ЗАПИСКИ ВИРУСА-КВАРТИРУСА: ПОСЛАНИЕ ОТ БСЗ О СМЫСЛЕ И ЦЕЛИ SARS-COV-2




Передаю послание от Бессознательного как глобального биологоэволюционного регулятора, переданное через меня – захваченного им в плен заложника, «переболевшего» и отпущенного на свободу вот с этим посланием.
Оно, как заметили читатели мой ленты в Фейсбуке, уже несколько дней прорывалось к проговариванию. И вот этой ночью, проявившись в контексте «большого сна», оно окончательно было сформулировано в виде постсновидческого инсайта. У нас, психоаналитиков, такое бывает нередко, коллеги не дадут соврать. Мы ведь специально готовимся к подобного рода «беседам с Бессознательным» и другим людям, вошедшим с Ним в какие-либо «непонятки», помогаем с ним поговорить в качестве экспертов и переводчиков.
И вот такое послание мне было сегодня поручено вам передать:

«Ну что дети мои – особи вида Homo в отряде гоминид семейства приматов – можно уже подвести первые итоги вашего тотального тестирования на жизнеспособность.
Вы думали, что уже поймали старого Бога за бороду и освободились из-под моей власти? У вас ведь есть наука, есть медицина, и они защитят вас, если что…
Напрасно вы так решили, ведь я – живее всех живых… Я и есть жизнь как таковая, по моей воле вам даруется эта жизнь и мною она тотально контролируется.
И что вы с нею делаете? Жрете непомерно, пьете всякую дрянь, вонючим дымом отравляете легкие. Паразитируете на теле планеты, оставляя после себя груды мусора, отравленную воду и загаженный воздух. Вы разрушаете даже озоновый слой, последний экран защиты всего живого на Земле от внешнего излучения. Вы издеваетесь над подаренными вам телами – мало двигаетесь, мало бываете на природе, очень странно питаетесь, обретая в итоге ожирение с диабетом, болезни легких и сердца. Вы создаете вокруг себя такую среду, что сам организм ваш не выдерживает этого напряжения и сам себя убивает раковыми опухолями.
Мне страшно за вас, а вот вам, похоже, не страшно. У вас ведь есть наука, которая всегда найдет нужное лекарство или придумает хитрую схему продления вашего существования (заметьте – не жизни, а существования, дожития). У вас ведь есть медицина, которая вам это дожитие деятельно продлит, заставив ваши измученные и измочаленные тела еще какое-то время влачить свое существование.
Вы возомнили себя богами, забыли о Смерти и полагаете себя бессмертными. «Ныне рожденные дети – объявили вы – будут безболезненно жить до ста лет и более, а возможно им даже не нужно будет умирать! Ведь мы стоим на пороге великих научных открытий! И наша медицина так быстро прогрессирует!».
Как же, размечтались… Я вам намекало и так, и этак, на вашу слабость и уязвимость, на вашу столь явную постоянную открытость Смерти, что даже удивительно – как вы умудряетесь в основной массе своей дотянуть до старости и более или менее естественного умирания. В моих потаенных резервуарах (в тех же летучих мышах, к примеру) есть много убедительных доводов для понимания вами таких намеков. Я передавало вам свои «приветы» и через птиц, и через свиней, и даже через верблюдов. Но вы все не понимали…
И тогда пришлось тотально вас протестировать и выяснить – способны ли вы измениться настолько, чтобы просто жить на этой планете, наслаждаясь радостями жизни, а не разрушая свое здоровье и не убивая своей активностью среду обитания других живых существ.
Вы ведете себя как вирусы, плодясь в живом организме биосферы и оставляя после себя заразу и смерть. Так вот вам еще один подарок из потаенных пещер и их обитателей – идеальный вирус, от которого вы не сможете уклониться. Который протестирует ваш иммунитет, т.е. вашу жизнеспособность, ваш ресурс выживания там, где ваша хваленая медицина не поможет вам при всем желании. Тут она бессильна. Вы все должны «переболеть» этим вирусом и, как обычно, ввести его информационный РНК-код в свой геном. «Переболевшие» обретут иммунитет и будут мною перепрограммированы на иной тип отношения к жизни в себе и вокруг себя.
Я беру слово «болеть» в кавычки потому, что в данном случае это не страдание, а достижение. Те из вас, кто еще не успел или же не стал разрушать подаренное ему здоровье, растрачивая его, как «шагреневую кожу», на прихоти своих желаний, даже не заметят этого перепрограммирования. Вирус войдет в их тела и запустит заложенную в его коде программу. Часть из вас и вправду переболеют; их организм содрогнется в усилии выжить и выживет. И этот шанс вам дается, чтобы вы поняли свои ошибки и исправили их. Ведь в следующий раз этого шанса может и не быть, я ведь теперь с сезонной периодичностью буду вас тестировать. На вашу сознательность, как в случае с гриппом, вижу, уповать не приходится.
Но некоторые из вас умрут, причем умрут, как вы имеете обыкновение говорить – «ранее отмеренного им срока». А кто это, помимо меня, вам срока отмеривает? Может наука с медициной? Знаете, это даже не смешно… Вы умираете тогда, когда я, ваш биорегулятор, перерезаю нити ваших жизней. Но бывает так, что и с перерезанной нитью, нагруженные длинным списком патологий, вы искусственно продлеваете свое существование, пренебрегая био-законами, которым подчинено все живое. Вы мните себя бессмертными, глотая горстями волшебные таблетки, которые помогают вам совершать сизифов грех, помогают связывать моего слугу – Танатоса. Но это – иллюзия, уж поверьте. Ну а если не верите, то прячьтесь… Мой посланец призван навести порядок и здесь, восстановив естественный баланс Жизни и Смерти.

У меня нет ни малейшей злобы по отношению к вам – самым неразумным моим созданиям. Я забочусь и о вас, какие бы страшные разрушения на теле планетарного биоценоза, являющегося объектом моего попечения, вы своей вирусной активностью не производили.
И я передаю вам свой совет – оборотитесь  и станьте, как дети! Живите не только (да и не столько) умом, но и телом. Радуйтесь ему и радуйте его. Больше двигайтесь, понемногу и с удовольствием ешьте простую пищу, причем ешьте, когда голодны, когда физическая активность тела требует топлива для новой энергии. Больше гуляйте на свежем воздухе, в идеале – на природе. Общайтесь со своим телом, вслушивайтесь в его болевые сигналы, поддерживайте его иммунитет, не мучайте его странными позами и неравномерными нагрузками. Высыпайтесь.
И тогда, так же как и все дети, вы «переболеете» этим моим посланцем спокойно и бессимптомно, получите от меня новую иммунную защиту и будете спокойно жить дальше, помня об этом уроке.
А о том, что этот урок вы все заслужили, свидетельствует ваш общий страх. Это ведь не страх Смерти, не так уж много вас и умирает, по крайней мере – не больше обычно. Но тут нежизнеспособные особи умирают не постепенно и незаметно, а одновременно и под пристальным внимаем СМИ. А боитесь вы неопределенности, не понимая – за что вам такая напасть, что нужно сделать, чтобы защититься от нее. Ведь не вечно же вы будете от меня прятаться…  Да и не спрячешься от того, кто живет в ваших телах.

Вот я и решило рассказать вам – за что и зачем…
Ваше Бессознательное
(на самом деде не я – ваше, а вы – мои, но так вам, одержимым непонятной мне и вредоносной гордыней, привычнее со мною разговаривать)» 

ИЗ ЗАПИСОК ВИРУСА-КВАРТИРУСА: РЕЙТИНГ ИНФОПОТОКА НА 15.04.2020



В том информационном потоке, где в основном и происходит эпидемия COVID-19, есть несколько устойчивых водоворотов, порою даже – омутов, в который мы уже привычно кружимся, наполняясь энергией искусственно наводимых страхов.
Просто мечта для аналитика – эти водовороты работают как центрифуги в лабораториях, позволяя тестировать происходящее и находить в нем элементы реального, быстро покрывающегося, как наносным илом, все утолщающимся слоем иллюзий.
Подобного рода анализ позволяет выделять наиболее значимые течения, определяющие собой общую психодинамику, и тех лидеров, которые своей активностью эти течения поддерживают и направляют.

