РОССИЯ И США: БРАТЬЯ НАВЕК?... Часть 3. ИМПЕРИИ-БЛИЗНЕЦЫ

А теперь, обозначив методологию и уточнив понятия, мы можем вернуться к нашим имперским «подопечным» – России и Североамериканским объединенным колониям.

Обе империи родились в различные эпохи и на разных континентах. Но обстоятельства их зачатия, вынашивания и рождения были настолько схожи, что раз и навсегда предопределили сущностную похожесть, а местами даже тождественность их «жизненного пути».

Наличествовали в этих обстоятельствах и сущностные различия, о которых стоит особо поговорить, поскольку именно они ответственны за имевшие и имеющие место между «империями-близнецами» трения и конфликты, угрозы и периодически обостряющиеся приступы взаимонепонимания.

Я буду нередко использовать этот термин («империи-близнецы»), вкладывая в него специфический смысл, который стоит пояснить заранее. Речь не идет о кровном родстве, хотя, как мы скоро обнаружим, России и США в качестве имперских образований являются родственниками, причем не столь уж и дальними. Речь идет о зеркальном подобии, об андрогинном взаимодополнении половинок некоей потенциально гармоничной целостности (или же, как говаривали диалектики-марксисты, о «единстве и борьбе противоположностей»).

Идея о «зеркальности» истории Российской империи и Соединенных Штатов Америки уже высказывалась рядом историков, правда – только по отношению к периоду, заканчивающемуся гибелью Александра II. Я же, опираясь на методологию аналитической историографии, настаиваю на том, что эта зеркальность имела место быть изначально и никуда не делась, определяя и нынешние взаимоотношения, и будущее обеих империй. Более того, вглядываясь в это взаимное отражение мы можем прояснить смысл ряда событий в российской и американской истории, при ином подходе не столь очевидный, а порою просто скрытый от поверхностного взгляда.


Конец имперской истории человечества, совпавший по времени с обретением «итоговыми империями» абсолютного оружия, способного многократно уничтожить все живое на Земле, обнажил тысячелетнюю сущностную логику исторического процесса. Финалом истории (и тут я не скрываю свое несогласия с идеями Френсиса Фукуямы) неизбежно станет итоговая гармонизация отношений единой морской и единой континентальной империй (говоря сегодняшним языком – торгово-финансовой и индустриальной цивилизаций). Причем речь идет не о территориальных захватах, колониальных оккупациях и прочих ужасах, терзающих ныне многочисленные постимперские осколки, образовавшиеся после Второй мировой и Холодной войны. Отнюдь, довольно крови и многомиллионных жертв, их время прошло. Сегодня торжество империй – это договорное закрепление логистических схем распределения и перераспределения жизненно важных ресурсов, дарующих искомый контроль над жизнями миллионов (а ныне – и миллиардов) людей. При этом морская империя по традиции монополизирует контроль над мировой торговлей, т.е. над денежными потоками, а континентальная – над первичными ресурсами, даруемыми земными недрами и земной поверхностью, а также – производным от использования этих ресурсов производством (прошу прощения за невольный каламбур).

Как можно и нужно заметить, морская (т.е. торгово-финансовая) и континентальная (т.е. производственно-сырьевая) программы имперского контроля над миром не только не противоречат друг другу, а открыто друг друга обуславливают. Планетарный характер современных и тем более перспективных форм имперской экспансии делает эту взаимозависимость безальтернативной, превращая «итоговые империи» не просто в зеркальные подобия, а в своеобразных сиамских близнецов, неразделимо питающихся соками одного тела. Порою они ссорятся, порою даже пытаются драться, но рано или поздно убеждаются в том, что обречены на мир и взаимосогласованность не только своих поступков, а даже своих намерений. Иначе невозможно, ведь гибель или болезнь одного из них неминуемо губит или подрывает жизненные силы другого.

Сегодня стало очевидным, что в роли итоговой морской империи к финишу истории межимперской борьбы пришли Соединенные Штаты Америки. Хотя еще чуть более полувека тому назад, во времена начала Холодной войны, это не еще было окончательно установлено. И Черчилль в своей знаменитой речи 1946 года еще призвал колонии Британского содружества наций и США присоединиться к великой Британской империи для установления тотального военно-финансового англоязычного контроля над миром.

Процесс континентальной имперской эволюции пока не завершен, хотя его итог также сегодня очевиден и предсказуем. Великий имперский проект Чингисхана обретает свое былое единство посредством стремительно прогрессирующей интеграции Китая, России и стран Центральной Азии. Сырьевой потенциал Евразии объединяется с ее производственным потенциалом, причем тот и другой носят глобальный характер, в перспективе охватывая потенциальные потребности всего Земного шара.

И сегодня, наблюдая конфликтную рассогласованность интересов и даже открытую враждебность «империй-близнецов» самое время вспомнить об их неразрывной связи и взаимозависимости. Ведь у сиамских империй-близнецов все общее – общие враги (а если конкретнее, то сегодня, после естественного угасания Британской империи, это один враг – постоянно возрождающаяся изначальная империя Междуречья), общие проблемы (прежде всего – проблема континентальной Европы, по отношению к которой придется рано или поздно принять соглашение о разграничении зон влияния и отодвинуть экспансию НАТО до приемлемого для евразийской континентальной империи предела, т.е. вернуться к прерванным с подачи Великобритании переговорам 1943-45 годов) и общая в конечном итоге судьба. Силовое противоборство тут не имеет перспективы: либо согласование интересов, либо – общая гибель.

Причем, и на этом настаивают все классики геополитики, зеркальное противостояние имперской теллурократии и имперской же талассократии не может быть преодолено победой одной из сторон. Победитель неизбежно расколется на две противостоящие части и изначальное противостояние возродится, но ценою новых миллионов жертв. Как это будет выглядеть? Вот подходящий пример: гражданская война в США, самое кровопролитное в истории страны военное столкновение: северяне потеряли убитыми и ранеными 635 000 человек, т.е. 30% всего личного состава армии, а южане – 397 000, т.е. 37%. Более миллиона человеческих потерь за победу талассократического проекта над теллурократическим!