ПОДКИДНОЙ ДУРАК (часть1)

Подумалось вдруг – а почему мы все время проигрываем в области внешней политики, получая обидные щелчки и не менее обидные миллиардные убытки в, казалось бы, абсолютно выигрышной позиции? Что это за игра такая, правила которой мы никак не можем усвоить и везение в которой именно и исключительно для нас абсолютно исключено?
И вроде бы мы все делаем правильно, ходим с козырей, бьем все вражеские карты и даже периодически ловим противника на мошенничестве и яростно его обличаем, и т.д. Но всегда проигрываем и обиженно дуемся в своем углу, опять мечтая о реванше. Вот – к примеру – последняя игра (даже не игра, а обмен ходами в уже идущей партии) вокруг катастрофы с очередным малазийским Боингом. Ведь мы всё правильно делаем: мы разоблачили все фальшивки и враки противников; наши донецкие и луганские союзники тщательно собрали все обломки и тела, готовясь отдать их на международную экспертизу, не допуская по них украинские власти; мы работаем напрямую с Голландией и Австралией, конечными точками путешествия большинства пассажиров; мы предлагаем в СБ ООН резолюцию с требованием независимого международного расследования инцидента, и т.д. Но мы не просто проигрываем, мы уже проиграли. При то, что причина падения самолета пока что вообще не установлена. А наше реноме уже подорвано до основания и никому уже не нужно никакие расследование.
Что же это такое?
Раньше, повинуясь логике традиционной метафоры «великой шахматной игры», я считал, что нашим политикам просто недостает игровой квалификации, что они, в отличие от противников, разнообразящих многоходовые комбинации, делают не больше одного хода и, съев малозначимую фигуру, радостно расслабляются и пропускают глобальный позиционный урон.
А вот сегодня по меня дошло – какие еще шахматы? Великая шахматная игра шла во времена послевоенного биполярного мира, когда два гроссмейстера – СССР и США – передвигали по мировой карте фигуры, создавая очаги напряженности или же, посредством жертв и разменов, эти напряженности «разряжая». В конце той игры мы, потеряв ряд ключевых фигур и донельзя испортив свое положение на доске, просто сдались на милость победителя. Вспоминать об этом противно, да и не к чему в контексте данных размышлений.
Почему не нужно вспоминать? А потому, что мы в шахматы больше не играем, нам навязали иную игру, более похожую на карточную. И это не высоколобый преферанс, а скорее примитивный подкидной дурак.
Я имею в виду относительно короткие по времени (от полугода по полутора лет) обмены ходами по поводу некоего конкретного выигрыша или же проигрыша. Козырями в этой игре выступают разнообразные факторы политико-экономического потенциала (в интервале от сиюминутных до глобальных), а противников у нас в этой игре, как и положено трое: США, объединенная Европа и некий «болван», постоянно меняющийся и играющий на «вылет». У «болвана» на руках всегда мусорная карта без намека на козырей.
Вокруг этой новой «большой игры» организована глобальная игровая инфраструктура, своего рода всемирный игорный бизнес. Есть структуры, следящие за соблюдением правил, есть кредиторы, субсидирующие игроков, но сами не делающие ставок, есть отдельная тусовка перспективных и уже отыгранных «болванов» и пр.
У нас при каждой сдаче всегда была пара-тройка козырей – нефе-газовые поставки и одна из крупнейших мировых армий, но эти козыри в глобальной не очень сильны (не более девятки-десятки, максимум – валета) и потенциально могут быть биты. У нас есть козырной туз – ядерный потенциал, но в этой игре такой туз есть у всех, кроме «болвана», и ходить с него нельзя. Это даже не туз, а своеобразный «джокер», который в данной игре не разыгрывается, а служит гарантом допуска к игре в качестве игрока, а не «болвана».
И все же – почему мы всегда проигрываем, хотя и пытаемся порою выдать отдельную взятку за выигрыш? Ведь подкидной дурак, практически, наш национальный вид спорта.
Ответ – в следующем материале.
По Сирии - согласен. Крым - это скорее отрава, чем лакомый кусочек. Фактически его придется завоевывать, отстраивать и заселять заново, буквально как при Екатерине и Потемкине. Но тогда Черное море было стратегическим пространством для строительства флота и борьбы с великой Турецкой Империей. Сегодня - это место для прогулочных катеров из Сухуми в Ялту и обратно. В Турции мы теперь просто отдыхаем (а не мучаемся - как в Крыму). А что касается флота, то я думаю, что война 9 августа 2008 года, когда наш Черноморский флот потопил грузинский боевой катер, была последней его боевой операцией.
Что же касается введения войск на территорию остатка Украины, то тут уж мы в полной заднице. Как еще можно назвать совмещение в единой пропагандистской картинке мертвых женщин и детей и вылеченных солдат украинской армии, которых мы лечим и гуманно возвращаем обратно на войну. Или же - эвакуируем таможенников, когда по российской территории стреляют из минометов и убивают местных жителей. Вам самому не противно? Чем тут можно гордиться? Санкции - это не повод для смеха... Достаточно включить в них, скажем, Газпром и все... Нам даже пенсии платить будет нечем.