Сегодня я решил поделиться с вами своего рода рейтингом таких лидеров коронавирусного инфопотока.

Лидер успокоения – вне конкуренции швейцарский проект Swiss Propaganda Research (SPR), специализирующийся на анализе информационных эпидемий и целевых пропагандистских кампаний. Их второй уже доклад, посвященных коронафобии, поражает своей дотошностью и полнотой. Распространяется он на 18 европейских языках (включая русский): https://swprs.org/на-ковид-19/

Лидер запугивания – Заведующий лабораторией биотехнологии и вирусологии Новосибирского государственного университета, д.б.н., член-корреспондент РАН Сергей Нетесов
Я долго держал это место для репортажа Евгении Альбац из Нью-Йорка (при желании «ужаснуться» вы его легко найдете в сети – «У России есть три недели, чтобы избежать катастрофы»), но Сергей Викторович Нетесов удвоил усилия и ее в итоге обошел, уверенно поднявшись на вершину «пьедестала коронаужаса».
Недавно он подтвердил вероятность некроза мозга даже у тех переболевших, у кого общение с вирусом происходит бессимптомно:
https://news.rambler.ru/science/43973235-rossiyskie-virusologi-predupredili-o-nekroze-mozga-iz-za-koronavirusa/?updated
Ну а накануне, буквально сегодня ночью, все информагентства распространили его «экспертное мнение» о том, что переболевшие и имеющие иммунитет представляют наибольшую опасность… Более всего тут восхищает идея о «присутствия антител у той части населения, которая не болела»: «в России уже проводятся тестирования на антитела, которые позволяют выявить людей, переболевших COVID, или тех, кто имеет к нему иммунитет. Такие тесты делают в 10 клиниках Москвы.
Ранее микробиолог Сергей Нетесов заявлял, что такие люди представляют наибольшую опасность для распространения коронавируса. Они переносят COVID-19 без каких-либо клинических проявлений. Об этом свидетельствуют данные по анализу присутствия антител у той части населения, которая не болела. Поэтому к общему числу зараженных, считает эксперт, можно прибавлять еще 50% от имеющихся сейчас данных.
Об этом сообщает "Рамблер" - https://news.rambler.ru/community/44005059-nevidimaya-ugroza-nazvano-chislo-bessimptomnyh-perenoschikov-koronavirusa-v-rossii/?utm_source=head&utm_campaign=self_promo&utm_medium=news&utm_content=news&updated
Не удержусь тут от портрета – таких героев следует знать в лицо (тем более, что в историю он уже вошел – для кого-то как герой, для кого-то как антигерой, но вошел без сомнений)



И, наконец, лидер контрзапугивания – Светлана Юрьевна Калинченко, д.м.н., зав.кафердрой эндокринологии РУДН. Тут просто почитайте… Важно даже не содержание этого материала, а появление подобного рода жанра – запугивание последствиями карантинных мер, появление (и далеко не единичных) экспертных требований к властям прекратить подыгрывать коронавирусу, включить мозги и логику…
https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=3978659795508327&id=100000930368342

Стоит, пожалуй и Светлану Юрьевну показать – страна должна знать своих героев, способных выстаивать там, где многие коллеги, думающие так же, попадают под власть должностного давления или же уносятся течением массовых информационных эпидемий.

ИЗ ЗАПИСОК ВИРУСА-КВАРТИРУСА: А ЗАЧЕМ МЫ ОСТАЕМСЯ ДОМА?



Давненько я ничего не публиковал в этой серии… И повода не было, и информационный фон был стабилен, и те выводы, к которым я пришел за период двухнедельного карантина, который добросовестно прошел, вернувшись в конце марта в Россию, выводы поначалу парадоксальные и почти всеми «добровольными сидельцами» отвергаемые, ныне превратились в трюизмы.
Я имею в виду свои утверждения о том, что только массовая (не менее 70 процентов популяции, ведь мы, опустив «марлевые занавесы» и начав строить внутристрановые стены, из сообщества людей очень быстро превратились в популяцию биологических особей) инфицированность при целевой защите групп риска способна погасить эту вирусную инфекцию. И чем быстрее это случится (с учетом возможности системы здравоохранения), тем лучше. Ведь затягивание процесса до осени (о чем уже начали поговаривать) чревато плавным вхождением в осенний сезон общения с новыми штаммами, что сделает карантинную ситуацию патовой. Ведь карантины всегда, когда с нами начинал общаться очередной вирусный штамм, до сей поры объявлялись до периода, когда все переболеют в той или иной форме и эпидемия пойдет на спад.
Мы даже узнали, наконец, причину столь высокой смертности в Италии, где тестируют не живых, а уже мертвых, и вне зависимости от причины смерти пишут в заключении очень хитрую фразу – «смерть с короновирусом». Мы узнали данные достоверной массовой выборки в Германии – 15 процентов инфицированных с иммунитетом, подавляещее большинство – переболевших незаметно для себя и бессимптомно, итоговая цифра смертности от всех инфицированных – 0.37 процента. И исследователи утверждают, что по мере расширения выборки эта цифра имеет тенденцию к уменьшению. Узнали мы и о том, что промежуточная и все более и более скрываемая статистика говорит, что по всем странам, охваченным эпидемией, общее количество смертей и количество их по возрастным группам и группам заболеваний в этом году не превышает прошлые годы (а по ряду лет даже несколько ниже). Узнали, что в той же Швеции, которая до конца осталась на позиции здравого смысла, инфицированы уже около 50 процентов населения и эпидемия завершается (цифры смертности уже два дня уменьшаются в разы).

Сегодня благодаря Интернету и выступлению ведущих мировых иммунологов, вирусологов и инфекционистов все это стало само собой разумеющимся. И чего его не отключают, этот Интернет – ума не приложу; ведь так вроде просто взять эту сферу под госконтроль и предоставлять школьникам и студентам, а также – по мотивированному заявлению в налоговые органы – самозанятым и удаленщикам, еженедельно подтверждаемые пароли доступа; а для остальных – телевизор с перманентным слоганом «Сиди дома!». Слоган этот, правда, придуман не для всех; сегодня произошло четкое разделение всех трудящихся на три касты и произошло оно явно всерьез и надолго. Я имею в виде касту «нужных», труд которых реально нужен для страны и для поддержания жизни населения, касту «удаленных», реальный труд которых не нужен, но их витруальное присутствие может быть использовано для социально полезных целей и задач (или может быть вообще кому-то интересно и оплачиваемо) и касту «ненужных», без присутствия которых «на работе» (реального или виртуального) легко, как оказалось, можно обойтись. Но об этом подробнее поговорим в другой раз.
Все это стало всем очевидно, но тогда встает вопрос – а для чего мы сидим дома? Боимся, это понятно. Но чего именно? Ущерба для здоровья при выходе «наружу»? Это да… Телевизор и Интернет (может его именно поэтому пока не отключают?) на пару пугают нас целевыми материалами: о рефрижераторах для трупов и массовых захоронениях на пустырях в США, необратимыми последствиями для переболевших (разрушение легких, сердечно-сосудистой системы; один чиновник от медицины буквально позавчера договорился до того, что у инфицированных коронавирусом необратимо разрушается мозг).

Все нацелено на то, чтобы мы сидели дома на неопределенное время.

И вот теперь вопрос – а зачем?

Вы ответите – чтобы не заразиться и не заразить ненароком, не передать инфекцию…
А вы уверены?

Вчера пошли материалы о судебных решениях по административным обвинениях «нарушителей режима добровольной самоизоляции».
Вот один из них, но таких в Сети много - https://www.fontanka.ru/2020/04/10/69084145/?yrwinfo=1586745690784198-853893702470721724400237-prestable-app-host-sas-web-yp-126
И все суды оправдывают обвиняемых, осмелившихся гулять или куда-то поехать. И поясняют, что режим карантина вводится только под роспись для заболевших, лиц с ними контактироравших и для вернувшихся в Россию из «стран списка», где наличествует эпидемия COVID-19. Для всех же остальных, включая группы риска, режим самоизоляции официально носит рекомендательный характер и его нарушение никаким образом не наказуемо.

