, играющая роль «болвана», а при удачном исходе – и ее дублеры, отрывается от России и поглощается организационными структурами ее противников – ЕС и НАТО.
• Вариант-максимум. Россия поддается на провокацию «болвана» и застревает в конфликте, вынужденно фиксируясь в позиции агрессора и оккупанта. Прикрытия такой позиции не существует, поскольку вся современная система международных отношений основана на принципе недопущения агрессии и совместного наказания агрессора (ведь она создавалась на опыте тяжелейшей победы союзников над гитлеровской Германией, чью агрессивность европейские страны поначалу пытались унять компромиссами и уступками). Поэтому компромиссов не будет, а будет тотальная международная изоляция, глобальные санкции (типа «континентальной блокады» времен Наполеона), которые разрушат российский бюджет и вызовут коллапс в экономике и катастрофу в социальной сфере. Территориальное варьирование силы подобного рода «тотальных санкций» позволить простимулировать центробежные процессы в Российской Федерации, что приведет если не к гражданской войне, то непременно – к развалу инфраструктуры и частичной потере управляемости страной. И тогда наступит логичный итог – внешнее управление, разоружение, международные силы по контролю над безопасностью ядерных объектов, химических производств, объектов энергетики, транспортной инфраструктуры и пр. Далее – подконтрольные международным силам региональные выборы и фиксация нового территориально деления на той территории, которая раньше была Россией. Все. Игра окончена.

Ну вот, базовую метафору мы вспомнили и несколько обогатили.
Теперь, после небольшого перерыва, перейдем к игровой ситуации 2011-12 годов.

Продолжение следует….