Вы понимаете ведь, да? Дома сидеть рекомендовано, но не обязательно. Выходить из дому не запрещено, причем – если вы не на официальном карантине или обсервации – не запрещено по любому поводу.
А что же запрещено?

Ответ парадоксален: односначно и строго сегодня запрещено только работать людям третьей касты – «ненужников».
Которых явным образом будут еще просеивать, отбирая нечто хотя бы частично нужное.
Но в основной массе, причем во всех странах, включая даже Россию, все более явно переводят на безусловный доход.
И явным образом поощряют их размножение...

Вот это уже интересно.
И это стоит обсудить…

ИЗ ЗАПИСОК ВИРУСА-КВАРТИРУСА: БЛАГАЯ ВЕСТЬ…




Сегодня питерский губернатор произнес привычную уже и пугающую фразу: Санкт-Петербург отстает от Москве по темпам инфицирования коронавирусом на две недели. Но цифры инфицированности растут, что очень тревожит…

Я бы тоже встревожился, но уже федеральные телеканалы ( и прежде всего «Россия-24», где вообще лгут о вирусе меньше других и чаще дают слово вменяемым экспертам) сообщили «россиянам»  известие, которое позволяет закончить фразу губернатора совершенно иначе: «и это очень радует!!!». И посетовать – опять эти москвичи все лучшее себе захапали…

Дело в том, что мировые информагентства в последние дни пестрят новостями:
«Министр здравоохранения Великобритании Мэтт Хэнкок заявил, что правительство рассматривает вопрос о выдаче специальных сертификатов людям, у которых развился иммунитет к коронавирусу, чтобы они могли вернуться к нормальной жизни».
«В Италии начинается тестирование буферных антител с возможностью скрининга повсюду: больницы, государственные и частные структуры, аптеки и пара-аптеки, чтобы выдать «паспорт иммунитета», позволяющий вернуться на работу».
«В Германии, где был зарегистрирован первый европейский случай заболевания, правительство планирует провести к концу апреля 100 тысяч серологических тестов, чтобы отследить распространение эпидемии и выявить всех, кто выработал антитела. Это необходимо будет повторять и в дальнейшем, чтобы понять, когда школы и вузы могут быть вновь открыты».
И т.д.

Человечество явным образом начинает делиться на две группы, одна из который будет расти (с разной скоростью в разных странах), а другая постепенно уменьшаться, пока не дойдет до цифры людей, которым смертельно опасно заражаться и даже вакцинироваться SARS-2, а если честно – то и прочими сезонными вирусами (пожилых людей, хронически больных, людей с легочными нарушениями, курильщиков на стадии необратимой деградации легких, и т.п.).

Переболевшие COVID-19 и сформировавшие иммунитет, при подтверждении у них антител, получат «паспорта иммунитета» и будут жить, как раньше – работать, учиться, гулять в лесах и парках, ходить в спортзалы, посещать кино и театры, сидеть в кафе и ресторанах, и т.д. Только им будут продавать билеты на самолеты, поезда и круизные лайнеры. Их будут брать на работу в приоритетном порядке…
Те же, кто решил не рисковать, будут сидеть дома и выходить «по нужде» не далее 100 метров от дому, чтобы купить продукты, вынести мусор и погулять с собакой. Их легко можно будет узнать по перчаткам и маскам на бледных лицах. По итогам этого разделения их станет относительно немного, не более 5-7 процентов населения, им все будут помогать, их все будут жалеть, их будут все сторониться.
Но большинство все же переболеет и вернется к полноценной жизни. Но только тогда, когда чиновникам в России, да и не только, дадут новый и прямо противоположный приказ.
А пока они делают все, чтобы в России как можно меньше людей вышли на свободу. Почему – не буду даже это обсуждать. Тут все прозрачно…
Но прозрачно уже и другое – при повороте мировой ситуации в сторону стратегии массовой инфицированности и выходу переболевших их зоны карантинных ограничений (а этим путем идут ныне, кроме Италии, Великобритании, Германии, Швеции и Греции еще и США) долго лгать населению о спасительности ВСЕОБЩЕГО карантина уже не получится.
И мене даже интересно – под каким соусом они станут менять свою политику на прямо противоположную и демонстративно радоваться каждому новому всплеску инфицированности (в пределах цифры, где тяжело заболевшим гарантирована медицинская поддержка) и гордо отчитывать о количестве отболевших людей, которые могут работать, учиться и нормально жить, не заражая никого и не заражаясь сами.

ИЗ ЗАПИСОК ВИРУСА-КВАРТИРУСА: ПОЛИТИКА ВЛАСТЕЙ КАК "АНТИВИРУСНЫЙ" ТРОЯН




Все, что я буду тут – в своем блоге – публиковать в серии «Из записок вируса-квартируса», не связано какой-то логикой и не преследует какой-либо цели.
Это просто «обрезки», по той или иной причине (чаще всего – по причине «неформатности») вырезанные из содержания подготовительных материалов к тем трем проектам, которые я сейчас одновременно (так уж получилось!) реализую: тренинга персональной психоаналитичности, где мы с группой настраиваемся на работу с новым – танатоидальным – типом динамики БСЗ-го, тренинга по практическому психоанализу, где мы описываем и отрабатываем новые типы психотерапевтических методик, и тренинга по новому пониманию фрейдовского теоретического наследия – «На кушетке у фрейдовских текстов», первый блок которого мы начинаем завтра и в который я с группой (или группами – как пойдет) буду ежедневно погружаться года два, не меньше, больно уж многое нам придется заново понять и/или переосмыслить.

Эти «обрезки» тоже важны и тоже актуальны. Более того, они касаются того понимания БСЗ-го как планетарного биоэволюционного регулятора, на котором и базируется тот тип психоанализа, запрос на который требует от нас сегодня от всех, кто в той или иной мере практикует психоанализ, быстрой и радикальной перестройки и своего тренинга, и своих знаний, и своих умений.
Но они именно что «касаются» этих задач и проблем, не входят в границы закрытого от постороннего глаза пространства персонального и профессионального психоанализа.
Это информация к переживанию для всех, нечто вроде современной «Психопатологии обыденности».

Сегодня, как вы видите, я не буду, хотя и обещал, рассказывать о том, по чьей воле, почему и за что мы себя ныне персонально и коллективно убиваем. Об этом речь впереди, нужно подождать, пока накал массовой фобийной регрессии спадет и можно будет начать реконструкцию и реставрацию Я-центрированной психики у тех, кто к ней пожелает вернуться. Нужно подождать, пока вы сами не догадаетесь о подлинном смысле происходящего. Ведь лишь тогда вам можно будет помочь принять это понимание, измениться через это принятие и изменить реальность (а точнее – сформировать иную реальность).

А пока что я просто продолжу вчерашнюю метафору. И добавлю в нее третьего агента – государственную политику «борьбы с вирусом», которая проводится в России и в остальном мире примерно одинаково, с небольшой разницей в уровне репрессивности по отношению к населению. Образно говоря, это своего рода антивирусные «защитные» программы, захватившие сегодня тотальную власть над нами с целью воспрепятствовать воле биоэволюционного регулятора, вывести нас из зоны контроля со стороны БСЗ-го и поместить под свой контроль.
Они не регулируют процесс формирования нашего популяционного симбиоза с новым вирусом, который по мнению уже практически всех экспертов (помимо облеченных должностными ограничениями) пришел к нам навсегда и которым мы все должны инфицироваться (поначалу – хотя бы 70 процентов всего населения Земли), чтобы он занял свое место в нашем биоценозе, а в перспективе, судя по всему, добавил свой код в наш геном.
Они «борются» с вирусом, принуждая нас растягивать процесс такого «целевого инфицирования» на столетия, на протяжении которых мы будем находиться под их тотальным и жестким контролем, по своей радикальности превышающем все, что знавала человеческая история. Ведь только вчера, к примеру, Дмитрий Песков пояснил, при каком условии нынешний режим карантинной изоляции может быть облегчен: при условии кардинального снижения количества инфицированных.
Но ведь и при нынешних цифрах целевой порог инфицированности, при достижении которого эпидемия естественным образом угасает (т.е. при принятии в себя вируса 70-ью процентами популяции) в России может быть достигнут не ранее, чем через 500 с лишком лет! Эти цифры следует увеличивать, а не снижать. Причем увеличивать на порядки, если мы хотим хотя бы к осени выйти из этого заточения. Увеличивать, конечно же, осознанно, оберегая по возможности группы повышенного риска. Но не забывая при этом, что люди смертны и смерть с коронавирусом и без коронавируса все равно смерть (даже в самых «пораженных» странах – Италии, Испании и США – статистика смертности не дала скачка по отношению к прошлому году, сколько умирало людей, столько и умирает). И увеличивать количество инфицированных нужно открыто, ибо только это даст людям какую-то перспективу и определенность. Так в той же Германии объявлено специалистами, что при контролируемом росте заболевания постепенно ослабляемый карантин продлится примерно до конца года. В Штатах решено ускорить процесс, но открыто заявлено о сотнях тысяч плановых (!) жертв, смерить которых вирус ускорит. Ускорит по заложенной в нем и в нас программе влечения к смерти, которую мы не в силах изменить.

У нас же все происходит с точностью до наоборот. Целевой задачей, спущенной главам регионов, чиновничьей и силовой вертикалям, является максимальное снижение числа инфицированных и замораживание ситуации. Причем репрессивность контроля будет далее только возрастать, поскольку в ситуации неопределенности неизбежными станут акты персонального и группового неповиновения у людей, менее других поддающихся массовому запугиванию и не перенимающих симптоматики «коронапсихоза».

И потому я скажу так – это не антивирусная программа, это программа маскирующаяся под антивирусник. А на самом деле это фишинговый троян, программно внедрившийся в нас вместе с продуцируемым им и воспроизводимый контролируемыми им СМИ страхом.
Страхом перед жизнью и перед смертью как ее, нашей жизни, единственной не иллюзорной целью.
А какие цели у этой антивирусной программы, тотально теперь контролирующей наши тела и души, я знаю так же четко, как и вы все. Что тут болтать – просто посмотрите в окно…
Единственное оправдание происходящего – удержание нас в подконтрольной изоляции в ожидании вакцины, которая должна появиться во второй половине следующего года. И она должна быть именно отечественной, тут без вариантов… Если вирус к тому времени не мутирует, то вакцинировать нас, т.е. подконтрольно и целенаправленно заражать, станут сами власти, сменив свою нынешнюю пафосную антивирусность на управляемую вирусность. Т.е. они сами станут вирусными агентами, гарантируя (?) при этом абсолютную безопасность заражения для всех.
Но не миф ли это?...

В.К.

ИЗ ЗАПИСОК ВИРУСА-КВАРТИРУСА: ЛЮДИ КАК ВИРУСЫ





Я уже выкладывал вот эту небольшую публикацию в одном из своих комментах к своим же недавним размышлениям о странностях текущей «борьбы с коронавирусом».

https://reminder.media/post/virusnoe-soznanie?fbclid=IwAR39AcWZ9uYkYZxocsOASpKy5NnDxFauCUkoYIDu63aCCq_cRMSwf59Y4XQ

Но особо ее не комментировал, поскольку просто не поверил в прочитанное до конца. Но потом, почитав первоисточники – ряд переводных статей и недавно вышедшую в свет на русском языке книгу Ф.Райана «Таинственный геном человека» – убедился, что это не фейк типа «британские ученые обнаружили».
Все так оно и есть – многопоколенное симбиотическое сосуществование человека с вирусами как безоболочными РНК-программами, не только запускает в нас новые ресурсы эволюционного развития (плацентарную защиту, к примеру, или способность помнить и мыслить), но и необратимо изменяет наш генетический код. Который на сегодняшний день уже на 8 процентов состоит из вирусных фрагментов. И эта тенденция в последнее время ускоряется. Т.е. мы стремительно превращаемся в одушевленные и мыслящие оболочки, реализующие волю вирусных сообществ. Которые, как оказалось, обладают некоей прото-психикой и прото-социальностью. И своей волей, реализуемой ими в совместном и организованном поведении.
И не об их ли совокупном на нас воздействии мы говорим в психоанализе, когда трактуем Бессознательное по Ференци, т.е. как глобальный био-эволюционный регулятор?

Не верите – а давайте присмотримся к сегодняшней ситуации. По воле очередного вируса, который нам предстоит принять в свое тело, научиться с ним сосуществовать и в итоге – ввести в свой геном, мы приостановили производственную, экономическую и социальную активность, замкнувшись в клетках своих жилищ.
Это, как видим, явно уже не человеческое, а уже сугубо вирусное поведение.
Читаем в статье: «Оказалось, что после проникновения в бактерии вирусы заставляли их синтезировать и рассылать по соседним клеткам специальные пептиды. Эти короткие белковые молекулы сигнализировали остальным вирусам об очередном удачном захвате. Когда число сигнальных пептидов (а значит, и захваченных клеток) достигло критического уровня, все вирусы, как по команде, прекратили активное деление и притаились. Если бы не этот обманный маневр, бактерии могли бы организовать коллективный отпор или полностью погибнуть, лишив вирусы возможности паразитировать на них дальше. Вирусы явно решили усыпить бдительность своих жертв и дать им время для восстановления. Пептид, который помог им это сделать, назвали – «арбитриум» («решение»). Дальнейшие исследования показали, что вирусы способны принимать и более сложные решения…».

Нам и ранее подавали такие сигналы о достижении нами "критического уровня заражения планеты" (одна Грета чего стоит, или доклады Римского клуба, или тот же миф о глобальном потеплении): мол все, пора притормозить, наша вирусная экспансия на теле этой планеты уже опасна и для нас самих. Но мы только смеялись, ведь наш ум изощрен и изворотлив; на каждый довод мы найдем кучу контрдоводов, если нам этого захочется. А нам хотелось продолжать эту экспансию, жить в иллюзиях принципа удовольствия, руша на пути своих желаний все преграды и запреты. Не беда, сказало нам Бессознательное, я объясню вам свой приказ не словами, и даже не образами, а напрямую – через тело. И объяснило, тем более что у Него в резерве, в темных пещерах, уже давно ждали своего часа живые контейнеры с такими вот убийственными по уровню убедительности доводами. С третьего раза (SARS, MERS, а сейчас – SARS-2) мы поняли и послушались. И все одномоментно прекратили вирусную экспансию, замкнувшись в квартирах-клетках и затаившись по поры. Дав организму, на котором мы паразитируем, время отдохнуть от нас и восстановиться.

Затаились и превратились в ВИРУСОВ-КВАРТИРУСОВ.

Такое понимание и себя, и происходящего с нами и вокруг нас, позволяет многое понять.
В том числе и загадку динамики смертности от принятия в себя этого вируса, желающего ведь нам не то чтобы добра (в нашем понимании последнего), но явно позитивного эволюционного изменения.
И абсолютно не желающего нас убивать.
Это мы сами себя убиваем…
Почему и за что – в следующем материале.

ПСИХОАНАЛИЗ ПОПРАВОК К КОНСТИТУЦИИ – РЕБЕНОК КАК БАЗОВАЯ ПРОЕКЦИЯ



Услышав вчера первую фразу телевизионной презентации пакета поправок к Конституции РФ: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России», я даже не удивился столь явной синхронии со своими размышлениями о стремительно нарастающей пандемии социокультурного доминирования детей над взрослыми и стариками.

Не удивился, но задумался… Избиратели ЕдРа – это явно не дети и даже не молодежь. История с вирусом, который в масштабах, заметным образом превышающих обыденно-гриппозные, убивает только людей возраста 65+ (остальные возрастные группы страдают от нового короновируса даже менее, чем от гриппа, а дети – вообще не страдают), показывает, что ради замедления распространения угрожающей старикам инфекции, мы готовы разрушить весь мировой социальный уклад и всю мировую экономику. И вдруг такая конституционная новелла – дети суть приоритетный объект госполитики… Откуда такая новация? Чей голос мы тут слышим? И что это значит практически? Ведь Конституция – это основной Закон, определяющий базовые правила нашей жизни в России на долгие годы…

В совокупности принимаемых ныне дополнений к основному Закону страны мы можем увидеть то, чего так долго не могли распознать ранее. А именно – идеологические воззрения нынешней правящей элиты, которая пришла на смену советской номенклатуре и деятелям переходного периода эпохи 90-х. И пришла в ее понимании – навсегда, до следующей и дай Бог не скорой революционной катастрофы. Решив это для себя и поняв, что иного выхода у них просто нет – придется жить здесь и здесь поколенченски править, эта элита явным образом созрела для идейной консолидации.  Ситуация тотального и многогранного кризиса, бросающего на них мессианские отблески «спасителей Отечества», позволила им сегодня проговорить и конституционально закрепить эту идеологию, как оказалось - простую и внятную, которая ранее пряталась где-то в тени многоумных фантазий Суркова о «суверенной демократии для глубинного народа» и неприхотливых фантазий Вайно о «нооскопе» как современном «Золотом Петушке», позволяющем «править, лежа не боку», т.е. в позиции наистабильнейшей стабильности.

Но задумался я, опять же, не об этом. С самой этой идеологией гражданам России теперь жить долго, многим – пожизненно, так что можно будет неспешно ее анализировать при наличии соответствующего досуга. Властного запроса на такую работу явным образом не предвидится, ведь в дальнейшем эти поправки, после из закрепления в «теле» Конституции, будут работать в прямо противоположном аналитической процедуре режиме. Они наполнят новым содержанием социальное Супер-Эго, модифицируют Я-Идеал, нормативно закрепят набор коллективных иллюзий, привязанных к историческим травмам. Т.е. начнут работать как бы «всерху вниз», постепенно формируя ИД и ЭГО нашей коллективной психодинамики (в поправках эти инстанции российского коллективного бессознательного обозначены как «память предков» и «память защитников Отечества» соответственно).

Вся эта работа рассчитана на поколения, так что это «лакомство» - психоанализ российской Конституции как проекции потаенных желаний, фантазий и комплексов «вершинного народа», пожелавших подогнать под эти желания, фантазии и комплексы коллективную психику «глубинного народа» - мы будем еще долго «смаковать». Т.е. анализировать психодинамику внедрения предложенных идеологических новаций в сферу российского социального бессознательного, их взаимодействия с тремя и без того конфликтующими друг с другом компонентами российского «национального психотипа»: традиционной имперской русскостью, пока еще базовым советским типом жертвенной ментальности и недавно подхваченными в режиме «идентификации с агрессором» протестными прозападными иллюзиями.
Сегодня же я лишь слегка отведаю самый лакомый для психоаналитика кусочек этого материала – вновь образуемую Статью 67прим…
Это Статья в пакете конституционных поправок является одной из самых главных с точки зрения решаемой ею задачи – закрепления в основном Законе принципов новой идеологии. Она устанавливает правила «преемственности», т.е. структурирует коллективную память «россиян» имплантируемой в нее нормативной идеологической конструкцией. Она говорит о «преемственности» по отношению к наследию СССР (п.1); о «преемственности» по отношению к памяти предков, передавших нам идеалы и веру в Бога (п.2); о «преемственности» тысячелетней истории развития российского государства и его единства (там же); о «преемственности» по отношению к памяти защитников Отечества и привязанной к этой памяти исторической правде, центрированной задачей защиты Отечества (п.3).
Тут, как видите, мы видим много «вкусного» для любого психоаналитика, поскольку столь идеологически важные новации, вносимые в Конституцию, выстраиваются не перспективно, а ретроспективно, в режиме «анамнезиса», припоминания вытесненного, в режиме провокативной регрессии и подключения к национальному типу бессознательного как «памяти предков», от имени которой говорят власть предержащие. У нас по-прежнему нет общенациональной цели (т.н. «национальной идеи»), а идеалы нашего существования заимствуются исключительно из этой «памяти предков». А любого рода манипуляции с памятью (с особым акцентов на память травматическую, военную, и на защитные ресурсы коллективного ЭГО, названного в Конституции «памятью защитников Отечества»), как правило носящие симптоматический характер, являются поводом для именно психоаналитических интерпретаций.
Кстати, наиболее близким по отношению к этим поправкам, к их целям и к средствам достижения этих целей, является книга Фрейда о Моисее…
В этой связи обращает на себя внимание реализуемое в поправках конституционное закрепление нашей принадлежности к патриархальной (отцовской) архетипике, к миру универсального Бога-Отца, к миру Царя, несменяемого помимо его собственной воли, и к миру Отечества, т.е. культурообразующего отцовства, нуждающегося в перманентной защите, включая защиту памяти об этой защите и защиту защиты этой памяти).
Характерно, что в этой конструкции не нашлось места для Родины-Матери, единственное упоминание которой в Преамбуле Конституции носит исключительно патерналистский характер: за Родину мы «несем ответственность», не более того. Те. она сама за себя не отвечает, не является чем-то суверенным, в отличие от Отечества, воля которого первична, поскольку по отношению к нему все мы стоим в позиции «долга и обязанности» (Статья 59). Хотя и тут есть интересный материал для анализа, поскольку ответственность за Родину мы несем «перед нынешним и будущими поколениями», т.е. странным образом выступая в роли столь часто поминаемых в поправках «предков», проективно идентифицируясь в ними.
Интересно и требует отдельного анализа желание авторов поправок уточнить в новой статье формулировку из Преамбулы Конституции о «сохранении» исторически сложившегося в России государственного единства. Теперь мы это единство лишь «признаем», оценивая его в контексте преемственности с тысячелетней историей развития Российского государства (т.е. с историей построения империи и ее расширения). И это не иной набор слов, это – принципиальная разница.
Интересна также замена по отношению к Преамбуле действующей конституции «почитания» памяти предков (чтить ныне предписано только память защитников Отечества) на «сохранение» этой памяти. Причем содержание этой памяти предков меняется весьма кардинально (такое впечатление, что в 1993 году у нас были совершенно другие предки). Если в действующей конституции предки передавали нам «любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость», то ныне они передают нам «идеалы и веру в Бога». Сама же замена «почитания» памяти предков на ее «сохранение» также весьма информативна. Она свидетельствует о желании российской элиты десакрализировать сферу идеологии, возродить ее, передав не сословию «жрецов», организующих мистический культ «почитания», а сословию чиновников как ее хранителей и контролеров ее сохранности. Именно в этом пункте власти не сошлись с теми «мистиками путинизма» (от Дугина до Суркова), которые настаивали на жреческой сакральности новой идеологии. Победила иная тенденция – к «путинизму» прагматическому, черпающему из «памяти предков» необходимые ресурсы, но не формирующего из этой процедуры культового ритуала.
Интересен и сам призыв (а теперь уже – конституционная обязанность государства) «чтить память защитников Отечества». Т.е. чтить не самих защитников, и не память о них, а именно – их собственную память о полученной травме, персональную и групповую. Кстати, такая позиция прямо противоположна психоаналитической: чтить чью-то память, априорно объявленную «исторической правдой», и не допускать любого ее «умаления», любой ее девальвации. И попробуй тут скажи, что любого рода актуальная память, производная от травматического переживания, есть защитный реактивный фантазм.
Ну да ладно, я не об этом хотел сегодня написать…

Так о чем же тогда?
Дело в том, что это еще не все. У новой – идеологической – Статьи 671 есть еще и 4 пункт, как раз и начинающийся процитированной мною выше фразой: «Дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России».
И вот тут обостренное психоаналитическое чутье позволяет нам увидеть явную фальшь. Что-то тут не то, не вяжется этот приоритет Ребенка с архаикой «Бога, Царя и Отечества». Детство – это как раз что-то из сферы ответственности Матери-Родины, так решительно выведенной из статуса объекта защиты. Для Отечества же, т.е. для мира патриархального доминирования, такая позиция не типична.
Посмотрел – и точно не типична. В изначальном пакете поправок, выражающих прагматику «патриархального путинизма», этот пункт начинался совершенно иначе: «дети являются важнейшим достоянием Российской Федерации». Вот это да, это – по нашему! В соответствии с традиционным для патриархальной архаики «комплексом Кроноса» дети в конституционных поправках были прописаны в статусе возобновляемого ресурса и определены как «важнейшее достояние» их Отечества, т.е. самая ценная его собственность.
Это логичный «ценностный ориентир» той «ресурсораспределяющей» (редистрибутивной) государственности, которую мы вокруг себя выстраивали со времен «призвания варягов». И которая с абсолютной точностью соответствует тем идеалам служения Отечеству, которые передает нам подкорректированная поправками «память предков». В прямом соответствии с духом патриархальной авраамической традиции.
И тем не менее Павел Крашенинников – председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству, решил, что эта излишне откровенная и, как он выразился, «не очень удачная» формулировка, должна быть подкорректирована. И внес предложение, от которого никто не смог отказаться – заменить конституционный статут российских детей с «важнейшего достояния» государства на «важнейший приоритет» его политики. Что, по его мнению, «отражает базовые ценности нашего общества».
Для тех кто не понял, поясняю. В соответствии с 7 Статьей действующей Конституции, которую, как и весь ее первый раздел, никто пока не меняет, Россия является социальным государством. В котором «охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты».
Так вот, в условиях наметившегося сегодня и на обозримую перспективу дефицита ресурсов, направляемых в социальную сферу (уменьшение бюджетных доходов, увеличение расходов на оборону и на обеспечение правопорядка, грядущая борьба с короновирусом, неизбежно порождающая обвал ВВП, и т.д.), дети обозначены в Конституции как приоритетная сфера государственной социальной политики. Приоритетная по отношению ко всему остальному, в том числе к инвалидам и пожилым гражданам. Именно дети, к примеру, а именно – их наличие и их число, обусловливают государственную поддержку семьи в силу конституционально закрепляемого «приоритета семейного воспитания» Ребенка. Но любого рода сомнения, как мы знаем, уполномоченных государством «органов опеки» по поводу качества такого воспитания, приводит к изъятию Ребенка из семьи и передачу его в государственное воспитательное учреждение. Т.е. приоритет Ребенка выше приоритета семьи, семья – это всего лишь более или менее качественная оболочка, предназначенная для его воспитания.
Так что Ребенок – это все-таки важнейший государственный ресурс, важнейшее достояние Российской Федерации, как это было заявлено в первоначальном варианте соответствующего дополнения Конституции. Государство как его «первородный опекун» доверяет семье его воспитание, осуществляя этому семейному воспитанию социальную поддержку. Но при этом, как и положено опекуну, жестко контролирует условия выращивания опекаемого им своего базового ресурса, а при недостаточном попечении само, в соответствии со все тем же п.4 статьи  поправок к Конституции, «берет на себя обязанности родителей».

Такого у нас в России не бывало никогда. И почитанием памяти предков подобного рода извращения в системе «ювенальной политики» не оправдаешь: такие ценности и идеалы предки нам не передавали.
Вывод тут (сугубо предварительный, но профессионально неоспоримый) очень прост: вводная новелла о Ребенке как приоритетном сосредоточении государственной политики, причем явно не только социальной, не имеет никакого отношения к либеральным концепциям «особых прав ребенка», породившим в ряде стран тиранию «ювенальной юстиции». Истолкование этого 4 пункта новой Статьи, вводимой в российскую Конституцию под номером 671, должно быть исключительно символическим.
И тогда все встает на свои места: в этом «детском» пункте идеологической главы конституционально закрепляется базовый принцип патернализма, т.е. разделение регулируемого основным Законом сообщества на сословия Родителей и Детей, Опекунов и Опекаемых. Родительскую роль государство либо делегирует, формируя демократические иллюзии и иллюзии «семейной» самоорганизации, либо исполняет непосредственно (там, где качественное «попечение» отсутствует).
Вы скажете, что такое толкование не является юридическим, что данная статья сугубо предметна и в данном своем разделе обобщает реальный опыт государственной политики в отношении сферы защиты детства. Не спорю – сам юрист по одному из своих образований.
Но мы говорим тут о психоанализе поправок к Конституции, т.е. обо всем том, что в их текст было заложено неосознаваемо, что неявно выразило глубинные желания и установки нынешней элиты, которая, как я уже сказал, обозначила свое стремление сформироваться наконец-то в правящее, т.е. родительское, сословие. И сформироваться в духе «памяти предков», в формате патриархальной архаики, без оглядок на инокультурные стандарты (оглядки на которые больше не приносят никаких дивидендов).
И обозначила российская элита это свое стремление как прагматически, так и символически… С первым будет иметь дело Конституционный суд. А вот второй аспект виден и понятен только психоаналитикам. Так что нам им и заниматься…

AD MARGINEM: ПАРАДОКСЫ ПРИЕМА ПСИХО-АНАЛИЗОВ



Начало года, как и положено, я «знаменую» запуском нового проекта – «AD MARGINEM», т.е. «записок на книжных полях». Сюда я буду помещать мысли, реактивно возникающие в контексте подготавливаемых мною сейчас к изданию книг, но не включаемые в содержание этих книг в силу их, этих мыслей, явной маргинальности, далекости от мейнстрима, что не допускает их публичного распространения. Но маргинальность имеет и позитивную сторону, ведь только то, что обнаруживается нами на обочинах проторенной колеи (даже если это «личная колея», создаваемая по бездорожью), дарует нам ресурс интеллектуальной свободы, позволяет хотя бы на время сбросить шоры, вырастающие от сосредоточенности на цели, и с любопытством посмотреть по сторонам. Осмотреться и увидеть, возможно, что-то настолько интересно-неожиданное, что возникает искушение все бросить и свернуть в его сторону, превратив обочину в дорожку, а в перспективе и в новую дорогу. Чаще всего такое искушение приходится преодолевать, вновь надевая шоры «работы над…»; но и в таком случае остается зарубка в памяти, из которой впоследствии возможно что-то и вырастает.
Не надеясь уже на перспективы своей собственной плодотворности, все чаще ощущаемой как нечто, имеющее временной предел (а новогодние таинства культа времени как меры рождения/смерти дополнительно усиливают такие настроения), я такие «зарубки» решил превращать в небольшие тексты и выкладывать из здесь на всеобщее рассмотрение.
Авось кому-то они и приглянутся; хотя бы для того, чтобы остановиться, почитать, вдохновиться на со-гласие или на со-противление… А может и для чего-нибудь большего, ведь нам и вправду не дано предугадать, как отзовется слово, брошенное в темноту Зазеркалья, лежащего по ту сторону нашего Я…

Начать хочу с недавнего впечатления, поразившего меня своим образным и вербальным символизмом. В последний день прошедшего года многие коллеги, скидывая трудовое ярмо и облегченно выдыхая, выкладывали в Сети свои «селфи» в рабочих кабинетах с подписью: «Все, последний предновогодний прием окончен…».
Профессия психоаналитика, неуловимая в сути происходящего в ней таинства, изначально ее изобретателем объявленная невозможной, все же возможна в меру того, как мы о ней говорим.
И потому устойчивое профессиональное словоупотребление не просто описывает происходящее в кабинетах психоаналитиков (и психоаналитических психотерапевтов), но и определяет собой происходящее. И потому зацепившее мое внимание выражение «вести аналитический прием» требует серьезного вслушивание и истолкования.

Аналитик в соответствии с этим профессиональным словоупотреблением «принимает нечто для анализа». Устойчивое понимание этого факта, закрепленное в терминологии, не может не радовать. Аналитик не делится своей мудростью и жизненным опытом, не дарует исцеление, не организует таинство трансформации инструментарием чуда, тайны и авторитета… А принимает за деньги (т.е. профессионально, без удовольствия, а то и с отвращением) «нечто» для анализа. Буквально как в клинических лабораториях.
Это «нечто» весьма специфично; его природу лучше всего описывает любимая фрейдовская сказка о «новом наряде короля»… Само его существование соткано из парадоксов.
На прием нам его не приносят, бережно спрятав в баночке или коробочке; оно возникает прямо «здесь и сейчас», как бы из ничего, и помещается нами в невидимые контейнеры, само существование которых обусловлено только идеей о «контейнировании» следов соприкосновения с БСЗ-ым, ее проговариванием (концептуализацией) и верой в наличие смысла у всех этих слов.
Слова в психоанализе вообще играют очень важную роль. В начале было дело, как учил нас Пророк воли БСЗ-го в своей второй Великой Книге – «Тотеме и табу», описывая картину той особой реальности, где мы переживаем воздействие этой воли и проективно фиксируем в культуре результаты этого переживания. Это реальность мифа, т.е. коллективной фантазии, управляющей нами посредством символических щупальцев, которыми она тотально, без пробелов, привязала к себе весь мир нашего опыта и весь мир наших оперативных Я-иллюзий (обычно называемых сознанием).
Итак, вначале было дело… Но потом это дело, обрастая фантазмами, как жемчужина из песчинки, трансформируется в остаточное переживание (глубинный аффект), в итоге фиксируемое Словом. И вот дальше это Слово начинает править в нашем обыденном мире, являясь если не равнозначным БСЗ-му Богом, то уж точно – его прямым порождением и полномочным представителем.
В аналитической же ситуации слова раскалываются как орехи и выпускают из себя спрятанный в них проективно-фантазийный и аффективный потенциал. Т.е. на анализ нам сдают именно слова, которым мы возвращаем их изначальное значение (но не смысл, нам он не интересен как нечто сугубо вторичное). Сперва мы превращаем слово в первичное, этим словом убитое и засушенное, переживание, а потом помещаем это переживание в уникальную «первичную сцену» его зарождения, где некое «дело» начало трансформироваться в фантазм. Это и есть суть психо-анализа, его смысл как «лабораторного исследования».
Аналитическое экранирование (трансфер) позволяет нам стать иллюзионистами и не просто вытаскивать «нечто», принесенное нам на анализы, из «ничего» (как кролика из пустой до того шляпы), но и формировать по ходу «фокуса» и само это «ничего», т.е. ту самую шляпу, которой реально нет и не было до того, как мы начинаем вербально формировать наведенную иллюзию.

Говорить об этом можно много и увлекательно, только вот пока что не с кем. Главным парадоксом современного психоанализа является поголовное желание аналитиков «лечить людей», а не анализировать «нечто», получаемое ими во время «приемов».
Фрейд всегда – последовательно и жестко – разделял «цели анализа» «цели терапии», настаивал на абсолютном приоритете первых, а потому – на особой ценности для анализа именно терапевтически неудачных «клинических случаев», самые вопиюще неудачные из которых он описывал и публиковал как «классические образчики» психо-анализа. И сам он занимался исключительно такими анализами, собирая и кропотливо разлагая на составляющие оральные, анальные, уретральные и прочие «выделения» своих пациентов (символически выворачивать внутренности и сдирать кожу, как ныне принято, ему и в голову не приходило).
Возьмите один из самых терапевтически неудачных (к тому же еще и прерванный по инициативе пациентки), а потому – классический, клинический случай «Доры» (Иды Бауэр). «Дом охвачен огнем, отец будит меня…» – рассказывает свой сон пациентка. И все – выделение получено и зафиксировано в соответствующем контейнере, а далее пошел анализ: огонь превращаем в воду, воду – в детский энурез, на базе последнего экстрагируем неосознаваемое чувство вины, оборачиваем его в агрессию, и т.д.
О счастливая пора простых анализов крови, кала и мочи, символическим запахом которых была пропитана атмосфера классического психоанализа!.. Сколько интересных интерпретаций и фантастических «первичных сцен» было выстроено, к примеру, вокруг кровотечений у Эммы Экштейн, или манипуляций с экскрементами у Сабины Шпильрейн или Сергея Панкеева… Все это были «классические пациенты», не лечимые, а именно анализируемые.

Славные были времена! Славные и продуктивные: ведь результаты проведенных анализов сдавались в единый архив, обрабатывались, обобщались, превращались в прикладные методики и публиковались в двух профильных методических изданиях, обязательных для чтения каждым психоаналитиком: для аналитиков-врачей – в журнале «Internationale Zeitschrift fur ärztiche Psychoanalyse», а для аналитиков-гуманитариев – в «Imago. Zeitschrift für Anwendung der Psychoanalyse auf die Geisteswissenschaften».
А вот ныне мимикрия под психотерапию все поставила с ног на голову, неизбежно принудив психоаналитиков изменить приоритеты и поставить «цели терапии» выше «целей анализа». А в этой позиции «цели психоанализа» очень быстро обесцениваются и исчезают. За ненадобностью…

Как же это возможно, спросите вы, вести прием анализов, но ничего при этом не анализировать? Концентрируясь при этом не на спрятанном в Слове фантазме, а на симптоме (т.е. принуждая БСЗ-ое прервать еще не начавшийся диалог и молча, без прояснения вины, добивать свою очередную жертву). И побочные эффекты от приема анализов (как некогда – от кровопускания) выдавая за цели процедуры.
Хороший вопрос, но не ко мне с ним следует обращаться. Может быть кто-нибудь из моих читателей – психоаналитических психотерапевтов – попробует на него ответить…
Я же хочу тут только отметить, что один из побочных эффектов приема на анализ «символических концентратов», несмотря на все новации и весь «модернизм», все же сохранен в современной психоаналитической психотерапии. Я имею в виду потаенную терапевтичность избавления пациентов от значимых для них денежных сумм. Но это – отдельная и не менее парадоксальная история, которая, возможно, когда-нибудь тоже будет обсуждена в этой «маргинальной серии».

На этом я, пожалуй, завершаю этот первый выпуск серии размышлений «AD MARGINEM». А напоследок поделюсь еще одной провокативной метафорой. Представьте себе, что сфера клинических лабораторных анализов вдруг отделилась от медицины и стала самостоятельной, не имеющей практических приложений, сферой исследовательской работы. И на основания анализа крови начали обосновываться фундаментальные гипотезы из области онто- и филогенеза, а исследование кала и мочи легли в основание концепции системного организменного гомеостазиса. А врачи, не имея более объективных лабораторных данных, лечат людей по умозрительным «методикам и техникам», основанным на субъективном опыте коллег, архаично передаваемом на супервизиях и интервизиях (и применяемом к пациентам посредством метода «проб и ошибок»).
Ничего не напоминает?

Copyright © Медведев В.А. 2020 Все права защищены

НЕЧТО, ОТДАЛЕННО НАПОМИНАЮЩЕЕ ПОЗДРАВЛЕНИЕ, или О ГРЯДУЩЕЙ ПЫТКЕ КРЫСАМИ



Увидев в Сети не раз в последние дни этот кусочек картины Босха, напоминающий о грядущем годе Крысы, я не мог не вспомнить о классическом случае «Человека с крысами», о его ужасе от мыслей о возможном «наказании крысами» и о его наслаждении от фантазий о том, что эта восточная пытка выпадет на долю другого человека.

Немного поцитирую тут Фрейда, все же есть повод:
«С представлением о крысе неразрывно связано то, что она грызет и кусает острыми зубами; но крысы не могут оставаться злыми, прожорливыми и грязными без наказания — их жестоко преследуют и безжалостно истребляют люди, как он сам не раз с ужасом наблюдал.
Ему часто становилось жалко этих несчастных крыс. Но он и сам был таким же мерзким, грязным маленьким негодником, который мог в ярости покусать и которого за это страшно наказывали. Он действительно мог найти свое «полное сходство» с крысой. Судьба, так сказать, предъявила ему в виде рассказа капитана стимульное слово для выявления комплекса, и он не упустил возможности отреагировать на это навязчивой идеей».


Славная и вдохновляющая J цитата, особенно для все тех, кто, как и я, был рожден в год Крысы.

Все это было бы страшно (или же по крайней мере неприятно), если бы культура не подарила нам качественного противоядия от такого вот «крысиного яда». И я говорю даже не о «Щелкунчике»…
Вспомните Злодея из культового фильма «Великолепный», пытающего героя Бельмондо именно «фрейдовской пыткой», т.е. сажая его на стул с крысой под дырявым сиденьем. «А зубы у крысы – кричит Злодей – отравлены цианистым калием!»… «Но ведь тогда крыса сама сдохнет!», усмехается герой и возвращается к реальности из мира компенсаторного боевого фэнтази.

Так что не бойтесь, друзья! В том числе – не бойтесь своей «крысиности» и позвольте себе порою побыть злыми, прожорливыми и грязными. Без малейшего наказания, ведь просто год такой…

С наступающим вас годом Крысы!

P.S. Что же касается тех турусов на колесах, которые по крысиному поводу наворотил Зигмунд Фрейд – смерти отца, карточного долга, опасения заражения сифилисом, и пр. – скажу так: это все были его собственные страхи, которыми он, как обычно, загружал своего пациента, нарушая все правила психоанализа и превращая тем самым данный случай в дидактический (по принципу – «Не делай как я!»). Так что и тут нет повода для боязни. Разве что – для боязни не понять его замысла и принять предостережение за назидание.

2019 ГОД – ПОДВЕДЕНИЕ ИТОГОВ



Конец очередного календарного года порождает желание подведения итогов (да и многие коллеги подают пример перечнями своих достижений).
Для меня этот год был наполнен разнообразными проектами, из которых, пожалуй, стоит выделить главные и «отчитаться». Тем более, что трагическое событие, произошедшее в нашей семье в конце этого года, ставит на повестку дня еще более серьезный отчет: а что мне вообще удалось сделать за два с половиной года работы в России и что я тут после себя оставлю.

Первая половина этого года была мною потрачена на концептуальное обобщение собственных много-много-летних наработок в области прикладного психоанализа, составление тематических моделей прикладной психоаналитической практики и их презентацию на целевых вебинарах:
- «Психоанализ бизнеса: секреты иррационального рыночного поведения»
- «Психоанализ менеджмента: неосознаваемые ресурсы управления и контроля»
- «Толкование телевидений. Технологии использования в психоаналитической практике неосознаваемого программного воздействия телевидения и электронных СМИ»
- «WEB-анализ: теория и методика использования особенностей «сетевого типа психики» в терапевтической и социокультурной психоаналитической практике»
- «Методика использования арсенала художественной культуры в психоаналитической практике» (здесь в основном речь шла о музыке и о тезисе – «Психоанализ без музыкального фона – деньги на ветер!»).
Вкупе с начитанным и записанным в прошлом году обновленным циклом по основам прикладного психоанализа любая их этих методических моделей может быть развернута в разновидность эффективной психоаналитической практики. И для тех, кто присутствовал на занятиях, где все это формулировалось, и для тех, кто работает с приобретенными записями этих вебинаров.

Проработана была с уходящем году и моя давняя задумка – трехчастная модель группового «тренинга персональной психоаналитичности». Записи этого таинства по понятным причинам не являются публичными, но тут важно иное – алгоритмизированный опыт пробуждения живой психоаналитичности как переживания, трансформирующегося при желании в особый тип психической организации. Мы убедились в том, что это возможно. Ну а продолжится ли такая работа в дальнейшем – зависит не от меня. Ведь мертвое уже не оживить; будем ждать новые всходы, по определению живые и чурающиеся мертвечины.

По итогам участия в этих практикумах и тренингах, сертифицированных ISAP (Международным обществом прикладного психоанализа), группа коллег была принята в члены этой организации, образовав Национальное отделение ISAP в России.  На годичный срок (по моей просьбе) я был назначен директором этого отделения. Организационно создан некий импульс, который во второй раз, после эпопеи с Всероссийской ассоциацией прикладного психоанализа в 2003 году, дает шанс российскому сообществу психоаналитиков, занимающихся социокультурной практикой, организационно консолидироваться. Будет кому-то все это интересно и нужно – работа продолжится, если нет – снова заглохнет. На искусственном дыхании я российский прикладной психоанализ держать не собираюсь (хватило мне опыта возни с ВАПП); и без того предостаточно у нас корпоративных фантомов международного, европейского, евразийского, национального, межрегионального и регионального уровней.

Много, как обычно, писал я в этом году текстов… Как выразился обо мне недавно один недоброжелатель – бывший сексолог, а ныне общественный деятель: был омерзительно плодотворен…  Большие задумки – о равнении на Сфинкс, о многоголосии Фрейдов и Фройдов и о трансформации Человека-Волка в Человека-Медведя – пристроил в Москве, Ярославле и Новосибирске. Некоторые тексты – выкладывал в ЖЖ; из них в итоге сформировалась целая книга: «Несвоевременные размышления о Фрейде, Фройде и психоанализе» (в нее вошли и материалы о «Катехизисе психоанализа», с частью из которых я вас тут уже знакомил). Некоторые – не выкладывал, до времени сохранял в тайне, и они образовали вторую книгу: «Психоанализ социальных перверсий: террор, война, коррупция, харассмент, праздность, богоборчество, толерантность». Обе книги выйдут в свет уже в 2020 году. Помимо того в грядущем году планирую закончить и давно лелеемый проект по психоанализу в сказках Андерсена – «Блаженство плачущих», который летом этого года прирос третьим томом, посвященным сказочному запросу на идеальную модель терапии нарциссических расстройств.

С февраля истекающего года совместно с группой коллег я участвую в работе проекта «Психоаналитический летописец», исполняя в нем функции координатора исследовательской работы.
Наибольших усилий от меня потребовали два направления этой работы:
Во-первых, это наша задумка издать к 30-летнему юбилею нынешнего этапа развития российского психоанализа (а этап этот незабвенный В.И.Овчаренко отсчитывал именно с 1989 года) сборник воспоминаний и интервью участников и свидетелей первых шагов этого постперестроечного психоаналитического ренессанса, шагов, чреватых судьбоносными событиями и конфликтами. Вот это и вправду была большая работа: с апреля по декабрь велась обширная переписка, собирались письменные материалы и интервью. С гордостью могу сказать, что уже на сегодняшний день (а проект этот будет обязательно продолжен, если первый том мемуарной серии заинтересует тех, кому интересно – как все это было на самом деле) мемуарный проект «Психоаналитического летописца» по объему и разнообразию собранных материалов превзошел образчик, на который мы изначально равнялись. Я имею в виду работу Блюмы Свердлов (Bluma Swerdloff) по записи интервью с ведущими американскими психоаналитиками («Oral History of Psychoanalysis»), который она проводила с 1965 по 1993 г. Собранные ею аудиофайлы и их распечатки являются основой коллекции по истории психоаналитического движения, хранимой в Библиотеке Конгресса США, были использованы для написания сотен книг по истории психоаналитического движения. В настоящее время собранные нами аудиозаписи, уже превращенные в тексты, обрабатываются и редактируются. Значительная их часть войдет в первый мемуарный сборник юбилейной серии, выход которого в свет по ряду причин передвинут на начало весны.
Второе направление нашей работы – отслеживание и историческое «прояснение» тех событий в российском психоаналитическом движении, которые явным образом выпадают из логики его развития. Начиная с лета этого года объектом внимания «Летописца» стала новообразованная МОО «ЕКПП» (президент – М.Решетников). Надеемся, что результаты этой нашей работы, публиковавшиеся на портале «Летописца», были полезны и самим участникам этих странных событий, получившим возможность увидеть себя со стороны, и всем тем коллегам, кто с недоумением смотрят ныне в сторону данной группы и пытаются понять причины и последствия их беспрецедентного пренебрежения всеми, и без того еще не до конца устоявшимися в России, корпоративными нормами (включая и их этическую составляющую).

Вот такие итоги, если вкратце. Непростой был год, но очень насыщенный событиями и мыслями.